Артём Кулак: "Если раньше никто меня не знал, то уже обратили внимание"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Артем КулакПро его случай вполне можно сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло. В разгар сезона у БГК имени Мешкова вылетели из-за травм сразу трое разыгрывающих: Дмитрий Никуленков, Александр Тюменцев и Павел Атьман.

По сути, у Сергея Бебешко не оставалось другого выбора, кроме как вытаскивать из глубокого резерва 21-летнего Артема КУЛАКА. Мы и раньше знали, что этот парень, занимавший с “молодежкой” шестое место на чемпионате мира-2015 в Бразилии, — большой талант. Но не ожидали, что настолько. Он начал так, что все ахнули. На скамейке БГК прятали настоящее сокровище! Кулак не только не по возрасту толково проектирует игру, но еще и сам активно обстреливает ворота, олицетворяя тип “бьющего” плеймейкера. И уже коллега-конкурент Никуленков выдает ему комплимент: “Мне нравится, как грамотно он ведет атаку. Иногда складывается впечатление, что играет уже гораздо дольше, чем на самом деле”. Мы встретились в медиа- день “финала четырех” СЕХА- Газпром-лиги, назавтра после досаднейшего поражения БГК от “Веспрема”. И поговорили о невероятном взлете Артема, национальной сборной и его любимой гандболистке...

— Поражение от “Веспрема” — самое обидное в твоей недолгой пока карьере?
— Одно из. Похожими получились и недавние проигрыши “Фленсбургу”. Тоже были близки к победе. Возможно, игроки “Веспрема” опытнее и разнообразнее в плане исполнения семиметровых. Что до меня, то я, если честно, бросать пенальти был не готов — ни морально, ни физически. Я и раньше-то их никогда не исполнял.

— В игру БГК ты ворвался уверенно. Сильно волновался?
— Я ведь не с улицы пришел. В тот период, что сидел на скамейке, тренировался, играл во второй команде, старался не терять навыки. Работал над собой в том числе в моральном плане. Когда такое случилось с ребятами, партнеры взялись поддерживать, давать советы. Все понимали: деваться некуда, лучше поможем, иначе команда будет без разыгрывающего.

— Минувшим летом не думал проситься в аренду?
— Были варианты. Но они ни к чему не привели. Только разговоры, и не больше. Тяжело наблюдать за игрой со стороны. Тем более думал, да и многие говорили, что мог бы выходить хотя бы минут на десять-пятнадцать. Было обидно, но не сдавался.

— Что изменилось в твоей жизни с тех пор, как ты стал регулярно играть за БГК?
— Стал больше внимания уделять восстановлению. Раньше свободного времени было больше. Сейчас в основном провожу досуг либо дома, либо в восстановительных кабинетах. Нагрузки увеличились. Еще? Стали чаще узнавать на улицах. Это приятно. Особенно часто желают удачи и победы перед матчами. Говорят: мы за тебя болеем, ты наш парень, покажи всем! Я, в свою очередь, приглашаю брестчан на арену.

— От крутых изменений в карьере и жизни голова не закружилась?
— Ты про звездную болезнь? Ее нет. Все люди равны, независимо от статуса. Вообще стал увереннее. А так ничего сверхъестественного не произошло.

— Сергей Бебешко рассказывал, что за прошлый год ты прибавил полтора десятка килограммов мышечной массы. Как удалось?
— Я очень легко набираю вес и так же легко — сбрасываю. Он прыгает туда-сюда. Когда вернулся в Брест из Минска, весил 75 килограммов. Теперь — от 86 до 90. У меня такой организм: когда не тренируюсь, не могу есть. Равно как и после таких тяжелых игр, как против “Веспрема”. Вот, к примеру, ко времени нашего разговора со вчерашнего вечера не съел еще ничего. Организм отвергает пищу. Считаю, все еще стоит прибавить немного мышечной массы. Закрепить большие мышцы малыми — чтобы было меньше травм. Потому что в следующем сезоне ожидается еще больше игр. Мы ведь, скорее всего, будем выступать в чемпионате Беларуси со стартового этапа.

— Чему научился у Никуленкова, Тюменцева, Атьмана?
— Мне и раньше говорили: даже тренироваться с такими мастерами полезно. Считаю, они входят в число лучших игроков в мировом гандболе. Я не просто сидел и смотрел. Пробовал делать, как они. Искал, что подходит мне. Движения, броски...

— Недавно ты продлил контракт с БГК. Были другие варианты?
— Да. После тех хороших игр против “Вардара” и “Райн Левен” стали поступать предложения из других чемпионатов. Если раньше никто меня не знал, то уже обратили внимание.

— Из каких стран звали?
— Из разных. Германия? В том числе.

— Почему тогда снова остановился на брестском варианте?
— Решил, что если дело пошло, то надо за это держаться. Становиться гандболистом более стабильным. Тем более играю дома, здесь хорошие отношения в коллективе. Почему бы не остаться, не закрепить навыки? А потом уже можно двигаться дальше. А можно и еще раз продлить соглашение.

— Как так получилось, что пару лет назад тебя, уроженца Бреста, не очень-то хотели отпускать из Минска обратно?
— Это уже вопросы не ко мне. Предложили — я практически сразу согласился. Потому что “Витязь” из профессионального клуба стал превращаться в любительский. Не было финансирования. Да, хорошие люди создали тот клуб с нуля. И я рад, что там выступал. Но продолжаться долго это не могло. Я заканчивал училище олимпийского резерва и играть бесплатно не мог. Нужна была какая-то копейка на еду, жилье. В принципе вернулся в Брест без особых проблем. Это за Андрея Юринка в Минске держались крепче. Кстати, когда только приехал в Брест, было непривычно. Вроде и дома, но как будто в гостях. Однако потом освоился.

— Как вы с Юринком вообще оказались в “Витязе”?
— В восьмом или девятом классе поехали на республиканские соревнования в составе брестской команды. Николай Владимирович Жук заметил в нас перспективу и позвал в училище олимпийского резерва в Минск. Клуба “Витязь” еще не было. В РУОРе собирали потенциальных кандидатов в “молодежку” 1996 года рождения. Там тренировались, учились. А через год-два возник проект “Витязь”. По сути, из РУОРа все переходили туда. А из Суворовского училища — в СКА.

— Кто больше всего помог тебе в гандбольном становлении?
— Вообще в гандбол меня привел отец. К тренеру Леониду Ильичу Вашкевичу. Тот внес большой вклад в мое развитие. Долго занимался у него, пока не забрали в РУОР. Основные навыки, базу мне заложили в Минске Николай Владимирович Жук и Виктор Петрович Косинский. Именно у них и стал гандболистом. Мы очень много играли. Будучи еще совсем юными, уже ездили на этапы Балтийской лиги и выходили против ребят на пять-десять лет старше. Как и в чемпионате Беларуси. Может, за счет этого и выросли как личности. Хотя Жук много меня ругал. Говорил, что я проблемный парень. Проблемный в плане характера. Может, из-за того, что спорил, шумел на площадке. В детстве хотел показать себя. А сейчас уже спокойнее, лояльнее отношусь к упрекам. Еще назову Сергея Васильевича Бебешко. Но в БГК уже надо было выходить и показывать игру. Показываешь — ты на площадке. Нет — тренируешься, пока не освоишь необходимые навыки.

— Чем запомнилось путешествие в Бразилию на молодежный чемпионат мира?
— В первую очередь позитивным результатом — шестым местом. Победой над катарцами в овертайме — она принесла много эмоций. А еще — приятными, гостеприимными людьми. Раньше, когда выезжал в Европу, думал: другие люди, другой уклад жизни. Но прилетел в Бразилию и понял: вот где все иначе! Как будто другая планета. Ходили с круглыми глазами. Нам объясняли, что в Бразилии не принято разгуливать по улице и ковыряться в телефоне. Это считается пижонством. Бедные люди могут вырвать мобильник и убежать. То же самое — не стоит считать на виду деньги, демонстрировать богатства.
Перелет был тяжелым. 15 часов добирались из Абу-Даби до Сан-Паулу. Всего в воздухе провели сутки. Прилетели, а багаж задержали. Сказали, привезут завтра. Тренировались в чем придется: кто босиком, кто в повседневных кроссовках. Потом прилетели пару сумок. Наступил день первой игры — а вещей все нет. Тренеры и наш сопровождающий отправились покупать форму. Не было бы ее — сразу же техническое поражение 0:10. Купили форму, кроссовки одолжили тренеры. Придумали выход. Семь человек, которые играют, — в кроссовках. Кто на скамейке — без обуви. Замена — один снимает, другой надевает. А что делать? Но за два часа до игры сумки все-таки привезли. Радость была такая, что голландцев обыграли уверенно.

— Надеешься получить вызов во взрослую сборную на скорые матчи с поляками?
— Конечно, это было бы приятно. Хотя хочется быть полезным, а не просто попасть в состав. Это еще приятнее.

— Ты ведь уже работал под руководством Шевцова?
— Да. Однажды он вызывал на сбор экспериментального состава сборной. Ездили на товарищеские матчи в Россию. Ну и плюс Юрий Анатольевич возил нас в Боснию на квалификацию юниорского чемпионата Европы. Тренер европейского уровня. Объясняет все спокойно, не кричит. И все его наставления помогают потом в игре.

— Как завязались ваши отношения с Настей Мазго — гандболисткой БНТУ-БелАЗа?
— Тоже в Минске. Она на год старше меня, тоже училась в РУОРе. Парни и девчата там всегда общались. Сначала возникли дружеские отношения, а потом все стало развиваться. Три-четыре года назад начали встречаться.

— О свадьбе не задумываетесь?
— У меня на первом плане карьера. А потом уже личная жизнь.

— Жаль, что в Бресте нет сильной женской команды?
— Возможно, скоро появится. Было бы неплохо, конечно. Пока чаще приезжать в гости удается Насте. В БНТУ график свободнее.

— Разговоры о гандболе не надоедают?
— А мы редко о нем говорим. Только свои матчи обсуждаем. Плюс новости в белорусском и мировом гандболе. Но ведь полно и других тем.

— Принимая карьерные решения, согласовываете планы?
— Советуемся. Но сейчас в Европе очень сложно найти клуб, где были бы развиты и мужская, и женская команды. Раньше обсуждали возможность уехать вместе. Еще до Бреста. Но кто-то должен был бы жертвовать — или я, или она.

— Среди практикующих гандболистов знаешь похожие пары?
— У Дайниса Криштопанса девушка играет за “Берестье”. Приехала из Словакии. Зовут Доминика. Наверное, это все.

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить