Сергей Бебешко: "Маноло успехов на всех фронтах и, конечно, буду болеть за БГК"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Сергей БебешкоОтставка тренерского штаба брестского клуба имени Мешкова стала гвоздевым событием нашего обычно размеренного гандбольного межсезонья. Полыхнуло в Бресте не то чтобы на ровном месте. Но все равно мощно и резонансно.

Еще совсем недавно мы проживали с украинским специалистом Сергеем БЕБЕШКО очередной вполне ударный для БГК сезон. И вот теперь уже экс-рулевой брестчан рассказывает корреспонденту “ПБ” о причинах расставания с мешковской командой.

— Насколько формулировка “контракт расторгнут по обоюдному соглашению” отражает суть произошедшего?
— Это юридическая терминология. В реальности обоюдное согласие — это когда две стороны на паритетных началах приходят к совместному решению. Клуб выдвигает свои условия, тренер — свои. И в результате переговоров они решают, продлевать сотрудничество или нет. Применительно к моей ситуации все было иначе. Я был поставлен перед фактом: мне найдена замена.

— Иными словами, такой радикальный поворот стал для вас неожиданностью?
— Не совсем. Еще по весне я видел недовольство руководителя БГК Александра Анатольевича Мешкова нашими выступлениями в Лиге чемпионов. В дальнейшем слышал его критические высказывания, читал интервью. Было очевидно, что глава клуба не вполне удовлетворен работой тренерского штаба и медицинского корпуса и не исключает изменений в них. Так что, можно сказать, я был морально готов к жестким последствиям. Правда, к концу сезона внутреннее напряжение спало. Даже появилась уверенность, что моему будущему в Бресте ничего не угрожает. Ведь команда не провалилась ни на одном из фронтов. Мы выполнили поставленные задачи в Лиге чемпионов и СЕХА-лиге, завоевали золото национального чемпионата и Кубок страны, убедительно обыграв в ключевых поединках минский СКА. Да, случались ошибки и проколы. Но их в спорте избежать невозможно. Главное — грамотно проанализировать неудачи и извлечь уроки. На это и нацеливался в межсезонье. Однако дальше БГК идет без Бебешко.

— Вынужденная отставка — это всегда психологический удар. Крепко переживаете?
— Не считаю себя слабым человеком. И вообще, тренер — это наемный работник. Он постоянно должен быть готов к карьерным взлетам и падениям. Поэтому я спокойно отношусь к изменениям в судьбе. Лишний раз трепать нервы глубокими переживаниями ни к чему. Если ты не можешь повлиять на ситуацию — прими ее как есть. А всякие сетования, особенно публичные, — это демагогия, пустословие. Клуб стремится к прогрессу, хочет что-то поменять в кадровой политике, перезагрузить тренерский штаб. Это его право, его вектор. На сегодня есть новый тренер, которому наказано двигать БГК к значимым целям. А я буду заниматься личными вопросами. И да, чтобы пресечь кривотолки, подчеркну: мы расстались с БГК бесконфликтно. Еще перед отпуском Александр Мешков предупреждал меня, что на моем месте может оказаться другой специалист. Так что без обид. Единственное, что оставило осадок, — сроки. О своем увольнении я узнал лишь 4 июля. Гандбольные профессионалы и просто знающие люди поймут, насколько сложно в это время найти хорошие варианты трудоустройства.

— Руководство, спортивный директорат БГК вели с вами какие-то разговоры в дни прощания — профессиональные, по душам?
— Ни задушевных, ни прочих бесед не было. Мне позвонили, сообщили о планирующейся перезагрузке, уведомили о решении. В мой приезд в Брест закрыли технические вопросы, юридические формальности. Вот и все. Повторюсь, никаких претензий к брестскому клубу у меня нет. Наше расставание прошло абсолютно цивилизованно.

— Эта история не напоминает ту, что приключилась с вами в испанском “Толедо”? Тогда ведь тоже серьезных предпосылок к вашему увольнению не было...
— Их не было вообще. Но проводить параллели здесь не совсем правильно. Во-первых, с “Толедо” контракт не разрывался. Просто истек срок соглашения, которое стороны не пролонгировали. А во-вторых, клуб оказался элементарно не готов к появлению в высшем свете. Поясню. “Толедо” выступал во втором дивизионе. Передо мной была поставлена задача быть в шестерке. Но я таких целей не приемлю, потому как по натуре — максималист. Озвучил намерения бороться за путевку в элиту. Тогда надо мной откровенно посмеялись. А когда цель действительно стала реальна и близка — опешили и задергались. Я обещание выполнил. Однако, еще раз говорю, “Толедо” был не готов к прорыву в лигу ASOBAL. В руководстве клуба напрочь отсутствовали профессионалы. Были учителя, люди иных профессий. Но, по существу, далекие от гандбола. Команда не имела даже собственного стандартного зала. Это подход? В итоге выход в высшую лигу клубное начальство использовало как некий самопиар. А я профессионал. Мне нужен не цирк, а игра, борьба за результат. В общем, при таком положении дел сотрудничество с “Толедо” было бессмысленным. В БГК же все подчинено соревновательным достижениям, здесь совершенствуются и тренеры, и игроки.

— Как оцениваете выбор в качестве вашего преемника испанца Каденаса?
— Я давно знаю и уважаю Маноло. Это квалифицированный, авторитетный специалист с хорошей репутацией в гандбольном мире. Он успешно тренировал на уровне клубном и сборных, побеждал в чемпионате Испании, брал медали топ-турниров. Огромный плюс — Каденас любит работать с молодежью и здорово это делает. Наверняка и это тоже подкупило руководство БГК. Другое дело, сумеет ли испанец обойти в незнакомой обстановке подводные камни. Ему предстоит окунуться в сверхнасыщенный соревновательный график, столкнуться с грузом колоссальной ответственности, высоких требований нового клуба. Чего стоит такой масштабный ориентир, как выход в четвертьфинал Лиги чемпионов. При том что жребий определил мешковцев в тяжелейшую предварительную группу, уже только пробиться из которой в плей-офф будет очень сложно. А ведь Каденасу и его помощникам придется преодолевать трудности адаптации в команде и стране, познавать в короткие сроки особенности иной ментальности. Без знания языка быстро создать единую боеспособную команду — почти невыполнимая задача. Мне удавалось сплотить разношерстных игроков, сформировать настоящий коллектив. Но мне было легче. Многих ребят я хорошо знал, отсутствовал языковой барьер. Испанский коллега этим оперировать пока не может, что не отменяет требований к нему. В этом смысле Каденасу можно посочувствовать. Однако я искренне желаю Маноло успехов на всех фронтах и, конечно, буду болеть за БГК.

— Вы говорили о неизбежности проколов. Какой пуще других бередит душу?
— Если объективно, единственной серьезной осечкой считаю выступления на международной арене. До сих пор досадно, что не пробились в лигочемпионский четвертьфинал, к которому были очень близки. Все предопределили травмы, в том числе и по ходу матча с “Фленсбургом” в позапрошлом сезоне. Я не оправдываюсь. Просто сожалею об упущенном шансе. А еще хочу сказать вот что. Да, все задачи подлежат выполнению, на то они и ставятся. Но почему при любой, даже локальной неудаче БГК все сразу же набрасывались на наш клуб с валом критики? Почему, когда СКА не выходит из группы в Кубке ЕГФ, не выигрывает чемпионат и Кубок, — никто не обращает на это повышенного внимания и не подвергает обструкции? А ведь сезонный режим БГК был во много раз жестче армейского. Уйма турниров, калейдоскоп матчей, бесконечные переезды-перелеты, череда травм... Гигантская физическая и психологическая нагрузка. Поэтому и назову прошлый сезон для себя самым сложным из трех, проведенных в Бресте. И одним из сложнейших в карьере. Это был уникальный, разноплановый формат существования команды. Не сомневаюсь, в следующем сезоне мы бы прогрессировали — с учетом и анализом допущенных просчетов. Однако разговор на эту тему с руководством БГК, увы, так и не состоялся. Но я ухожу со спокойным сердцем.

— Суммарно в Беларуси вы проработали семь лет, неизменно выигрывая чемпионаты страны. Хорошие годы?
— Замечательные. Во всех смыслах. Да, четыре раза становились чемпионами с минским “Динамо”, трижды — с БГК. Приятно остаться непобежденным. Но титулы, кубки — это только одна часть белорусского этапа карьеры. А не менее важная — это неповторимый тренерский опыт, который вряд ли доведется продублировать в такой форме и в таких красках. И, конечно, отрадно осознавать, что практически все игроки, приходившие в мои клубы, становились сильнее, прибавляли в мастерстве. Да, хотелось добиться чего-то более значимого на еврокубковой арене. С другой стороны, с “Динамо”, а затем с запорожским “Мотором” и БГК мы пробивались в 1/8 финала Лиги чемпионов. Не так уж и скромно.

— Сезоны в “Динамо” и БГК сопоставимы по эмоциям?
— Сложный вопрос. Скажу так: эти бренды невозможно сравнивать. Хоть о покойниках либо хорошо, либо ничего, но “Динамо” было вспышкой, клубом без будущего. Типичный временный проект. При том что выступали только в первенстве Беларуси и Лиге чемпионов, часто испытывали большие финансовые проблемы. Вечно ждали Указа президента о поддержке клубов. А само руководство особо не шевелилось. Случалось, игроки и тренеры четыре месяца не получали зарплату. Не имели ни нормального собственного зала, ни толковых постоянных спонсоров. Разве такое возможно в Бресте? БГК — солидный клуб, с серьезным отношением к делу и людям. Потому там и ответственность выше — руководство имеет право требовать по максимуму.

— За эти годы вы ощутили себя в белорусском гандбольном сообществе своим человеком?
— Вопрос с подвохом? Полагаю, тренер-легионер вряд ли может стать полностью своим. Хотя разделение в славянской среде на своих и чужих мне не понятно. Если честно, определенную предвзятость по отношению к себе чувствовал. Но обид ни на кого не держу.

— Вы всегда были противником лимита на легионеров...
— Клубный тренер, который не преследует интересы своей команды и работодателей, — это хороший, адекватный тренер? Вот и ответ. Однако разве я когда-нибудь зажимал игроков-белорусов, как это не раз говорили, в ущерб интересам сборной Беларуси? Скорее наоборот. Никто не был обделен практикой. Это раз. А два — я всегда думал прежде всего о здоровье игроков. Сборники находились в прекрасной физической форме. И мне было приятно видеть гандболистов БГК на топ-турнирах. Только о позитиве никто почему-то не упоминает. Впрочем, темы сборной касаться не хочу. Это некорректно.

— В белорусских командах у вас были любимчики?
— Опять же вопрос из области этики. По моему мнению, нормальный тренер никогда не станет говорить о любимчиках. Во всяком случае открыто называть их имена. Да, есть проверенные бойцы. Как из числа молодых, так и опытные. К примеру, Саше Шкуринскому я доверял в такой же степени, как своей правой руке Диме Никуленкову, как Сереге Шиловичу, Денису Рутенко. Но это ни в коей мере не значит, что в остальных я верил меньше.

— Своими ближайшими планами поделитесь?
— А делиться пока нечем. Не скрою, весной у меня были интересные предложения. Однако контракт с БГК не давал мне морального права вести какие-то переговоры. А теперь, когда началась предсезонка, заманчивых вариантов не найти. Вероятно, придется взять паузу как минимум до конца года. Тем более что она мне нужна — чтобы перевести дух и все хорошенько переосмыслить...

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить