Александр Подшивалов: "Считаю, мог принести больше пользы."

on .

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

гандболист Александр ПодшиваловЧерез месяц ему исполнится двадцать один год. Этот талантливый, смышленый и позитивный парень из когорты наших восходящих гандбольных звездочек, с которыми уже есть о чем говорить, не жалея времени и места на странице.

Например, об отгремевшем во Франции чемпионате мира, где минский армеец Александр ПОДШИВАЛОВ, разыгрывающий занявшей 11-е место сборной Беларуси, побывал отнюдь не туристом.

— Уже остыл? Или еще перемалываешь, доигрываешь “мир” в голове — наяву или во сне?
— Ну, сон у меня ровный. А мысли разные остались. Не сказать, что продолжаю прокручивать выступления, бесконечно их анализировать. Не “доигрываю” точно. Просто сделал определенные выводы, взял на заметку кое-что из подсмотренного у других команд и игроков. Теперь пробую на тренировках что-то из этого перенять и повторить. И нет чувства, что после праздника окунулся в рутину. Наоборот, вернулся с еще большим желанием вкалывать и совершенствоваться.

— Самое яркое французское впечатление?
— Уф-ф, это такой калейдоскоп событий. Матчи, поражения, победы, антураж... Но точно накрепко отложился выход на игру против шведов. Лилль, стадион “Пьер Моруа”. Он был наполовину разгорожен. Но зрителей все равно туча — шестнадцать с лишним тысяч! Непередаваемые ощущения. До этого не приходилось играть при таком скоплении публики. Максимум — три-четыре тысячи. А здесь — море!

— Кому больше сопереживали трибуны?
— Тяжело было уловить. Там были и шведские, и белорусские болельщики. Ну и, разумеется, большинство — нейтральные, кому предстояло определиться в симпатиях по ходу встречи. Показалось, поначалу командам аплодировали одинаково. Зрители просто пришли посмотреть хороший гандбол и получить удовольствие. К сожалению, мы им его не доставили. В отличие от шведов. В смысле результата такие матчи хочется как можно быстрее выбросить из головы. Совсем ничего не клеилось, пропустили за сорок мячей... Да уж, жирно смазали турнирную концовку, что и говорить.

— Свою игру оценишь?
— Считаю, мог принести больше пользы. Игровым временем тренеры не обделяли, хотя и бросали в бой со скамейки. Вообще у меня не было задачи выходить и “спасать родину”. Требовалось подержать мяч, завязать игру, комбинировать, результативно пасовать. Короче, обычные профильные функции. К подвигам никто не призывал. Прежде всего нужно было создавать возможности для партнеров. Дать перевести дух Боре Пуховскому. При этом сыграть продуктивно. Отрезками получалось. А иногда нет. Может, брал на себя больше, чем требовал игровой контекст. Но осознавал ответственность. Я ведь не на углу отрабатываю, а плеймейкером — надо команду держать в руках. Нервозности не было. Если только минимальная. Не перегорел, не переволновался — это точно. И с каждым матчем спокойствие крепло.

— К каким-то командам питал особые симпатии?
— Пожалуй, к норвежской. Скандинавы действуют быстро, у них хорошая мобильная оборона. Ну и, конечно, французы играли великолепно. Их победа абсолютно справедлива. Космический уровень. Соперничать с ними на длинной дистанции никто сейчас, наверное, не в состоянии. Хотя сыграть идеально все матчи невозможно. Случится осечка в плей-офф — и прощайте, надежды на титул. Как это произошло с датчанами и немцами, которые, казалось, могли зарубиться с “трехцветными”. Впрочем, это теория. А на практике французы выглядели почти безупречно.

— А из персоналий кто по-настоящему впечатлил?
— Классных гандболистов на таких турнирах всегда немало. Однако, чтобы на кого-то равняться, кому-то подражать, — такого у меня нет. У каждого должна быть своя игровая манера. Но есть игроки, которые нравятся. К примеру, хорват Домагой Дувняк — он здорово конструирует игру и в важные моменты берет на себя инициативу. Если у команды “затык”, может решать эпизоды, спасти, вытащить матч. Так было во встрече с нами. Хотя в медальных разборках и он не помог хорватам взойти на пьедестал. Человеческие силы не беспредельны...

— Твое отношение к вошедшей в обиход атакующей схеме без вратаря — не только в меньшинстве, но даже в равных составах?
— То, что это тенденция, теперь понятно. От нее никуда не денешься, нужно учиться с этим жить. Сборная Беларуси уже в тренде, но в полной мере это новшество еще не освоила. Все-таки команда у нас молодая, в стадии становления и поиска. Есть немало других компонентов, которые важнее доводить до ума. Шесть полевых при меньшинстве — это для нас уже привычно. А семь в равных составах — пока рановато. Но в целом, на мой взгляд, это перспективный тактический ход. Бывают ситуации, когда команда впадает в ступор. Передернуть тактику, перестроить нападение, ввести в заблуждение и дополнительно нагрузить защиту соперника — это может стать тайным оружием, внести перелом. Но только если такая модель отработана до автоматизма. Не обязательно играть так на протяжении двадцати минут или тайма. Иногда хватает и пары-тройки нестандартных ходов, чтобы развернуть сюжет. Хотя схемы без вратаря ломают классические представления о гандболе. Не исключаю, что они не приживутся. Но отношусь к ним в принципе лояльно.

— Долгую “предвариловку” белорусы прожили в Руане. Удалось ознакомиться с тамошними достопримечательностями?
— Не то чтобы в подробностях... Хотя денек под тимбилдинг выкроили — перед решающим матчем с венграми. Отправились в город, погуляли, посетили легендарное место, где была сожжена на кресте Жанна д"Арк. Все очень понравилось. Старинный город, уютный и красивый, с множеством памятников и соборов. В пиццерию зашли — перекусить, пообщаться в неформальной обстановке. Такие мероприятия очень полезны. А вообще во Франции было не до прогулок. Постоянно собирались командой. Изучали много видео, разбирали ошибки и готовились к будущим соперникам. Плюс нам выделяли время на просмотр других матчей чемпионата. Так что свободными оставались считанные часы. Знаете, это вечная беда спортсменов. С одной стороны, доводится бывать в странах и городах, одни названия которых у кого-то вызывают зависть. А с другой — многое ли мы успеваем там увидеть? Аэропорты, отели, панорамы из окна автобуса — вот и все. А видеть хочется! Поэтому, если на выездных турнирах выпадает свободное время, у телевизора не валяюсь. Всегда стараюсь выбраться на экскурсию.

— Чемпионат во Франции стал для тебя первым топ-турниром на взрослом уровне. Опыт юношеских, молодежных “Европы” и “мира” оказался там полезен?
— Безусловно. Те турниры здорово закалили. Пришло умение держать в узде нервы в напряженных играх, не ломаться под грузом ответственности. Да и атмосферой было уже не напугать. Авторитет больших мастеров и звезд? Он не давил. Им ведь тоже когда-то было по двадцать, и они громко заявляли о себе. Я испуганно на них не смотрел. Просто уважал как конкурентов. И бился, как с любым соперником. У меня тоже есть сильные качества, их хотелось проявить. А где еще, как не на чемпионате мира, это делать? Думаю, ребята из других сборных, с которыми доводилось пересекаться на молодежном уровне, тоже горели желанием проявить себя. А знакомые и уже известные в гандболе лица встречались: француз Людовик Фабрегас, шведы Лукас Нильссон и Джерри Тольбринг... К слову, Джерри вообще был признан лучшим левым крайним чемпионата. Вот как надо выстреливать!

— Саша, давай обратимся к истокам. Где и когда впервые взял в руки гандбольный мяч?
— В родном Минске. Лет в десять, в 197-й школе, в которой вел детскую группу гандбола Александр Сергеевич Цветков. Прикипел к игре быстро. Наверное, потому, что неплохо получалось. Попал в спецкласс в системе РЦОРа и зажил жизнью маленького профессионала. А по-настоящему осознание, что гандбол становится для меня профессией и судьбой, пришло в десятом классе. А может, и раньше. Мы очень удачно выступали на детских соревнованиях, и так вышло, что от меня как разыгрывающего все плясало. Выезды, турниры, грамоты, медали, индивидуальные призы — какому пацану это не понравится? Ну а когда меня еще школьником начали регулярно привлекать в “Аркатрон”, выступавший в чемпионате страны, окончательно понял: гандбол — это мое призвание.

— Минские “Аркатрон” и “Витязь” — ступеньки в развитии. А СКА — уже плацдарм для серьезных свершений. К лагерю армейцев ты примкнул полтора года назад, когда команда пережила исход группы застрельщиков и очередное омоложение. Удобный период?
— С одной стороны, хорошо, когда рядом есть опытные партнеры, “дядьки”, которые подсказывают, советуют, за которыми тянешься. А с другой — мне комфортно взаимодействовать со сверстниками, с ними быстрее нахожу взаимопонимание. Фактор сыгранности очень важен, а если она уже есть — это большое дело. Ведь со многими молодыми ребятами из СКА мы пересекались или в “Аркатроне”, или в младших сборных. Так что адаптировался в клубе легко.

— Где-то прочитал заметки о самых даровитых молодых гандболистах Беларуси. Так вот в них тебе была дана прямо-таки футбольная характеристика: нападающий таранного типа. Мне такое определение твоего игрового стиля никогда бы не пришло на ум...
— Ха-ха, мне тоже! Хочется верить, что я все-таки игрок, заточенный в первую очередь на комбинаторику. Как-никак диспетчер. Главное — мозги. Впрочем, автор тех заметок, наверное, хотел сделать мне комплимент. Догадываюсь, откуда растут ноги. Одно из моих сильных качеств — подвижность. Часто иду обыгрывать, лезу в прорезки, организую стяжки. Возможно, кому-то это напомнило таран. Но, мне кажется, правильнее было бы сказать так: обходчик. По крайней мере у гандболистов такое слово в ходу.

— В тебе нет двух метров роста и центнера веса. При этом ты обладаешь мощным поставленным броском...
— Конечно, что-то дала природа, но многое — и тренировки. А больше всего — необходимость и практика. Начиная с детских турниров, а их была уйма, приходилось часто брать на себя инициативу в атаке. Много и из разных позиций бросал — вот и наловчился, отточил бросок. В этом смысле чем-то схож с Борей Пуховским. А вообще таких примеров хватает. Возьмите Глеба Гарбуза. Габариты не выдающиеся, зато бросок — что надо! И по силе, и по технике.

— В межсезонье на посту рулевого СКА легендарного Спартака Мироновича сменил Игорь Папруга. Это повлекло какие-то изменения?
— Да. В том числе в тренировочном процессе. Причем кардинальные. Если на занятиях у Спартака Петровича упор делался на игровые упражнения, то сейчас такого не скажешь. Содержание тренировок больше подчинено интересам сборной. Все-таки там Игорь Николаевич — правая рука Юрия Анатольевича Шевцова. Так что теперь работа в СКА строится по совсем другому концепту. Вдаваться в нюансы не стану, непрофессионалам это вряд ли будет интересно. А вот о Вадиме Леонидовиче Сашурине скажу. С его приходом в тренерский штаб “физухи” у нас стало, наверное, больше, чем гандбола. Она сегодня гораздо интереснее, но и более изматывающая. Особенно когда блок Вадима Леонидовича следует за игровой тренировкой. А такой формат занятий — не редкость. Стонем, бухтим, терпим на морально-волевых — а что делать? Наше дело — верить тренерам и исполнять указания.

— В одной из соцсетей видел ваше с Максимом Сончиком веселое фото на берегу озера. Лето, солнце, лодка — и ты со здоровенной рыбиной в руках. Любишь рыбалку?
— Ха-ха, не угадали! Сейчас и вы посмеетесь: эту фотографию мы сделали как раз во время одного из “развлечений”, придуманных Сашуриным. Он вообще горазд на всякие веселые придумки. Вот и устроил нам водную сессию на Минском море. Все как положено: разбились на пары, байдарки, весла у каждого — и в заплыв. Рассказывать забавно, участвовать — не очень. Особенно без подготовки и без техники гребка. Короче, мы с Максом решили устроить передышку. А вот прямо у борта — рыба! Ну, мы ее и глушанули веслом... А потом на берегу запечатлелись на память. Рыбу, кстати, отпустили. Не рыбак я. Отдых люблю более активный — на коньках покататься, в пляжный волейбол поиграть, попутешествовать. Ну и кино, музыка, книги — куда ж без этого?

— В тех же соцсетях самые частые персонажи на фотографиях рядом с тобой — замечательный пес и яркая барышня. Порядок верно выбран?
— Лучше все-таки поменять. А то Даша обидится. У нас серьезные отношения, мы вместе уже почти два года. А познакомились, представьте себе, благодаря этому псу с фото — моему лабрадору Месси. Сводник! У Даши тоже есть собака, мы иногда в одно время выгуливали наших питомцев — так и нашли друг друга.

— Ты ведь получаешь экономическое образование?
— Да — в БГЭУ, знаменитом “нархозе”. Учусь на третьем курсе, специальность — “организация и управление предприятием”. Тяжеловато, конечно, совмещать спорт и учебу. Однако это мой осознанный выбор. Правда, иногда прихожу к преподавателям на экзамен с жалостливым, как у Пьеро, лицом. Но, как правило, к сессиям готовлюсь как положено — с книжками и конспектами. Мне интересно. Образование занимает важное место в моей жизненной линейке. Но первое — гандбол. Столько всего хочется выиграть — со СКА, возможно, с хорошим зарубежным клубом. И, конечно, со сборной. Потенциал у нас огромный...

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить