Рауль Алонсо: "Есть чем гордиться — но надо продолжать работать"

on .

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Рауль АлонсоРауль АЛОНСО начал сезон в БГК имени Мешкова помощником Маноло Каденаса, а заканчивает его уже главным тренером. После недавней отставки Каденаса брестские боссы доверились его ассистенту — до финиша сезона, а может, и на более долгий срок.

У 40-летнего Алонсо интересная биография — испанец с юных лет жил в Германии, тренировал женский клуб бундеслиги, пять лет ассистировал Альфреду Гисласону в “Киле”. Вчера он взял первый трофей с мешковцами — и в тот же день дал интервью.

— Ваши эмоции от завоевания титула чемпиона Беларуси?
— Мы хорошо выступили и получили возможность выиграть трофей уже в апреле. Думаю, такое бывает не каждый год. Есть чем гордиться — но надо продолжать работать.

— Насколько это сложно — превратиться из ассистента в главного тренера по ходу сезона?
— Одно из моих сильных качеств — умение быстро приспосабливаться к новым условиям. Это касается любых аспектов жизни. Я уже был главным тренером, привык нести ответственность за клуб. Поэтому переход на новую должность не стал сложным. Тем более с Каденасом мы в хороших отношениях. Команда отреагировала на перемены положительно, так что пожаловаться не могу.

— Каденас поддержал решение клуба назначить вас и. о.?
— Конечно. Он ведь много лет помогал мне как друг и наставник. Да, решение Маноло уйти было несколько неожиданным, но все поддержали мою кандидатуру, в том числе и Каденас. Собственно, клубное руководство и раньше сигнализировало, что такое развитие событий возможно.

— Понимаете выбор Маноло в пользу сборной Аргентины? Как бы вы поступили на его месте?
— Вопрос из серии “если бы...” Каждый человек решает сам. Могу лишь выразить Маноло поддержку и уважение, но я не вправе судить, правильно ли он поступил. Это его выбор. Человек ищет, где лучше, ну а моя задача — справиться с новой ситуацией.

— Как в принципе относитесь к тренерскому совместительству?
— Это всегда очень сложно, хотя многие специалисты сидят на двух стульях. Тот же Николай Якобсен — в “Райн Левен” и сборной Дании... Проблема в том, что все свободное от работы в клубе время ты должен отдать не семье, не дому, а такому большому проекту, как национальная команда. Надо быть очень грамотным и опытным коучем, чтобы делать это. Уважаю тренеров, у которых получается.

— От чего зависит, останетесь ли вы у руля БГК?
— Мы уже ведем переговоры о будущем. У меня были и другие предложения. Например, зимой звали в одну из команд бундеслиги на пост главного тренера. Сообщил об этом руководству БГК, но мне дали понять, что есть перспективы здесь. Я еще молод, но уже 20 лет работаю тренером, из них 11-12 — на высоком уровне. Конечно, я хочу остаться в Бресте. Давно стремился возглавить команду, выступающую в Лиге чемпионов. Теперь эта мечта может осуществиться. Но стремлюсь не просто играть в главном евротурнире, а находиться там на видных ролях. И у БГК есть для этого многое.

— В какой клуб бундеслиги вас приглашали?
— Не хотел бы уточнять. Но для меня очень важно оставаться хорошим и порядочным человеком. Тогда Маноло отправился со сборной Аргентины на чемпионат мира, и я замещал его в БГК. Подводить клуб в такой ситуации не хотелось.

— Тот опыт у руля команды облегчает работу сейчас?
— Ну, я вообще нетипичный ассистент. Еще в “Киле” руководил клубной академией и делал это на высоком уровне. В Брест пришел на роль второго тренера, потому что хотел поработать с Каденасом. А сейчас, по сути, вернулся на привычную должность рулевого. Ничего нового.

— Планируете ли освоить русский, если останетесь в клубе?
— Для меня выучить язык, познакомиться с культурой, историей и национальной кухней той или иной страны — очень важная часть процесса интеграции. Когда приехал в Германию, не знал по-немецки ни слова, а сейчас общаюсь совершенно свободно, моя подруга — немка. С другой стороны, гандбол стал мультикультурным. Продолжим общаться на английском — в команде много иностранцев, белорусские ребята тоже уезжают за границу и учат язык. Но в свободное время постараюсь немного подтянуть русский.

— Вы легко адаптировались к жизни в Бресте?
— Люди здесь очень дружелюбные, город приятный. Правда, у меня не было много времени на его подробное изучение — когда за сезон проводишь 60-70 матчей, не до этого. Хотя периодически выбирались в центр. Еще до приезда сюда я кое-что читал о Беларуси. Плюс в Австрии у меня были игроки из вашей страны — Кишов, Пракапеня, Гарбуз. Они рассказывали о белорусском гандболе, соперничестве БГК и СКА. Предупреждали, что на границе долгие очереди. Говорили, что белорусы — спокойные люди, для которых важны семейные ценности.

— Можно ли вас назвать немцем по менталитету, представителем немецкой тренерской школы?
— Родители говорят, что я немец, а друзья в Германии называют меня испанцем. Получился хороший микс — мне нравятся немецкие системный подход и стратегическое мышление, но также ценю испанские шарм и спонтанность. Наверное, на 60 процентов мой менталитет уже немецкий, но в плане эмоций я остался испанцем.

— Одно время вы руководили командой женской бундеслиги “Райн-Майн Бинен”...
— Да, причем я был самым молодым тренером в чемпионате. И среди моих подопечных была белоруска Раиса Тиханович. Великолепный человек и отличная гандболистка. Ей было лет 37, и она считалась легендой клуба, забросила за него несколько сотен голов. Но на первой же моей тренировке Раиса получила травму ахилла. Я подумал: “О боже! Мы теряем 300 заброшенных мячей!” Тиханович вернулась на площадку через несколько месяцев и сразу же отличились, если не ошибаюсь, 13 раз. Она так радовалась!

— Чему вас научили пять лет в качестве помощника Альфреда Гисласона в “Киле”?
— Многому. Работал в лучшем на то время клубе мира, и мне была интересна его философия. “Киль” брал один трофей за другим, но не останавливался и стремился к новым свершениям. Это ген победителей. Еще я узнал многое в плане тактики.

— Расскажите интересную историю времен “Киля”.
— Однажды мы готовились к сезону, и игроки бежали восемь, а на следующий день — еще 20 кругов по 400 метров. Я тогда немного увлекался бегом и решил попробовать с ними. В первый день пробежал, а во второй после 18 кругов Гисласон сказал: “Ну все, твой пульс зашкаливает — чуть ли не 400 ударов в минуту, заканчивай”. Я едва не умирал, но сказал: “Ты не можешь отобрать у меня эти два последних круга!” В итоге пробежал их — можете представить себе, как “быстро”. Мне тогда аплодировала вся команда, но потом не мог спать целую неделю. С тех пор я стал с еще большим уважением относиться к труду гандболистов. Когда мои игроки бегут, чувствую, как им больно.

— Австрийский “Швац” — гораздо более скромный клуб, чем “Киль”. Вам было важно работать самостоятельно?
— Да. С “Килем” у меня был бессрочный контракт, но хотелось стать главным тренером. На то время в немецком клубе такой возможности не было.

— А сейчас? Скоро Гисласон покинет команду — останься вы в клубе, могли бы его заменить?
— Не знаю... Но считаю, что все мои решения оказались правильными. Вариант с БГК поначалу тоже казался экзотикой, но не жалею, что принял предложение.

— Почему покинули “Швац”?
— В мой второй сезон мы достигли лучшего результата в истории клуба в чемпионате Австрии. Дошли до полуфинала, и этого никто не ожидал. Но на следующий год у всех были завышенные ожидания, тогда как три или четыре игрока ушли — в том числе и Гарбуз, а еще нас замучили травмы. Результаты ухудшились, и меня решили уволить, хотя контракт действовал еще три с половиной сезона.

— Первые шаги в гандболе вы делали в “Теке” из Сантандера, где в те годы блистал Михаил Якимович. Знакомы с ним?
— О, один из кумиров детства. Я тогда протирал пол на арене “Теки” и любовался игрой его и Таланта Дуйшебаева. Это был супердуэт, а Якимович — настоящая машина. Как-то даже с ним тренировался. В 1996 году уже жил в Германии, но на каникулы приехал на родину. Многие игроки “Теки” тогда отправились на Олимпиаду в Атланту, и мне разрешили поддержать форму с основой. Запомнилось, что Якимович не любил бегать, зато великолепно играл в бадминтон — и, разумеется, в гандбол.

— Каденас намного старше вас. Как получилось, что вы наладили дружеские отношения?
— У нас разница в возрасте 24 года. Не знаю, много это или нет. Он был моим тренером в детстве, а потом мы как-то встретились в Германии, куда Каденас приехал с “Барселоной”. Я вновь установил с Маноло контакт, и мы стали общаться. Задавал ему много вопросов, и отношения сложились очень хорошие. Интересным опытом стало и проживание с ним под одной крышей в Бресте. Мы почти каждый день смотрели гандбол и обсуждали его — теперь мне этого не хватает. Да вы же сами общались с Каденасом и знаете, что это отличный человек и настоящий джентльмен. Наша дружба — навсегда.

— Есть ли отличия в ваших с Маноло взглядах на гандбол?
— Да, мы же разные люди. Я моложе, много лет прожил в Германии, но всегда хорошо общался с испанскими тренерами. За эти годы выработал свою гандбольную философию. Если вкратце, то надо получать удовольствие от того, чем занимаешься, будь то игра на пианино, гонки Формулы-1 или гандбол. Спорт подарил мне много возможностей — выучить немецкий, приехать в Беларусь, познакомиться с вами. Это гораздо больше, чем просто медали и трофеи.

— В “Киле” вы отвечали в том числе за молодежный гандбол. Что надо изменить, чтобы в главной команде БГК появлялись свои воспитанники?
— Ну, у “зебр” тоже 20 лет никто не мог пробиться из академии в главную команду. Это не футбол, где у топ-клубов есть деньги, чтобы выстроить систему. БГК — большой клуб, входит в топ-16 Европы. Но надо многое улучшить в структуре, распространить философию клуба на юношей. Это долгий и кропотливый труд. Если останусь на посту главного тренера, мы оценим работу с подрастающим поколением и подумаем, как можно ее улучшить.

— В 2009 году вы пробежали марафон во Франкфурте. Готовы повторить забег в Беларуси?
— Ох, вы знаете, что такое преодолеть дистанцию в 42 километра?.. Готовился к этому три с половиной месяца. Я все-таки не бегун, а гандболист, но люблю новые вызовы. Боль уходит, а гордость остается навсегда. Сейчас марафон — для моего организма уже многовато. Но другие челленджи постараюсь устраивать себе ежегодно. Может, забег на гору или что-то подобное.

— Ваша девушка увлекла вас конным спортом. В чем его прелесть?
— Лошади — очень чувствительные животные. Большие, но нежные. Общение с ними помогает расслабиться. Я не езжу верхом, но после тяжелого матча бывает так приятно просто поухаживать за лошадью, почистить ее, погулять с ней. Побыть на природе, подышать чистым воздухом. В моей профессии надо иногда отвлекаться от игр и тренировок.

pressball.by