Юрий Лукьянчук: "У меня такое ощущение, что в Финляндии спортом увлечены все"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Юрий ЛукьянчукМы не можем знать, чем завершится эта история. Но развивается она уж очень красиво и интересно. Предыдущий раз линейный Юрий ЛУКЬЯНЧУК приглашался в гандбольную сборную Беларуси восемь лет назад, еще будучи перспективным игроком СКА.

Но вот получил новый вызов — и продуктивно съездил на спарринги в Катар и на мемориал Барсенаса в Испанию. Там он смотрелся вполне неплохо и был награжден справедливой похвалой от Юрия Шевцова, прежде всего за игру в защите. В сборную вернулся уже другой Лукьянчук — легионер, с богатым игровым и житейским опытом. В своем финском “Риихимяки” Юрий, как и одноклубники, совмещает гандбол с обычной работой. Иными словами, сегодня он помогает обыгрывать польскую “Вислу” в Лиге чемпионов, а через день-другой — уже чинит фуры на предприятии, спонсирующем клуб…

— Это лучший период в твоей карьере?
— Один из лучших. Был еще сезон, когда мы со СКА выиграли Кубок вызова.

— С чем связан нынешний всплеск?
— У клуба появилась возможность участвовать в Лиге чемпионов. Думаю, для первого раза выступили довольно-таки неплохо, пусть и не вышли из группы.

— Вдобавок случилось твое возвращение в сборную. Уже и не рассчитывал на это?
— Не то чтобы не рассчитывал... Но обрадовался сильно. Хотя называть это возвращением пока не совсем правильно. Это был тренировочный сбор. Когда станет известен состав на отборочные матчи, будет видно, вернулся я или нет.

— Прощаясь с Шевцовым, разговор на эту тему не заводили?
— Все было вокруг да около. Конкретно не говорили. Обсудили только, над чем мне надо работать.

— И над чем же?
— Немножко над “физухой”. И еще — над игрой в нападении. Я только месяц как восстановился после травмы. Наверное, был не в оптимальных кондициях.

— Как вообще происходило это твое возвращение?
— Меня хотели позвать еще на сбор перед играми с боснийцами и финнами. Но я тогда получил травму. Сейчас уже ждал приглашения. Юрий Анатольевич позвонил, спросил, как себя чувствую. В итоге с удовольствием приехал. А когда раздался первый звонок, конечно, удивился.

— Легко ли было адаптироваться к уровню игры сборной?
— Наверное, я еще не совсем адаптировался. Команда играет свои комбинации. В защите было немножко проще. А в части нападения нужно еще поработать.

— Какие ощущения от дебюта в Лиге чемпионов?
— Двоякие. Удачно провели матч с “Адемаром”, сыграли вничью. Потом несколько встреч пропустил из-за травмы. Мы выступали не в сильнейшей группе. Можно играть. Когда заявились, думали, что результат окажется немножечко хуже. Не могли представить, что отберем очки у “Вислы”, “Адемара”. И даже те матчи, в которых уступили, провели довольно-таки достойно. Только одна игра выпала — выездная с “Вислой”. Считаю, соперники нас недооценили. Но после встреч с нами, наверное, стали воспринимать команду серьезнее.

— Неэлитная группа Лиги чемпионов сопоставима по уровню с группой Кубка ЕГФ?
— Полагаю, да. Если оценивать клубы, примерно то же самое. Но к Лиге чемпионов всегда особенное внимание. Матчи широко транслируют, рекламируют. Кубок ЕГФ воспринимают не так.

— Частые провалы в концовках лигочемпионских игр могут быть связаны с тем, что вы сильно устаете на работе?
— В большей степени нам не хватает опыта. Соперники на таком уровне уже не первый год. У них лучше получалось контролировать игры. Возможно, усталость тоже сказывалась. Но дело прежде всего именно в недостатке опыта. Если в следующем году тоже заявимся, мне кажется, выступим лучше.

— Работать механиком в Финляндии ты начинал без специального образования. Первое время было трудно?
— Меня не бросили сразу на тяжелую работу. Был помощником, учился. А сегодня выполняю уже довольно непростые задачи.

— Любовь к машинам у тебя с детства?
— Нет. Как-то получилось, что здесь все закрутилось. Мне нравится. Много чему научился.

— Вставать в шесть утра — для тебя уже не проблема?
— Проблема. Люблю лечь попозже, поспать подольше. А еще с появлением дочки нужно подстраиваться под ее режим. Бывает, не хватает времени выспаться. Ранний подъем — это самое сложное.

— После смены в гараже тело ноет?
— Нет. Обычно ведь еще есть время отдохнуть перед тренировкой. Дочка ходит в сад, так что это удается. В целом, как говорят, у нас самая профессиональная команда из непрофессиональных. Директор создает максимум возможных условий. Не во всех профессиональных командах такой подход. Когда сюда ехал, было немножко страшно. Как все сложится с работой? Но поговорил с ребятами — и опасаться в принципе было уже нечего.

— Случалось, что приходил на тренировку и понимал: сил нет совсем?
— Бывали такие дни. Прошлый год у нас получился очень тяжелым. Помимо Лиги чемпионов, играли чемпионат, Кубок Финляндии плюс Балтийскую лигу. Руководство клуба делает послабления, идет навстречу. В этот период работали два-три дня в неделю. Сейчас будем немножко больше — где-то четыре. Но у меня не такая специфика работы, как у других ребят.

— Теперь при необходимости можешь починить в машине все что угодно?
— Далеко не все. Мы ведь занимаемся в основном грузовиками. Отличий много. Но перед техосмотром посмотреть свою машину могу. Если что-то не знаю, спрашиваю у ребят.

— Ты рассказывал, как с еще одним рабочим полтора дня откручивали двенадцать громадных болтов в кузове. Какие еще масштабные задачи приходилось выполнять?
— Есть стандартная ежедневная работа. Техническое обслуживание: масло, фильтры, тормозные колодки... А есть работа не совсем стандартная. Нужен подход. Допустим, приезжал бульдозер. Для меня это было что-то новое.

— Специальную литературу читаешь?
— Сегодня практически все есть на ютьюбе. Когда своей машиной занимался, довольно часто смотрел. Иногда даже просто интересно, как в разных странах происходит ремонт. Увидеть, сравнить...

— Кто-нибудь из партнеров просил глянуть его авто?
— Да. Причем много раз. Если нужен какой-то мелкий ремонт, обращаются: поможешь? Вроде получалось.

— Как в автомастерской относятся, что ты уходишь с работы раньше других?
— Нормально. Я ухожу на другую работу.

— Твои напарники теперь тоже стали интересоваться гандболом?
— Да. На игры не ходят, но, бывает, смотрят по телевизору. Большинство из них, кстати, тоже с постсоветского пространства.

— Твой одноклубник Александр Титов сетовал: дескать, день у него расписан так, что практически нет свободного времени.
— До Нового года у меня было так же. А сейчас его будет больше.

— Насколько тяжело в таком ритме?
— Справляюсь. Первый год было тяжело. А потом привык. Сейчас не знаю, как жить в другом режиме.

— Еще Титов говорил, что по контракту раз в неделю он должен помогать проводить урок физкультуры у детей. У тебя есть такой пункт?
— Да. Одно время ходил часто. Но, когда было много игр, взял паузу. Думаю, сейчас возобновлю. Я был вторым тренером, мы вели группу тринадцатилеток. На занятиях бывал два раза в неделю.

— И как тебе тренерская деятельность?
— Нравится. Правда, есть языковой барьер. Первый тренер знает русский и финский. Если хочешь что-то донести, сначала говоришь тренеру, он переводит детям. Те отвечают — тренер переводит мне. На сегодня из финского понимаю мало. У меня маленькая дочка знает уже больше, чем я.

— У вас в клубе ведь были уроки английского.
— Учили и английский, и финский. С финским особо не задалось. Занятия проходили после тренировок. Нам было явно не до уроков. Уставшие, просто сидели — ничего особо не отложилось. А английский — да, подтянул. Сюда приехал — не знал ничего.

— В связи с последними успехами в клубе не подумывают перевести команду на абсолютно профессиональную основу?
— Пока этот вопрос не поднимался. У нас и два предыдущих сезона были неплохими. Попадали в группу Кубка ЕГФ. Для команды нашего уровня в принципе хорошее достижение.

— Президент клуба Яри Виита, владеющий предприятием-спонсором, — интересный человек?
— Очень. А еще талантливый бизнесмен. Для меня он интересен уже тем, что у него другой менталитет. На многое смотрит не так, как мы. Пример? Он весьма состоятельный человек. Но его дети лет с десяти во время летних каникул подрабатывают у него на предприятии. Им дают легкую работу, приучают к труду.

— Еще один белорус Виктор Зайцев уже покинул “Риихимяки”?
— Да. Но где будет играть теперь, даже не в курсе.

— В прошлом году в “Риихимяки” было аж пять белорусов, сейчас всего два. Почему колония уменьшается?
— Ничего, пришли молодые финны. Ежегодно пару человек уходит, пару — добавляется. У каждого свой случай. Если ты никогда до этого не работал, в нашей команде нужно акклиматизироваться. Кому-то это удается, кому-то, может, — не совсем.

— Когда был перерыв в выступлениях за национальную команду, финская сборная тобой интересовалась?
— Однажды был разговор с директором клуба. Он просто спросил: сколько не играл за сборную, есть ли “карантин”? Но на этом все закончилось. Больше тема не поднималась.

— Ты рассказывал, что два года назад было предложение от другого клуба. От какого именно?
— От швейцарского. Но поговорил с директором, с новым тренером Гинтарасом Савукинасом, с женой (она у меня, кстати, из Санкт-Петербурга) и решил остаться. Контракт рассчитан еще и на следующий сезон.

— Почему ты решил покинуть СКА летом 2015-го?
— В клубе было много талантливых молодых ребят. Так получилось, что тогда внушительная часть команды ушла. Проводилось омоложение. В нас уже, может, не видели такой перспективы. Помог Андрей Крайнов. Предложил нам с Андреем Коляровичем съездить на просмотр. У Коляровича был очень успешный первый год здесь. Но в конце сезона он получил травму плеча, сделал операцию. Вернулся на площадку — и вскоре рецидив. Врачи посоветовали закончить. Остался в Финляндии, тоже работает у нас на предприятии.

— Как и Евгений Семенов из “Спартака”, ты родился в Бресте, но так и не сыграл за БГК. Когда-нибудь был близок к переходу?
— Один год мы общались. Тогда в Бресте работал нынешний тренер “Риихимяки” Гинтарас Савукинас. Но я к тому времени уже договорился со СКА. А начинал я в Бресте у Леонида Ильича Вашкевича.

— Финская спортивная модель, на твой взгляд, оптимальна?
— У меня такое ощущение, что в Финляндии спортом увлечены все. От молодежи до стариков. Практикуется скандинавская ходьба. В парках есть “лесенки здоровья”. Дети занимаются в двух-трех секциях одновременно. У нас маленький город — тридцать тысяч населения, — но есть секции практически по всем видам. Здесь это нормальная практика. Как и работать параллельно. Приходят молодые игроки в команду — и даже не представляют, что может быть по- другому. Для них гандбол больше как хобби.

— Как считаешь, если бы ты не работал, а только играл, карьера сейчас складывалась бы еще лучше?
— Не могу представить. Я развиваюсь не в одном направлении. В принципе тренировок у нас достаточно. А игр в этом сезоне проведем вообще около восьмидесяти. Мало команд имеют такой же график. Три года подряд перед сезоном проводим сборы в Дании на базе “Колдинга”. Играем товарищеские матчи, вместе тренируемся... В общем, не сказал бы, что это мешает мне развиваться.

— Как игрок ты сейчас гораздо сильнее того Лукьянчука, который уезжал из СКА?
— Это должны тренеры оценивать. Не знаю... Просто повзрослел. Произошла переоценка ценностей. Появились жена, ребенок. Остепенился. Спокойно тренируюсь, играю, работаю. И ничего не отвлекает.

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить