Петар Джорджич: "Здесь я счастлив и надеюсь, что останусь в БГК надолго"

on .

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Петар ДжорджичЕще весной он приезжал в Брест в составе “Фленсбурга” — немецкий клуб сражался с БГК имени Мешкова в 1/8 финала Лиги чемпионов.

Нынче же левый полусредний сборной Сербии Петар ДЖОРДЖИЧ уже сам защищает цвета мешковцев после летнего переезда в Беларусь. Петар родился в сербском Шабаце, однако в детстве оказался с семьей в Германии, где играл его отец, известный в прошлом вратарь Зоран Джорджич. До нынешнего лета вся карьера Джорджича-младшего прошла в бундеслиге — там он играл за “Вецлар”, “Гамбург” и “Фленсбург”. А сейчас в жизни Петара, которому в воскресенье исполнилось 27 лет, начался новый этап. О нем новобранец БГК рассказал корреспонденту “ПБ”.

— Лигочемпионская победа над польским “Виве” — хороший подарок ко дню рождения?
— Конечно. Тем более что на матч ко мне в гости приехал брат Александр, мне хотелось порадовать и его. “Виве” — на мой взгляд, один из трех главных фаворитов Лиги чемпионов. А мы очень хорошо против него смотрелись.

— Брат приехал специально на твой день рождения?
— Не только. Просто сейчас я в Бресте один. Жена осталась в Германии — в ноябре должна родить второго ребенка. Вот Александр и наведался в гости. Мы с ним очень близки. Он тоже играл в гандбол, был вратарем, как и наш отец. Но все-таки предпочел спортивной карьере учебу.

— Сергей Бебешко поначалу говорил, что после бундеслиги в белорусском клубе тебе непросто.
— Это мой первый клуб за пределами Германии. Другая страна, новый язык. Надо время, чтобы привыкнуть. Сейчас основная для меня задача — помочь команде, а не просто поражать ворота или все время бросать по ним. Во встрече с “Виве” у меня всего два гола, но, возможно, я помог другим. Главное, что мы победили.

— Среди твоих новых одноклубников немало выходцев из бывшей Югославии. Это облегчает адаптацию?
— Естественно! Чувствовал их помощь с первого дня. Сейчас, два месяца спустя, понимаю уже почти все, что хочет от меня тренер. Но заговорить по-русски сложно. Хотя еще через месяц, вероятно, дам первое интервью на вашем языке.

— Сколько языков ты знаешь?
— Немецкий, английский, французский и сербский. Выходит, четыре. Надеюсь добавить в этот список русский.

— Правда, что с Бебешко общаешься по-французски?
— Пока в основном да. Наш коуч знает этот язык очень хорошо — когда-то он выступал во Франции. Мой отец — тоже, и в детстве я два года провел в Марселе, два — в Шамбери. Иногда уже понимаю и русский Бебешко. Но, если хочу поговорить детально, использую “френч”.

— Некоторых игроков БГК ты ведь знал лично?
— Стойковича, Продановича, Разгора, Рутенко… Да две трети состава! Гандбольный мир тесен. Я же играл против брестчан в составе “Фленсбурга” всего полгода назад. Тогда нам очень повезло, что прошли дальше. В Беларуси победили с разницей в мяч, а в Германии у БГК был хороший шанс взять реванш. Если бы не Андерссон, отразивший бросок Остроушко, исход мог быть другим. Надеюсь, теперь Бресту посчастливится больше.

— Весной ты уже знал, что перейдешь сюда. Это сильно мотивировало?
— Еще бы! Хотя подобные периоды случались и раньше, когда перебирался из “Фленсбурга” в “Гамбург”, а потом обратно. В молодости, когда все впервые, эмоций больше. С опытом ко всему привыкаешь. Но, конечно, те матчи с будущим белорусским клубом стали особенными. Хорошая возможность увидеть все своими глазами.

— Почему не остался во “Фленсбурге”?
— Хотел что-то поменять. Обсудил все с семьей, со своим менеджером. Думаю, сделал очень хороший выбор. Если проанализировать последние сезоны, БГК каждый год делает шаг вперед. А еще меня очень интересовала возможность поиграть в СЕХА-лиге. Можно сказать, всегда мечтал об этом — я ведь серб, но с детства жил в Германии. Стремился увидеть что-то новое в гандбольном мире. Предложений хватало и из бундеслиги, но сказал менеджеру, что хочу в СЕХА-лигу.

— Переход в БГК ты назвал в одном интервью шагом вперед. Но ведь “Фленсбург” более известен в мире.
— Как это можно определить? По факту выступления в бундеслиге? по числу титулов? Не думаю, что у немецкого клуба их больше. Да, пресса много пишет о чемпионате Германии. Но, как мы уже вспомнили, “Фленсбург” с большим трудом прошел чемпиона Беларуси. А в той же СЕХА-лиге сейчас шесть команд, участвующих в Лиге чемпионов. Для меня этот турнир выше уровнем, чем бундеслига. Ну, хорошо: вот скоро сразимся с “Килем”, опять с “Фленсбургом”. И поговорим, сделал я шаг вперед или назад. Думаю, все-таки вперед.

— Каким показался Брест с первого взгляда?
— Возникло ощущение, будто я в Сербии. Брат, кстати, когда приехал, сказал то же самое. Дома, улицы — все очень-очень похоже. И это классно, потому что всю жизнь испытывал ностальгию. Здесь я счастлив и надеюсь, что останусь в БГК надолго.

— Новичкам БГК по традиции организовали экскурсию в Брестскую крепость…
— А я там и раньше бывал! Впервые посетил Брест лет восемь назад с юниорской сборной Сербии, и тогда нам тоже показали крепость. Я знал о ней, мне вообще нравятся такие места — увлекаюсь историей. Сейчас хочу сводить туда брата. Но это не единственная брестская достопримечательность. Здесь очень симпатичные церкви. Они в основном православные, как в Сербии. Главная улица тоже интересная. Очень напоминает мой родной город Шабац.

— Любо Вукич рассказывал, что, когда он подписал контракт с БГК, знакомые удивлялись: куда, мол, ты едешь, там же диктатура…
— Хм… Мои одноклубники во Фленсбурге, когда узнали, что собираюсь в Брест, наоборот, сказали: это хороший шаг! В гандбольном мире уже понимают, что здесь большой клуб, прогрессирующий с каждым годом. Да, в Германии некоторые не знают Брест как город и Беларусь как страну. Но брэнд “Мешков” уважают.

— Что-то здесь тебя удивляет, кажется необычным или странным?
— Нет. Даже граница привычна — в Сербии они тоже есть со всеми соседними странами. Везде контроль, проверка паспортов. А в брестских магазинах даже есть продукты, изготовленные в Сербии. Например, сосиски.

— Ты ведь покинул родину совсем маленьким…
— В три года. Отец был известным гандболистом, и мы уехали во Францию, а потом перебрались в Германию. Так что рос в Западной Европе и скучал по Сербии. Зимой и летом каждый год приезжал туда на несколько недель. Всю жизнь мечтал поиграть не только в Германии, но и в других странах — ближе к дому. Брест, конечно, от родины далековато. Зато, как я сказал, здесь все очень похоже на Сербию.

— Отпуск всегда проводишь в Шабаце?
— Конечно. Я и с женой там познакомился, когда мне было шестнадцать. Два года ездили друг к другу, а затем она перебралась в Германию.

— В Германии чувствовал себя иностранцем?
— Ко мне относились толерантно. Я ведь жил там с семи лет, учился в немецкой школе. Наверное, окружающие даже видели во мне немца. Но в душе был и навсегда останусь сербом.

— Когда жил во Франции, не бывал в тамошнем Бресте?
— Ха, нет. Но знаю, что есть такой город. Хотя не уверен, что стремлюсь его посетить. Вполне счастлив в белорусском Бресте.

— Видимо, ты с детства мечтал стать гандболистом?
— С таким-то отцом! Другого будущего и не видел. Только вот вратарем, как папа, играть не хотел, стремился забрасывать... А с родителем мы ведь успели вместе поиграть за “Вецлар”. Такое случилось впервые в истории бундеслиги. Выступали бок о бок около полугода. Конечно, мне, тогда семнадцатилетнему, его поддержка помогла освоиться на таком уровне. Хотя папа меня все время критиковал. На тренировках и в матчах спуску не давал.

— Почему в свое время ты из “Фленсбурга” перешел в “Гамбург”, а затем вернулся?
— Когда гамбуржцы сделали мне предложение, у них была невероятная команда. В том году она как раз победила в Лиге чемпионов. Меня приглашали во многие клубы, но “Гамбург” стал отличным вариантом. Однако потом у него возникли проблемы, и я решил уйти. Коуч “Фленсбурга” Любомир Враньеш сразу позвонил и предложил вернуться. На ту пору, что забавно, уже фленсбуржцы выиграли Лигу чемпионов.

— Допускаешь, что однажды можешь вновь вернуться в их ряды?
— Такой вопрос мне задавали и в Германии. В 2013-м, когда переходил в “Гамбург”, был уверен: возвращение невозможно. Однако спорт бывает странным. Никогда не говори “никогда”… Да и зачем произносить это слово, если “Фленсбург” мне многое дал. Хотя сейчас моя задача — закрепиться в Бресте.

— В Германии пересекался с кем-то из белорусов?
— Например, с Юрием Шевцовым. Он много лет работал в бундеслиге. Вообще, когда выступаешь на таком уровне, знаешь многих. Тем более гандбол я очень люблю. Стараюсь все время смотреть какие-то матчи. Благодаря этому знаю почти всех игроков в той же Лиге чемпионов.

— Фленсбург — маленький город, Гамбург — большой, Брест — средний. Какие размеры тебе больше по душе?
— Везде свои плюсы. Фленсбург такой… семейный, что ли. Гандбол там как религия. Гамбург для меня — самый красивый город Германии, но наш вид спорта там не очень популярен. А в Бресте, вижу, гандбол любят. Сам город, кстати, очень чистый. Это сразу же бросилось в глаза.

— В одном интервью ты сказал, что любишь посидеть с друзьями в кафе, поговорить о жизни, о боге…
— О боге? Неправда. Вера — это личное. Просто о жизни — другое дело. О семье, о спорте — гандболе или, скажем, о баскетболе…

— Один легионер из хоккейного минского “Динамо” сказал, что никогда не обсуждает игру с родными и друзьями…
— Подозреваю, что он немного приврал. Каждый спортсмен говорит о спорте!

— Ты ведь собирался выступать за сборную Германии. Почему передумал?
— Ох, немецкие медиа раздули ту историю… У меня просто был конфликт с руководством сербской команды. Отказался играть за нее. В Германии сразу стали интересоваться, не хочу ли выступать за “бундестим”. Я сказал, что живу в стране с детства и готов это обсуждать. Но никогда не говорил: да, непременно буду играть за Германию. Пресса все преувеличила. Переговоры действительно велись. Но вопросы с паспортом решались не так, как мне хотелось. Тогда и отказался, решил продолжить выступления за Сербию. Тем более в родной сборной многое изменилось.

— Футбольная “Црвена Звезда” недавно встречалась с белорусским БАТЭ. Следил?
— 1:1, да? Я большой поклонник белградского клуба. Но вообще предпочитаю баскетбол. Сейчас вот прошел Евробаскет — очень интересно. В финал пробились две балканские сборные: Сербии и Словении.

— Почему страны бывшей Югославии столь хороши в игровом спорте?
— Такая культура. Когда летом приезжаю на родину, вижу, что на улицах дети повсюду играют в футбол, баскетбол… Площадки переполнены. Талантливых ребят много, и лучшие из них становятся профи.

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить