Артем Королёк: "Мне ния твердо решил, что в Париж не поеду"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Артем КоролёкЛинейный сборной Беларуси Артем Королёк во вторник именинник. 20 февраля ему исполнится 22. Это обстоятельство открылось вообще-то случайно, когда по ходу работы над интервью мы внимательно глянули в его досье. Поздравляем, конечно!

Хотя информационный повод для звонка в Сен-Рафаэль был другим. Французская команда белоруса блистательно — уверенными победами над "Берлином" и испанской "Анайтасуной" — стартовала в групповом раунде Кубка ЕГФ. Да и в чемпионате Франции на счету парней с Лазурного Берега серия из восьми побед подряд, поднявшая их в группу лидеров. Теперь всего очко отделяет команду от идущего вторым звездного "Пари Сен-Жермен" и семь — от ударника сезона "Монпелье".

— Легко предположить, что вы сейчас в своем городке большие герои. Летаете на крыльях?

— Не сказал бы. С одной стороны, радостно так часто побеждать. С другой — помним урок прошлого сезона. Тогда тоже выдали подобный хороший отрезок, а потом угодили в полосу неудач и только к финишу вышли на нормальный уровень. Так что знаем: расправлять плечи и расслабляться нельзя. Тем более, в недавнем матче чемпионата против "Ренна" потеряли своего лучшего бросающего Александру Симику. Травма плеча у румына сложная — месяцев на шесть. Праворуких в задней линии у нас осталось только трое. Будет трудно играть в таком графике, как сейчас.

— Да, две игры в неделю... Осенью без Кубка ЕГФ было легче.

— Думаю, сейчас тренер Жоэль Да Сильва станет давать нам больше выходных. Иными словами, будем в основном играть и меньше тренироваться. К такому режиму надо еще приноровиться.

— Смотрел ваш воскресный матч против "Анайтасуны". Победили уверенно. Но предположу, что ты не в восторге от своей игры.

— Вышел в середине первого тайма и сразу не реализовал пару хороших моментов. Поэтому снова сел на скамейку. А после перерыва сыграл в атаке уже лучше — забросил три. А в защите, считаю, все время получалось неплохо. Мы вообще сейчас хорошо обороняемся. В Берлине за первый тайм пропустили всего семь голов.

— Ты там заработал красную карточку за три удаления. По делу?

— Первый штраф был точно справедливым. А два других австрийские судьи "нарисовали" — я потом моменты пересматривал. К тому времени мы много, мячей десять, выигрывали. Ну, они и принялись результат подравнивать, подсвистывали ради хозяйского приличия — так бывает.

— Как это вообще возможно — громить "Берлин" на его площадке?

— Я же говорю: учимся на прошлогодних ошибках. Тогда на старте такого же группового раунда не собрались — проиграли датскому "Гудме", потом тому же "Берлину". Пришлось карабкаться со дна, только в последнем туре обеспечили выход в четвертьфинал. Теперь сконцентрировались предельно, понимали, куда и к кому едем. Правильно рассчитали, что у "лис" будут проблемы перестройки после ухода в "Веспрем" лидера Петара Ненадича. Да еще и Пауль Друкс не вышел. Мы здорово исполнили защиту 5-1, специально ее готовили. А еще Михай Попеску сейчас в воротах хорош. Короче, всю свою выгоду мы извлекли.

— Вы с напарником Люннгордом разобрались наконец, кто из вас первый номер, а кто второй?

— Ха, этот вопрос меня только первое время волновал. В минском СКА играл очень много, минут по пятьдесят. А здесь тренер выделял нам с датчанином строго по половине каждого тайма. Я не мог смириться: могу же больше! Да еще и выходил вторым — пока дожидался, остывал после разминки. Потом уговорил себя успокоиться: какая разница, когда выходить, если свои полчаса все равно сыграешь? Интересную закономерность подметил: как только сезон разгоняется, играю в "старте", а стоит уехать в сборную и вернуться — снова становлюсь вторым. Но это понятно: напарник постоянно работает в клубе, не выходит из системы.

— После того как стал фактом твой грядущий летний трансфер в польский "Виве", отношение к тебе партнеров, тренера, твой статус в команде не изменились?

— Все абсолютно нормально к этому отнеслись. Очень искренне поздравляли. Ребята наслышаны, какие клубы меня звали, и уважают мой выбор. А Да Сильва, по-моему, вообще этим моим повышением гордится. Такие миграции здесь воспринимают как нормальное явление спортивной жизни. И отношение ко мне, требования никак не изменились: до конца контрактного срока из меня будут вытягивать максимум, а я обязан его отдать.

— Ты сказал, что партнеры знали о богатстве твоего выбора. Мы тоже хотим.

— Первыми клубами, которые вышли с предложениями еще в прошлогоднем апреле, были "Райн Левен" и "Фленсбург". С обоими все условия перехода были оговорены, оставалось только выбрать клуб и подписать бумаги. Но мы с агентом Сашей Жедиком не спешили. Потом появился еще и "Веспрем". Но по его схеме мне пришлось бы провести в "Сен-Рафаэле" и этот сезон, и следующий. Это долго, мне быстрее хочется в Лигу чемпионов, не терпится почувствовать ее невероятный антураж. От венгерского предложения сразу отказался. А потом во время лигочемпионского "финала четырех" позвонил из Кельна Жедик. К нему там подошел президент "Виве" с конкретным предложением по контракту. Спрашивает: что делаем? Я спросил у Саши, там ли Талант Дуйшебаев, и попросил поговорить еще и с ним. Ведь так часто бывает: президент приводит игрока, а тренеру он не подходит, не вписывается в схемы. Рулевой "Виве", как выяснилось, тоже был горячо за мой переход. Короче, устно обо всем договорились. И когда я собирался в Польшу, чтобы подписать контракт, на "Сен-Рафаэль" вышел "Пари Сен-Жермен". Он готов был выкупить меня сразу — еще прошлым летом. Клубу перепали бы большие деньги, меня уговаривали согласиться. Но я твердо решил, что в Париж не поеду.

— Сдержал слово, которое дал полякам?

— Я в любом случае не перешел бы в Париж.

— Вот об этом подробнее.

— Если подойти к оценке ситуации рационально, то надо понимать: "ПСЖ" — такая команда, где мне пришлось бы для начала носить мячи из раздевалки в зал и аплодировать партнерам со скамейки. А я хочу играть там, где на меня всерьез рассчитывают, где доверяют.

— Уверен, что в Кельце будет так?

— Мне кажется, там может получиться команда, о которой заговорят как об интересном и необычном проекте, которая добьется громких результатов. Когда мы вели переговоры, я уже знал, что туда собираются Лука Циндрич, Андреас Вольфф, что в Кельце интересуются нашим Владом Кулешом.

— Вообще-то полезнее всего тебе было знать, что туда собрался и Николя Турна из "Нанта". Он тоже линейный.

— Намек на конкуренцию? Насколько знаю, Хулену Агинагальде остается играть всего год. Так что критичного перебора линейных в "Виве" не намечается. Обсуждал эту ситуацию с Серегой Рутенко, с партнером по клубу Ксавье Бараше — они играли у Дуйшебаева. Оба сказали, что на скамейке у него никто не засиживается, игрового времени все получают примерно поровну, даже независимо от хода матча. Думаю, шанс и время проявить себя получу. А с Турна мы уже познакомились, обменялись шутками — и перед нашей встречей с "Нантом", и на чемпионате Европы. Еще подружимся.

— Год с небольшим во Франции сильно изменил молодого человека Артема Королька?

— Он изменил многое в его представлениях об игре и жизни. В Минске со мной возились как с одаренным ребенком, помогали исправить косяки в технике и понимании игры. Попросту говоря, персонально учили. Здесь все совсем по-другому. Поручают работу — ты должен ее сделать. Не смог — отойди в сторону, делать будет другой. Здесь тебя учит и делает сильнее только игра! В Беларуси меня приучили предельно выкладываться на тренировке, мол, это как тот же матч. Когда здесь попер тренироваться на максимуме, на меня посмотрели как на ненормального: Артем, не надо так бить ребят, им больно, не больше 60-70 процентов отдачи — это же не игра.

— А ведь действительно странный для нас подход.

— Много над этим думал. Наш минский тренер по фитнесу Вадим Сашурин все время твердит: в вас в детстве не вложили тот запас, который необходим, чтобы спокойно выдерживать теперешние игровые режимы. Наверное, он прав: в моих французских партнеров вложили в детстве больше, чем в нас. Но мне-то ведь как-то надо это компенсировать. Вот дали нам два выходных — все отдыхают. Дали бы четыре — было бы то же самое. Я день дома просидел — больше не могу, иду в тренажерку. В команде меня считают маньяком. А что еще делать, когда один? Когда в голове постоянно вопросы: почему там сыграл не так, почему там не справился?

— Кто там у тебя в друзьях?

— Команда сплоченная. Но партнеры — это не друзья. В гости здесь ни к кому не сходишь, не принято. Окажись здесь рядом со мной родные или девушка, наверняка было бы чуть легче. Но предложи мне кто теперешний расклад поменять, отказался бы. Мне было очень важно, даже необходимо прожить этот год именно так.

— На недавнем чемпионате Европы ты сыграл, по-моему, не так здорово, как год назад, на "мире" во Франции.

— Это и по статистике видно — спорить не стану. Хорошо знаю причины. Понимаю, как их исправлять. Но вообще-то сильно помешали травмы. На турнире в Испании за неделю до чемпионата повредил боковые мышцы на пятке. Эта боль долго проходит, от нее трудно избавиться. Потом норвежец въехал коленом в приводящую бедра — это похуже пятки. Короче, весь чемпионат ходил к докторам. Да если бы только я! Заболели и сидели на антибиотиках Боря Пуховский и Влад Кулеш. Потом дисквалифицировали Серегу Шиловича. Сыграть на максимуме в этот раз не получилось. Да еще и матч против хорватов с этим резонансным судейством от россиян! Не хочется вспоминать. Та концовка сильно подкосила нас психологически перед шведами. Мы ведь точно знаем, что можем играть лучше. Причем каждый. Но осталось самое важное: дорасти до этих шведов и испанцев ментально, головой.

— Что-то подсказывает: вскоре у нас будет больше поводов для "созвонов".

— Так давайте! А то мой агент Жедик недавно подколол: что-то, Артем, подписали мы контракт — и хайп утих. А здесь оп-па — и "Быстрый центр". Ссылку ему сразу сброшу...

vk.com/handballfast

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить