Сандро Обранович: "Не хочу себя оценивать — пусть это делают другие"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Сандро ОбрановичСандро Обранович — один из гандболистов, пополнивших БГК имени Мешкова прошлым летом. К 26 годам хорватский разыгрывающий успел сменить несколько клубов: он выступал на родине за “Карловац”, “Нексе” и “Загреб”, по одному сезону провел в венгерском “Пике” и французском “Шамбери”.

В Бресте легионер пришелся ко двору, и в команде он играет заметную роль. Правда, в недавнем лигочемпионском матче с “Веспремом” Обранович получил травму, но уже через неделю в решающем поединке с “Кристианстадом” хорват был в строю и внес лепту в успех мешковцев.

— Какие эмоции испытал после выхода БГК в 1/8 финала Лиги чемпионов?
— Огромную радость, как и вся команда. Это большой успех для БГК. Ведь мы вышли из очень сильной группы. “Барселона”, “Веспрем”, “Виве”, уже экс- владелец трофея “Монпелье”... В следующем раунде нас ждет “Фленсбург” — еще один сильный соперник, играющий в скандинавском стиле. Будет трудно, за оставшиеся недели нужно подготовиться как следует. У немецкой команды шансов чуть больше — может, 60 на 40 в процентном выражении. Хорошо что мы начинаем дома: в Бресте можем достичь успешного результата. На выезде, как показывает практика, сделать это намного сложнее.

— Тебя беспокоила травма...
— Повредил лодыжку. Похожая напасть случилась и в прошлом сезоне в “Шамбери”. С “Кристианстадом” отыграл на уколах, а сейчас тренеры дали мне небольшую паузу. Поэтому в Скопье на матч СЕХА-лиги не полетел. Думаю, через пару недель полностью восстановлюсь.

— В последнее время ты набрал хорошую форму...
— Не хочу себя оценивать — пусть это делают другие. Но я своей игрой вполне доволен. Адаптация в Бресте изначально не вызвала осложнений. Когда пришел, в команде было шесть- семь балканцев. Белорусы — тоже отличные ребята. Не возникло проблем и на площадке: белорусский стиль гандбола похож на балканский.

— Сражаться с клубом на несколько фронтов тяжело?
— Нормально. Думаю, это приносит пользу всем игрокам. Но, конечно, турниры отличаются один от другого. Одно дело сражаться с “Веспремом” или “Виве” в Лиге чемпионов, там нужно выкладываться на 120 процентов. И другое — поединки с Гродно в первенстве Беларуси. В них хватит и ста процентов.

— Русский ты выучил?
— Можно сказать, что нет. Только немного, благо слова похожи на балканские. В команде много представителей бывшей Югославии, так что есть с кем поговорить на родном языке. И некоторые белорусы — те же Рутенко, Шилович, Баранов — уже могут объясниться на хорватском.

— В команде тебя называют на наш манер Сашей или Саней?
— Никогда, только Сандро. Саша — это Шкуринский.

— Знал кого-то из БГК раньше?
— С Ивичем пересекался еще в детстве. Мы одного возраста и вместе выступали за юношескую сборную Хорватии. Пешич — тоже соотечественник, а раньше здесь выступал Любо Вукич, я звонил ему один или два раза перед переходом. Знал и белорусских ребят — Шиловича, Шумака. В составе бывших команд я же постоянно соперничал с БГК.

— Сколько раз приезжал в Брест?
— Надо считать. С “Загребом” — три или четыре. С “Нексе” — два. С “Пиком” — вроде один. В лицо знал процентов 90 игроков БГК. Хорошо представлял себе арену, болельщиков да и сам город. В общем, ехал в знакомые места.

— Как работается с Маноло Каденасом?
— С ним я тоже раньше пересекался — мои команды встречались с польской “Вислой” в ту пору, когда ей руководил Маноло. К слову, для меня это пятый тренер за последние пять лет. У каждого специалиста есть что-то свое, новое. Каденас — хороший коуч, у него есть чему поучиться. В “Пике” я тоже работал под руководством испанца Хуана Карлоса Пастора. Их методы тренировок во многом схожи. Это проявляется в деталях — требуют по-другому обороняться, в атаке больше использовать линейных. И еще Каденас с Пастором очень тщательно разбирают соперника. Мы смотрим видео три-четыре раза перед каждым матчем. Коучи балканской школы — а я поработал с Лино Черваром и Веселином Вуйовичем — часто ограничиваются одним просмотром. Совершенно другой подход.

— Правда, что ты как разыгрывающий общаешься с Маноло больше других игроков?
— Отчасти да. После видеопросмотров он оставляет меня и Артема Кулака, говорит о маленьких проблемах в нашей игре. А уже потом на площадке мы должны довести слова тренера до партнеров.

— Ты ведь можешь действовать в роли не только плеймейкера, но и левого полусреднего. Такой универсализм с детства?
— Да. Для меня две эти позиции не сильно отличаются. В “Загребе” и “Пике” я в основном играл слева.

— Как ты начал заниматься гандболом?
— Мне было лет десять, учился еще в начальной школе. До этого года два-три играл в футбол, но мама посоветовала ручной мяч. Она сама в детстве занималась гандболом, лет до восемнадцати. Потом ее пригласили в юниорскую сборную, но она серьезно травмировала колено и решила закончить со спортом. Мне гандбол сразу пришелся по душе. Может, потому, что это быстрый и динамичный вид спорта. Ха, в футболе забил один мяч, и уже молодец, а у нас можно забрасывать гораздо больше.

— Ты родился и вырос в городе Карловац. В википедии говорится, что он сильно пострадал во время войны в начале 90-х...
— Я родился в 1992-м и ничего из того времени не помню. Хотя историй от старших наслушался очень много. Карловац действительно затронула война, но сейчас касаться этой темы совершенно не хочется. Главное, что все позади — прошло уже двадцать с лишним лет.

— Твой младший брат Андрей тоже стал гандболистом.
— Верно, сейчас он выступает в третьей немецкой лиге за “Айзенах”. Кстати, эту команду тренирует опытный хорватский специалист Сеад Хасанефендич — наверное, слышали о таком? А у нас гандбольная семья. Посмотрим, может, Андрей приедет во Фленсбург, когда мы там будем играть. Все зависит от его календаря.

— Начинал ты в хорватских клубах. Почему уехал в “Пик”?
— Хотел сделать еще один шаг вперед в карьере. С самого начала старался двигаться поступательно — дебютировал в скромном “Карловаце”, затем перешел в “Нексе”, оттуда — в “Загреб”, с которым несколько раз становился чемпионом Хорватии. “Пик” захотел меня купить, а в Загребе не желали отпускать — там надеялись, что подпишу новый контракт. Поэтому в Венгрии я оказался в статусе арендованного, а соглашение с “Загребом” так и не продлил.

— Венгрия от Хорватии недалеко. Смена обстановки была не кардинальной?
— Нет, если не считать языка. Выучить венгерский почти нереально — слышал, он самый сложный в мире на пару с финским. А так от Сегеда до Карловаца — четыре часа езды на машине, и это с учетом границы.

— Брест от Хорватии гораздо дальше...
— Это правда, сюда ехать часов 15-16. Даже до Шамбери, где я выступал в прошлом сезоне, от Карловаца ближе. Можно домчать часов за десять.

— Во Франции тебе понравилось?
— Если честно, так себе. В Бресте лучше, комфортнее. Здесь много балканцев, есть с кем общаться. В Шамбери у меня было мало друзей. Местным не хватало приветливости. А может, так казалось, потому что был во Франции без семьи. Супруга ждала ребенка и оставалась на родине. В Беларуси мы вместе, и так, конечно, проще.

— Зато “Шамбери” руководил хорватский тренер Ивица Обрван...
— Да, но не буду же я с ним в свободное время ходить по кофейням. (Смеется.) Согласись, это было бы непрофессионально как с моей, так и с его стороны.

— Ты вообще часто менял команды. Почему?
— Даже не знаю, так сложилось. Но, скажем, в “Загребе” я задержался на три года, а контракт был рассчитан на четыре. И “Шамбери” хотел подписать соглашение на два-три года, но я настаивал на одном. Просто французская команда не играет в Лиге чемпионов, а моей целью было выступать в этом турнире. В итоге после сезона во Франции перебрался в БГК, о чем не жалею.

— В свое время у руля брестчан стоял хорват Желько Бабич. Он звал тебя в Беларусь?
— Нет. Когда Желько был здесь — четыре-пять лет назад, верно? Тогда у меня еще действовал контракт с “Загребом”. Но с Бабичем я работал в сборной Хорватии.

— Брест хорошо знаешь?
— Прекрасно. Думаю, мог бы уже проводить экскурсии для иностранцев. Если ко мне как-нибудь приедут родители, обязательно устрою им знакомство с брестскими достопримечательностями.

— Что-то в Беларуси тебя удивляет?
— Пожалуй, нет. Я ведь поменял четыре команды за четыре года, так что привык ко всему. Хотя... Граница с Польшей — это что-то. Стоять на ней пять часов — для меня это ненормально. Между балканскими странами тоже есть погранконтроль, но, чтобы попасть из Хорватии в Сербию или Боснию, требуется минут десять. Здесь же я как-то ехал встречать жену в аэропорт Варшавы и проторчал на границе восемь часов.

— Расскажи о своей семье подробнее.
— У меня супруга Ана и годовалая дочь, с которой я очень люблю играть. Жена по образованию экономист.

— А ты сам после школы учился?
— Нет. В старших классах активно изучал компьютерные науки, могу даже писать программы. Хотя работать в этой сфере вряд ли сумел бы, ведь диплома колледжа у меня нет.

— Как проходит твой типичный брестский день?
— Встаю, завтракаю, иду на тренировку. Возвращаюсь, жена готовит обед, потом отправляюсь с друзьями пить кофе. Затем снова в зал, на вечернее занятие. В выходные то же самое, но без тренировок.

— Только кофейни?
— А что еще в Бресте делать? Здесь же нет больших торговых центров. Вот и ходим по кафе и ресторанам. Еще можем немного прогуляться по парку.

— Кто в вашей компании?
— Да многие одноклубники. В моем доме живут Разгор, Потеко, Джорджич, совсем рядом Горак и Пешич. В один день могу встретиться с одним, в другой — со вторым, в третий — с несколькими сразу.

— Чем Беларусь отличается от Хорватии?
— Строгостью полицейских. На родине перешел дорогу на красный свет, меня останавливает страж порядка. Говорю ему: “Эй, извини, я просто спешу”. И он отпускает. В Беларуси же за такое сразу наказывают. Я уже несколько раз платил штраф.

— Дарко Джукич говорил, что в Сербии многие ностальгируют по временам единой Югославии. А в Хорватии?
— Тоже. Думаю, процентов 60-70 населения тоскуют по тем временам. Им кажется, что лет тридцать назад жизнь была лучше. Например, мои отец и дед все время говорят о Югославии. Мол, была одна мощная страна, один президент, а сейчас их шесть...

— Хорватского президента после футбольного чемпионата мира знают все.
— О, Колинда! Она классная. Хотя в политике я совершенно не разбираюсь.

— То есть Колинда тебе нравится чисто внешне?
— Можно сказать и так. Просто я, даже когда читаю прессу, в политические материалы вообще не заглядываю. Больше интересуюсь спортом, обычными новостями...

— Футбол любишь?
— А как же! Радовался, когда наша сборная заняла второе место на мундиале в России. Посмотрите на YouTube, как ее встречали в Загребе! Но сколько лет прошло с тех пор, как она в предыдущий раз была в призерах? Двадцать... Существуй единая Югославия, нам было бы легче побеждать на международной арене. Причем во всех видах спорта — скажем, теннисист Новак Джокович был бы нашим. Ватерпольная сборная вообще стала бы непобедимой. А какой состав собрался бы в гандболе! Момир Илич, Домагой Дувняк, Марко Вуин, Лука Циндрич... Положим, каждый топ-турнир не выигрывали бы, но завоевывать титулы было бы намного проще, чем сейчас. Может, поэтому мои отец с дедом и твердят, что в Югославии жилось лучше...

— Ты ведь тоже выступал за сборную.
— Да, но не на топ-турнирах. Туда меня не брали. Почему — не знаю, так решил тренер.

— Вернемся к футболу. Лука Модрич взял “Золотой мяч” по праву?
— Почему нет? Он ведь третий раз подряд стал победителем Лиги чемпионов. А затем помог сборной занять второе место на мировом первенстве. В прошлом году Модрич выступил лучше, чем Криштиану Роналду и Месси.

— В твоем инстаграме много фото мотоциклов. Увлекаешься ими?
— Да, это мое хобби. Летом, во время отпуска, катаюсь на байке по Хорватии. У меня “Yamaha” — подарок жены на свадьбу.

— Какую скорость выжимаешь?
— Сильно не гоню, мне это не нужно. Просто люблю слышать звук мотора, наблюдать за окружающей природой. В Беларуси, к слову, за руль мотоцикла ни разу не садился. Мало ли что, здесь я не знаю дорог, да и в ходе сезона не хочется этим заниматься. Другое дело — на каникулах...

— Судя по интернет-фотографиям, прыгал ты и с парашютом...
— Ого, в моем инстаграме много информации! Да, было дело два-три года назад. Люблю адреналин. С братом хотим прыгнуть еще — но, наверное, не в этом году.

— Контракт с БГК у тебя еще на сезон...
— Верно, только я не люблю обсуждать эту тему. Для этого есть агент и спортивный директор. Мое дело — слушать указания тренера и выполнять их на площадке. Могу лишь сказать, что в Бресте мне нравится. Команда выступает в Лиге чемпионов, и семье здесь хорошо.

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить