Дмитрий Никуленков: "Думаю, в лигочемпионскую 1/8 финала мы выйдем"

on .

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Дмитрий НикуленковБез Никули жизнь трудна. Эту сентенцию в различных интерпретациях весь январь грустно повторял главком гандбольной сборной страны Юрий Шевцов. Отсутствие в составе всегдашнего атамана и самобытного игродела добавило белорусам проблем на чемпионате мира во Франции.

Сейчас очередь подхватывать рефрен Сергею Бебешко — тренеру БГК имени Мешкова предстоит полсезона водить команду в бой без капитана. “Кресты” на уже дважды оперированном колене Дмитрий НИКУЛЕНКОВ порвал 27 ноября, в лигочемпионском матче против “Целе”. Три недели спустя он лег под артроскоп хирургов в Каунасе. А с начала января Никулю можно встречать в районе столичного Дома футбола регулярнее, чем любого из журналистов “ПБ”. 32-летний гандболист со стоическим упорством — чаще, чем прессболовцы на работу — является на многочасовые восстановительные тренировки в соседний с нами спорткомплекс ФК “Минск”. Зазвать его на редакционное кофепитие с отчетом о проделанной работе сам бог велел...

— По моим наблюдениям, лечение травмы отнимает у тебя времени никак не меньше, чем занимает гандбол при нормальном рабочем режиме.
— Это точно. Пять раз в неделю по четыре-пять часов работаю по программе восстановления. Ее составила и ведет Татьяна Ловец, специалист по физподготовке футбольного клуба “Минск”. Было несколько вариантов. А обратиться к Татьяне посоветовала Наташа Марченко — в большом спорте все рады помочь в беде хотя бы советом. Потрясающе интересно! Нет монотонных повторений изо дня в день одних и тех же упражнений. Задействованы бассейн, тренажеры, спортзал. Внимание не только оперированному колену, но и всем группам мышц. Работаем разнообразно, с эмоциями, порой даже с дискуссиями и покрикиванием. И все идет хорошо.

— Настроение с декабрьским не сравнить?
— Если честно, в момент, когда в колене резко заболело, промелькнула мысль: отыграл, конец карьере. Но как-то сразу эти мысли отогнали от меня родные, друзья, ребята из клуба. Юрий Анатольевич Шевцов часто звонил, подбадривал. В Каунас на обследование ехал даже с надеждой на Санта Клауса: мол, и без операции обойдется. Но доктор Римтаутас Гудас сразу сказал: не обойдется, подумай...

— Ты в Литве лечился первый раз?
— Да, до этого оперировался в Барселоне. В Каунасе оборудование, возможно, и не такое крутое, как в Испании. Но к этому доктору приезжают с травмами баскетболисты НБА. А это говорит о многом. Я попал к нему по протекции Нериюса Атаеваса, который раньше играл за БГК...

— Прогнозы, перспективы выздоровления?
— Изначально речь шла о восьми месяцах. Татьяна уверяет, что можем уложиться в шесть. После первого месяца работы динамика восстановления и самочувствие убеждают, что это реально. Успею — начну с командой предсезонку.

— Для тебя это не первый затяжной простой из-за травмы. Есть фирменные рекомендации, как пережить смутное время?
— Идеальный вариант — побыть в семье. Но в моем случае это не совсем подходит. Мы изначально вроде как и минчане, но Наташа с детьми осталась в Бресте, потому что не стоило срывать сынишку Колю из школы, к которой он привык. Так что в Минске я сейчас один, а к своим езжу на выходные. Но в январе-то мне было чем занять себя по вечерам: в подробностях следил за чемпионатом мира.

— Насколько его итоги разошлись с твоими ожиданиями?
— Если о нашей сборной, то она выступила, конечно, нестандартно. Поражение от Чили было шоком. Но потом дела шли лучше и лучше. Рассуждая формально, одиннадцатое место — супер, очевидный прогресс. У меня, как и после Катара, есть повод подшучивать над Пашей Атьманом: белорусы снова выше россиян. А если в целом, то турнир впечатлил скоростями, которые включали в игре некоторые команды. Первый тайм финального матча в исполнении норвежцев — просто космос.

— Не было опасений, что они не выдержат собственного темпа, сломаются?
— До минуты двадцатой — никаких. Но потом французы стали умело скандинавов поддавливать. И вернулось ощущение, что хозяева на этот раз своего не упустят. Все-таки родная площадка, фантастическая атмосфера, желание реабилитироваться за неудачи на чемпионате Европы и Олимпиаде. Дидье Динар интересно переделал команду, дал много времени на площадке новым игрокам, не перегружал ветеранов. Я где-то прочел признание Карабатича, что это самый легкий для него титул. Но я сильнее всего болел все же за хорватов. Желько Бабич умело разбивал этот скоростной стиль, у него получалось успокоить игру, извлечь из этого выгоду. Плюс он поставил отличную защиту. Очень огорчен трагедиями, которые произошли с хорватами в полуфинале и в матче за бронзу. Не пожелаю такого никому. Я ведь еще и за Пешича болел. Уже начал придумывать, какими словами поздравлю Пешу с медалью...

— Новые веяния в тактике, подсказанные изменениями правил, тебе по душе?
— По-моему, здесь еще никто до конца не определился. Еще летом, во время клубного турне по Германии, заметил, как по-разному тренеры интерпретируют эти опции. В игре без вратарей есть ощущение чего-то неестественного, наносного. Мне кажется, это нововведение не закрепится, отомрет. Хотя в перекройке тактики тем же Лино Черваром в “Металурге” и сборной Македонии смыл, безусловно, есть. Им трудно играть с сильными соперниками шесть на шесть. И вот, атакуя семь на шесть, разницу в классе можно нивелировать. Но все это надо очень тщательно отрабатывать.

— В сборной и БГК такая работа ведется?
— Да. Причем очень серьезно и обстоятельно.

— По субъективным ощущениям, каково играть с пустыми воротами за спиной?
— Мне кажется, все пока подсознательно закрепощаются, излишне опасаются потери мяча. Это состояние непросто в себе побороть.

— Этот чемпионат мира дал тебе и новый опыт — поработал комментатором-экспертом на канале “Беларусь 5”...
— Очень понравилось! Было увлекательно, обошлось без всякого волнения. Чувствовал себя спокойно и раскованно, потому что говорить предстояло на хорошо знакомые темы. Какой-то особой подготовки и не понадобилось. И без того стараюсь следить за гандбольными событиями, вижу очень много разных матчей. Все игроки в принципе мне знакомы. Свои эфиры даже не пересматривал. Но все, кто смотрел и слышал, отзывались позитивно, хвалили.

— Попробуй назвать главную проблему, тормозящую прогресс нашей сборной.
— По-моему, ясно, что это недостаток игровой практики у молодых армейцев. Осенью в клубе у них были четыре сложные игры. Остальные — без серьезного напряжения, без стрессовых ситуаций. У ребят нет навыков игры под давлением, а это совсем другой гандбол. У них не выработана соответственно и психология победителей. Вспомним матч сборной против румын. Первый тайм, а с ним и весь матч, был проигран, по сути, на одном нюансе тактики. Второй защитник соперников выходил на Кулеша или Шинкеля, прихватывал их и разрушал нам позиционные атаки. И к такому простому ходу долго не могли приспособиться. Ну и еще, конечно, многое в результатах сборной зависит от игры вратарей. Слава Солдатенко на чемпионате мира один раз отлично отработал против венгров, и этого хватило, чтобы спасти весь турнир.

— Как вообще объяснить странное свойство нашей сборной: показывать лучшую игру в ситуациях, которые близки к безвыходным. Взять последний матч с твоим участием — в Сербии.
— Это в принципе плохо, что выдать максимум получается только в положении спиной к стене или над пропастью. Но, если брать сербский пример, там мы всерьез рассчитывали на банальное зазнайство соперников после победы в Польше. У балканцев есть склонность к такому поведению. Этот наш расчет сработал. А в целом каждый носил ту задачу в себе, настраивался самостоятельно. Мне еще кажется, что порой молодых парадоксально раскрепощает обстановка, когда обязательной победы уже никто не ждет. Они становятся увереннее и смелее.

— Переключения с тренировочных будней у Бебешко на режимы Шевцова и обратно даются тяжело?
— Нет. Совершенно легко. Такие переключения, по-моему, даже полезны. В жизнь добавляется разнообразия.

— В их тренерских почерках много различий?
— Немало. Оба добиваются, чтобы команды бежали в атаку и завершали ее вторым темпом. А в позиционном нападении у Шевцова все как-то фундаментальнее и строже. У Бебешко, пожалуй, больше возможностей играть индивидуально, импровизировать.

— А вот каково это: одновременно ходить в любимчиках у тренеров-антагонистов?
— Никогда об этом не задумывался. Может, весь секрет их отношения ко мне в том, что у обоих этих наставников стараюсь работать добросовестно, выполнять все требования, уважительно к ним отношусь?

— Противоречия Шевцова и Бебешко, иногда выплывающие в публичное поле, влияют на настроение игроков?
— Понятно, что влияют. Нас, разумеется, порой напрягают эти конфликтные ситуации между тренерами клуба и сборной, между клубом и федерацией. Хочется, чтобы все утряслось, пришло к консенсусу. Хотя, с другой стороны, и понимаешь, что за этими противоречиями стоит неравнодушие. Как только взамен наступит тишина, станет угасать и жизнь. Но нам, если честно, правильно в разруливание всех этих споров не вступать, держаться от них в стороне.

— Всегда позитивный посыл в твоем отношении к болельщикам, к окружающим команду людям, активное участие в социальных акциях и проектах клуба — это естественное состояние души? Или иногда просто работа?
— Вот честно: здесь вообще никаких усилий над собой. Я до сих пор не научился воспринимать гандбол как работу. Это свалившееся на меня счастье жить в удовольствие и радость. Как удовольствие и радость — все, что связано с нашей игрой. В этом смысле я отлично устроился в жизни. И не хочу ничего менять.

— Последний сезон в “Динамо” с Борисом Деничем, гибель столичного клуба, адаптация в Бресте у Желько Бабича — там тоже были сплошные радости и удовольствия?
— Период Денича в “Динамо” был для меня трудным. Мы расстались, так друг друга и не поняв. Тогда в клубе вообще слишком многое изменилось, стало другим. Я это предчувствовал, еще перед сезоном советовался с Андреем Паращенко, не сменить ли обстановку. Он отговорил. Мне кажется, приход Денича вообще процентов на восемьдесят предопределил кончину “Динамо”. А вот переключение на Брест было для меня удивительно приятным и легким. Мы пришли тогда втроем: еще Макс Бабичев и Денис Рутенко. Ну и Серега Шилович из Польши — на неделю раньше. Желько очень уважительно и приветливо к нам отнесся, сразу вписал в состав. Вскоре мы выиграли важный матч у “Металурга”. Да и в бытовом и ментальном планах все было очень хорошо.

— Разногласия с Бабичем у тебя все же были...
— Если и были, то недолгие и несущественные. Я оказался на время за спиной у Шпилера. Но в принципе тренера можно было понять: он больше доверял разыгрывающему, которого лучше знал. При этом вне площадки остроты между Желько и мной никогда не было. Не случайно же сейчас на “мире” я так за него болел.

— Бывают обстоятельства, при которых интернациональный состав клуба становится проблемой?
— В “Динамо” после ухода Бебешко проблема была очень ощутима. Денич привел много балканцев, причем как-то сразу стал их выделять. Команда была реально располовинена. В Бресте такого не было и нет. С приходом Сергея Васильевича коллектив стал еще более цельным, добавилось справедливости и доверия безотносительно к национальности игроков. Главный критерий — игровые качества.

— Минувшая осень для брестчан — этап большого прогресса?
— БГК вообще неуклонно прогрессирует все то время, что я в нем играю. Это касается не только игры — всех сфер жизни клуба. А сравнивать нынешний и прошлый сезоны вообще не очень логично. Совсем иной уровень наших соперников в Лиге чемпионов.

— В предстартовых наметках ты допускал такой результат к зимней паузе?
— Поначалу, когда посмотрел календарь, подозревал, что будет вообще трудно набрать очки на пятитуровом участке разгона. А мы там обыграли и “рейнских львов”, и “Загреб” на выезде. Это было, признаться, превышение ожиданий. Ясно, что теперь можно посетовать на три ничьи перед перерывом. Но я и их отношу к позитиву — в любом из тех матчей могли ведь и проиграть.

— Игровая атмосфера в Бресте — это важный фактор вашего успеха?
— Она умножает ответственность. Чувствуешь себя защитником крепости, которую нельзя сдать. Но для меня, например, не столько важно, где мы играем, сколько заполнение трибун, активность болельщиков в принципе. Часто эмоции, направленные против тебя, заряжают особо, добавляют адреналина.

— Сыграем в ожидания. Какой вариант результатов весны сочтешь достойным?
— Думаю, в лигочемпионскую 1/8 финала мы выйдем. Причем состав параллельной группы делает не таким уж и важным, с какого итогового места. В любом случае будет очень трудно пройти дальше. Но пробовать будем. Единственное, не хотим в соперники “Веспрем” — просто потому, что частые встречи с ним немного приелись. В чемпионате страны, думаю, все будет по-прежнему. Как ни странно, СЕХА-лигу прогнозировать сложнее всего. Там еще далеко не все решено даже с попаданием в “финал четырех”.

— Сборная?
— В мае у нас очень важные встречи с поляками. Мы же видели на чемпионате мира, что случилось у них с командой. Признаюсь, даже я многих игроков из обновленного состава не знал. Но у Таланта Дуйшебаева есть карт-бланш, он пообещал, что выведет этих ребят на Олимпиаду. Весной к ним добавится как минимум Михал Юрецки. Это очень сильный игрок. Но всех польских проблем его возвращение не решит. А наша задача ясна: побеждать хотя бы в одном из двух матчей. Верю, так и будет. Ну а потом надо еще взять два очка в связке матчей против румын и сербов. Думаю, этого хватит, чтобы выйти в финальный раунд. Хотя бы с третьего места в группе...

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить