Владислав Кулеш: "Хочу в Польшу"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Владислав КулешКулеша у себя в составе видит полмира. Это не наше утверждение и не нарочитое преувеличение талантов левого полусреднего сборной Беларуси и минского СКА. Это буквальный пересказ пассажа из недавнего интервью хозяина польского "Виве" Берта Сервааса.

Владислав Кулеш, уроженец Гомеля неполных 22 лет отроду и двух метров роста, и впрямь один из главных лотов уже разгоревшегося в гандбольной Европе трансферного аукциона. Поэтому не познакомить с лучащейся на горизонте звездой прямо сейчас означало бы опоздать.

В напряженном графике игр и переездов СКА на этой неделе Влада можно было перехватить для разговора в Минске только в четверг. Да и то не сразу. С утра Кулеш сдавал экзамен на вождение автомобиля. И под это важное событие выпросил у нас отсрочку часа на три. Однако сам перезвонил раньше и сказал, что уже свободен. Так что раздумывать о первом вопросе не пришлось.

— Сдал вождение? Все хорошо?

— Ай, пролетел! Переволновался. Нога на педали что-то затряслась. Пару раз мотор глох. Назначили пересдачу, через неделю.

— Надо ли понимать такую твою водительскую активность как подтверждение близкого легионерства?

— Да. Там у меня будет машина. А получить права надо здесь и сейчас. Последний шанс. Там сделать это будет трудно.

— Давай-ка расшифруем загадочное "там".

— Польша. Кельце. Клуб "Виве".

— Решено?

— На 95 процентов. Руководителям СКА осталось съездить и подписать трансферный договор.

— "Виве" забирает тебя с действующего контракта. В какую сумму ему это обойдется?

— Не знаю. Это не мой вопрос.

— Осенью, при первом всплеске слухов о твоем переходе в Кельце, речь шла о лете 2019-го.

— Сведения неточные. Так хотели в Польше. Но мы еще в начале переговоров настояли на 2018-м.

— Вы — это...

— ...я, спортивный директор СКА Андрей Викторович Крайнов и Руслан Перепелица, мой агент. Он украинец, представляет немецкое агентство, которое ведет дела Сергея Горбока, Сергея Шельменко, многих игроков сборной Украины.

— Об интересе к тебе заявлял ведь не только "Виве"...

— Предлагал контракт, например, "Вардар". Но я все обдумал. Хочу в Польшу. Там делают новую молодую команду. Тренер твердо заверил, что рад меня видеть, будет доверять и давать большое игровое время.

— Тебя уже прочат заменой Михалу Юрецкому и Каролю Белецкому.

— Не знаю, заменой ли. Но они все равно... старенькие...

— Расскажи, как знакомился с Талантом Дуйшебаевым.

— Пока только по телефону. Было три разговора. Первый — примерно полчаса. Про условия, желания — его и мои. Потом еще минут по десять — уточняли детали.

— Впечатления о будущем тренере?

— Ничего особого и не скажу. Серьезный мужчина. Шуток и какой-то лирики в беседах не было.

— Что еще привлекло в польском варианте, помимо обещанного омоложения команды?

— Изучил материал про Кельце. Город небольшой, но довольно красивый. Чемпионат в Польше приличный. Команда с титулами. Постоянно на виду в Лиге чемпионов. Мне туда давно охота.

— Матчи "Виве" смотришь?

— Да, конечно. Современный гандбол: "быстрый центр", стремительные переходы в атаку. Это то, что умеет и любит наш СКА. Думаю, не растеряюсь. Очень хорошая организация игры. Мало брака. Логика в завершении.

— Полусредних обычно волнует тема плеймейкеров...

— В розыгрыше там сейчас словенцы Деан Бомбач и Урош Зорман. Отличные диспетчеры, помогают партнерам играть. А летом приходит Лука Циндрич. Это, естественно, огромный плюс. Такие быстрые игроки умеют разрежать зону, создают дополнительное пространство для атаки.

— Линейные?

— Представить Хулена Агинагальде? Думаю, это лишнее. Ну и Артем Королек приходит. С такими партнерами должно быть удобно взаимодействовать.

— Пофантазируем. Ты выходишь в "старте". Кого хочешь видеть в линии — Агинагальде или Королька?

— Вот прямо сразу? Артема. Мы с ним давно играем и лучше друг друга поймем.

— Нет сомнений касательно твоей способности выдержать лигочемпионское напряжение?

— Физически? Думаю, такие нагрузки, как сейчас в СКА, мне нигде не грозят. В этом плане вообще никаких беспокойств. А тактически в любом случае надо прибавлять. В Беларуси никогда не получу такого опыта и такой практики, как там. Рядом с сильными партнерами прибавлю быстрее.

— Как ты вырос такой? Громадный...

— У меня папа высокий был, играл в гандбол...

— Ты сказал "был"...

— Да, он умер десять лет назад. Сердце... Мама тоже ручным мячом занималась. Кстати, и сестра наше семейное увлечение решила поддержать.

— Она тебя младше?

— На три года. Сейчас в "Витебчанке". Там собрали молодежь, ей дают много играть. Ульяна — тоже левая полусредняя.

— Советов спрашивает?

— Иногда.

— Обычно за таких рослых ребят, как ты, разгораются битвы между тренерами из гандбола, волейбола, баскетбола...

— За меня сражений не вели. Я с пяти лет занимался плаванием. А когда было девять, пришел с мамой на гандбол. И там нам встретился Игорь Викторович Чебров — ее знакомый тренер. Он позвал меня на тренировку. Понравилось. И пошло-поехало. Кстати, внешний вид у меня тогда был среднестатистический. Расти начал лет в 14-15.

— Переезд из Гомеля в Минск. Личная драма? Эпопея?

— Предлагали и в "Гомеле" остаться. А в Минск звали и "Динамо", и СКА. Всех победил армейский тренер Игорь Николаевич Папруга. Он с мамой хорошо и много разговаривал. Обещал проследить, чтобы все было нормально, звонить и честно рассказывать про мое поведение: плохое и хорошее.

— Не подвел?

— Ха! Выполнил все обещания. Он и сейчас, если что не так, сразу мамин номер набирает.

— В столице прижиться было трудно?

— Не очень. Приехал вместе с другим гомельчанином — Вадимом Осипковым. Он левша, жаль, рано завязал. Нас сразу зачислили в училище олимпийского резерва. А там все ребята были хорошо знакомы по юношеской сборной страны. Сначала тяжеловато было — нагрузки, режим каждодневный. Но через месяц-другой втянулся — и полегчало, намного.

— Ты эффектно заявил о себе в белорусской сборной. Те голы исландцам в концовках таймов на чемпионате Европы в Польше реально влюбили в тебя страну. Часто их вспоминаешь?

— Редко. Если только вот так спрашивают. А так... Было — и было.

— Все равно расскажи, что чувствовал, когда тренер многозначительно говорил в тайм-аутах: Кулеш! Ты так понимающе ему кивал...

— Помню только, что волновался сильно. Когда исландцев побеждали, весь изнервничался на скамейке. А здесь еще Юрий Анатольевич Шевцов выпускал в решающие моменты — и двойное волнение.

— В играх страшно бывает? Из-за ответственности. Из-за того, что сделают больно.

— Страха не чувствую. Только немного волнуюсь перед важными встречами. Но это проходит в игре через пару минут.

— Все матчи здорово не сыграешь. Бывают же и плохие. У тебя "плюс-минус" как соотносятся?

— Не идеально, но — более или менее нормально. Но зато если нынешний Кубок ЕГФ взять, то против "Татрана" обязан был сыграть лучше, особенно в первом тайме. Да и "Бьеррингбро" надо было не раз, а дважды обыгрывать.

— Почувствовал, как со временем меняется отношение к тебе соперников?

— Ага. Уже ждут угрозы. Стали гораздо чаще выходить, прихватывать. Сложнее стало атаковать. Не дают делать то, что умеешь. Иногда такое начинает бесить.

— Есть на подобные случаи резервный план действий?

— Юрий Анатольевич любит повторять: Влад, если тебя разменяли персонально, то твоя работа в матче уже сделана. Остальным ребятам проще разбираться с соперниками пять на пять. Но мне-то от этого не легче! Хочется играть и забрасывать. Однако приходится терпеть и стоять, а то ведь можно так побежать открываться, что собьешь команде комбинацию.

— Где вообще играть интереснее: за клуб или сборную?

— У сборной все игры серьезные. В чемпионате Беларуси бывает скучновато. Но, когда в соперниках у СКА Брест или кто-то из Кубка ЕГФ, ощущения со сборной сопоставимы.

— Шевцов и Папруга сильно различаются как тренеры?

— Свои изюминки есть у обоих. Но вообще они единомышленники, постоянно созваниваются. Сообща строят тренировочный процесс, практикуют схожие комбинации и нагрузки. Это все в интересах сборной. Гандбол у них в принципе одинаковый. Переключаться нам легко.

— Только в сборной компания партнеров серьезнее. Авторитетом не давят?

— Может, раньше такое и было. Только давно прошло. В сборной у нас хорошо. И я в ней уже не новичок, чтобы смущаться.

— О самобытности вашего фитнес-тренера Вадима Сашурина только и говорят. Вспомни самую необычную из его тренировок.

— Сразу и не ответишь. Мы к неожиданностям от Вадима Леонидовича давно привыкли. Вот недавно полтора часа прыгали на батуте. Очень понравилось. Посмеялись, нагрузились. Даже не представляли, как это тяжело. Пять минут — и все мокрые. Вообще у него самые разные бывают задания: статика, подвижность. Даже с мячами акробатика очень необычная. Как-то группе ребят, в том числе и мне, тренировку заменили велопробегом. От Раубичей до аэропорта и обратно — километров семьдесят вышло. Часто бывает гребля — зимой под крышей, на концептах, а летом — на воде, в байдарках.

— Памятные игры, после которых ты себя крепко хвалил. Бывали такие?

— Ну, я уже многое повидал и почувствовал, чтобы не знать, как на такие вопросы отвечать. А интереснее всего было играть против французов и норвежцев. Но сейчас все уже по-другому. Раньше выходил на представление: ух ты, Карабатич! А теперь смотришь: обычные люди.

— Команду подводить случалось?

— Да. Недавний чемпионат Европы — вообще черная страница. Заболел. Отит, антибиотики. Растерял форму, выпал из колеи. Провалил такой турнир...

— Тебя порой не бывает в заявках на матчи СКА. Это из-за проблем со здоровьем?

— Из-за мелких повреждений пропустил матч или два. Не играю чаще по другим причинам. В клубе от меня многого требуют и ждут. Иногда решают, что вместо игры полезнее перейти в распоряжение Сашурина.

— Какое из желаний на белорусском этапе карьеры осталось не исполненным?

— Не осталось, а остается. Хорошо бы выиграть чемпионат страны. СКА этого давно не делал. Сейчас задача ясна: из трех весенних встреч с брестчанами надо выиграть две. Конечно, тяжело. Но теперешней нашей команде по силам. Хочется уйти красиво.

— Есть разница в сегодняшних и прежних ощущениях от соперничества с БГК?

— Стало легче.

— Почему?

— Во-первых, мы заиграли сильнее. Во-вторых, у мешковцев ушел Дайнис Криштопанс. Играть против него — это был сущий ад. Сейчас таких защитников в Бресте нет.

— Машина в Кельце тебе, надеюсь, все же понадобится. А вот оговорены ли в контракте обстоятельства личной жизни?

— Решаем, как быть. Моя девушка играет сейчас в Швеции за "Кристианстад". Это Юля Голубева. Она россиянка, выступала раньше за "Гомель". Сейчас ее зовут и в бундеслигу, и в Данию. Как здесь поступить, мы пока не решили. Скоро она должна прилететь в гости. Тогда и подумаем.

vk.com/handballfast

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить