Глеб Гарбуз: "Раз меня не вызывают в сборную, значит, мне нужно больше работать"

on .

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

разышрывающий Глеб ГарбузБелорусский разыгрывающий клуба "Кринс-Люцерн" Глеб Гарбуз стал лучшим бомбардиром и MVP чемпионата Швейцарии. В интервью пресс-службе Parimatch он рассказал о ценах и штрафах в одной из самых дорогих стран Европы и вспомнил о работе с Раулем Алонсо.

Признание стало неожиданным?
Был приятно удивлен. Но когда меня номинировали, уже были какие-то надежды. Изначально я, конечно, не знал, что получу звание или буду в этой тройке. То, что забросил 163 мяча и стал лучшим бомбардиром — уже был достаточно хороший показатель. А еще получилось, был признан MVP. Естественно, был я рад.

Кто в Беларуси тебя поздравил?
Многие. Писали приятные слова, поздравляли. Достаточно большое количество людей звонили, и гандболисты тоже. Это приятно.

За счет чего удалось провести такой эффектный сезон?
Фактор игрового времени, свобода действий, тренер поверил, коллектив очень хороший, команда помогала. Какие-то показатели улучшились, поэтому все факторы в совокупности сыграли.

Трудно ли стать лучшим игроком чемпионата Швейцарии?
Непросто. Как и в любой стране, любом чемпионате, получить MVP — не самое простое задание. Команд много, игроков много и каждый заслуживает какого-то звания, титула. Определяли тренеры, федерация, болельщики. Смотрели по статистике: голам, пасам, коэффициенту полезности, сколько игр проведено, пропущено — все определялось сугубо по показателям.

Раньше столько забрасывал?
Думаю, нет. Если учесть кубковые матчи в Швейцарии, в общей сложности я забросил 191 мяч. Жаль, не хватило пары игр — хотел превзойти отметку в 200 мячей. Но ничего, впереди — следующий сезон. Хотя мы думали, что этот возобновится. Надеялись сыграть в плей-офф. Возможно, и выше место заняли бы. Но сезон получился действительно хорошим. Я очень рад, что оказалось в такой команде.

Чемпионат Швейцарии сильно отличается от белорусского?
Начнем с того, что там десять команд. Первые восемь достаточно равны. Нет такого, что играешь против команды, которая находится на 8-10 месте и уже после первого тайма создаешь большой запас мячей, а вторую половину ты просто доигрываешь. Все матчи очень плотные. Если посмотреть на разницу очков, то она — всего пару побед.

Быстро освоился?
В этот клуб я перешел прошлой зимой, после того, как расторг контракт с минским СКА. Первые месяц-два, конечно, идет адаптация: привыкаешь к чемпионату, команде, стилю игры. Еще нужно понять соперников, как они играют, изучить другие команды. Мне дали возможность привыкнуть к коллективу, к нормативам чемпионата. Когда началась предсезонка, тренер мне сразу дал играть все 60 минут. И в этом сезоне я показал очень хорошую игру. Руководство клуба было довольно, и другие клубы обращались, чтобы к ним перешел.

На каком языке общаетесь в команде?
На немецком.

Ты свободно владеешь немецким. Когда успел его выучить?
С родителями очень часто ездил в Германию. Там язык изучал. Сестра у меня уже живет в Германии. Еще два года играл в Австрии. Так вышло, что языки мне хорошо даются.

Сложно было привыкнуть к жизни в Швейцарии?
Первое время, действительно, было сложновато. Помогали ребята из команды и тренерский штаб, особенно начальник команды Моника. Благодаря ей освоился быстрее. Помогла она и в поиске квартиры, вопросах с документами, показала, где что находится. Еще так получилось — в соседней квартире живет мой одноклубник. Он тоже поддерживал.

А как тебе швейцарские цены?
Привыкаешь, как везде. Что нужно делать? Абстрагироваться и перестать сравнивать. Доход у людей в Швейцарии совершенно другой — цены соответствующие. Конечно, когда сравниваешь с белорусскими, думаешь: "Господи! Как за это можно платить в шесть раз больше?!" – но привыкаешь. Если выехать в Германию — там уже чуть дешевле, но какие-то вещи дороже. Я могу объяснить это так: все, что делают роботы, машины на заводе — стоит недорого. А человеческий труд оценивается совершенно иначе. Бнально постричься — 40 долларов. Можно у турок — за 30. Но тогда нужно ехать, знать места. Сравнивая с нашими ценами, 70 рублей за стрижку получается — и это не барбершопы (в швейцарских цены стартуют от 100 долларов).

Как Швейцария борется к коронавирусом?
Закрыли страну на карантин где-то на полтора месяца. Все работали удаленно. Ничего особенного.

А как тебе удалось приехать в Минск в таких условиях?
В среду у нас была игра, оказалось, последняя. В субботу должен был пройти следующий матч. Но утром в пятницу нам пришло сообщение, что чемпионат остановлен, тренировок не будет — все уходят на карантин. После выходных нам должны были выслать план тренировок и объяснить, что делать. Я подумал — хорошо, посижу пару дней, а потом спокойно улечу домой. Но прочитал, что в воскресенье границы будут полностью закрыты. Поэтому выехал в субботу, и у меня было всего 12 часов, чтобы добраться до Беларуси. Успел – повезло.

Почему решил вернуться? Артем Королек и Владислав Кулеш, например, остались в Польше…
Разговаривал с Артемом. Они ждали решения по Лиге чемпионов. Поэтому они не могли выехать. У них также не было тренировок — занимались дома индивидуально.

Ты рассказывал, что попытаешься найти варианты тренировок с мячом. Удалось?
Да-да-да. На Филимонова попросил позаниматься в зале. Просто после тренажерки беру мяч и бросаю по воротам, чтобы не забывать, как это делать.

Удается тренироваться полноценно?
Нет. Когда мы вернемся к привычным тренировкам, можно сказать, придется заново готовиться. Это совершенно другие нагрузки, другая цель тренировок. Одно дело, когда ты побросал по воротам, а другое — когда тебя толкают, есть контакт, совсем другие игровые позиции для работы с мячом. Но все равно, руки помнят. Ну или, как говорится, глаза боятся — руки делают.

Когда возвращаешься в Швейцарию?
1 июня должен приступить к тренировкам. Сейчас решается вопрос о том, как мне выехать. Но уже прислали официальное письмо о пересечении границ. Возможно, самолетом получится. Но пока все под вопросом. Неизвестно, какой ответ даст Польша. Мы послали им письмо, что я буду ехать транзитом, не оставаясь. Посмотрим, что скажут. Если разрешат, то уже 1 июня приступлю к тренировкам. Если нет, то 5 июня будет рейс.

Следишь за чемпионатом Беларуси?
Конечно. В этом году, как обычно, был бой двух команд. Сложно сказать, почему на этот раз не все получилось у СКА. Но в Бресте тоже хорошая команда. Не зря они играют в Лиге чемпионов и СЕХА-лиге.

В этом межсезонье СКА снова ждут потери. Команда сможет показывать хороший гандбол?
Конечно, им будет сложнее. Ребята, которые ушли, очень опытные. Они молодежь учили — нас всех в свое время. Но у СКА всегда была хорошая, талантливая молодежь. Поэтому, я думаю, они дадут бой, не будут просто так сдаваться Бресту. Считаю, будет также интересно смотреть, как в этом сезоне. А то я слышал, говорят: "Все — ушли старики, некому держать команду!" Я с этим не согласен. Молодежь хорошая и развивается.

А почему у тебя не сложилось в СКА?
Сложно судить. Первые полгода была игровая практика, тренировочный процесс шел хорошо. Потом стали меньше давать играть. Я спросил у Игоря Николаевича Папруги, почему. Он сказал, что я не подпадаю под систему СКА. Я все понял. Буквально через месяц меня вызвал Андрей Викторович Крайнов. Предложил либо остаться, либо, если найду клуб, уйти в межсезонье. Вместе с Хадкевичем. Ну, мы решили — чего просто так просиживать время, если оно у нас на вес золота. Нашли себе команды, играем. Все, что не происходит — происходит к лучшему.

А в Австрии ты поработал с Раулем Алонсо. Как тебе?
У меня с ним сразу сложились хорошие отношения, как только я пришел в команду. Мне нравилась эта испанская школа гандбола, и тренировки. Было много упора на технику. Рауль очень эмоциональный человек, как все испанцы. Ха, во время игр он часто выкрикивал нелестные слова. Но я был рад, работая с ним. Рауль — человек гандбола, в курсе всех событий. Что-то новое всегда пытается добавить, что-то свое придумать, поговорить с кем-то.

Он прогрессирует в БГК?
Смотря, какие цели были у клуба на этот сезон, и какие будут в следующем. Сложно перейти из клуба, который играет в чемпионате Австрии, в команду Лиги чемпионов. Причем, сразу — в самую сложную группу. Я думаю, он справляется и будет прогрессировать.

Уход ветеранов как скажется на сборной?
Ваня Бровко отгрызет ногу кому угодно. Его будет сложно заменить. Насколько я знаю, он получил травму и долго не мог восстановиться. Он значимый игрок для сборной. Был, есть и будет! Если честно, думаю, Ваня вернется в гандбол. Полгодика отдохнет, скажет, что больше не может и пойдет в какую-нибудь команду играть. Зная Ваню. Сколько я с ним в "Динамо" поиграл, потом в Австрии, спрашивал: "Ваня, ну что?" Он говорил: "Все, вот-вот, еще полгодика и заканчиваю". В итоге эти "полгодика" длились восемь лет. Я считаю, это серьезные потери: Ваня, Денис. Они были важными игроками для белорусского гандбола.

С Юрием Шевцовым у вас не получается поймать общую волну. Он не вызывает тебя в сборную. Как думаешь, почему?
У каждого тренера есть свой план, своя система игры, свой костяк, свои люди, которых они видит на площадке. И каждый тренер видит игрока, подходит он под эту систему или нет. Все играют и видят ситуацию по-своему. Раз меня не вызывают в сборную, значит, мне нужно больше работать, чтобы туда попасть.

В Минске тебе не скучно?
Нет, абсолютно. Почему мне должно быть скучно? В Минске — мои родители, друзья, девушка. Некогда скучать.

Когда границы снова откроют, чтобы посоветуешь иностранным друзьям увидеть в Беларуси?
Кстати, моя команда хочет приехать ко мне. У есть традиция — командное путешествие. Оно осуществляется за счет штрафов, которые мы платим в течение года. Например, за опоздания, неправильно надетую майку, еще какие-то косяки. Собирается командная касса, и за эти деньги мы куда-нибудь летим всей командой. Сейчас все решили приехать в Минск. Когда они прилетят, я обязательно сниму видео, сделаю фотографии и пришлю вам :)

Штрафы большие платите?
В зависимости от нарушения. В среднем, у каждого игрока в месяц уходит по 40 долларов. Там штрафы — больше название, а не наказание. Допустим, твое фото напечатали в газете, и ты там где-то на фоне — платишь 5 долларов. Если крупным планом — придется заплатить 10. Такая шутка в команде. За счет таких мелочей собирается приличная сумма и после сезона можно всей командой куда-нибудь слетать. А зимой мы ездим по Швейцарии.

А сколько максимально ты платил?
180 долларов за месяц. Четыре раза вышли фото в газете, два раза показали по телевидению, один раз опоздал на две минуты на видеопросмотр. Не знал, что он будет. Пришел в зал — никого нет. Спускаюсь вниз, а там уже начался разбор видео. Одна минута опоздания – это 15 долларов.

Гандболисты всегда общительные и открытые? Почему?
Мы так живем, привыкли, что, прежде всего, нужно оставаться человеком. Не важно, сколько там у тебя денег, друзей, знакомых, связей, машин, квартир, домов. Может, нас так воспитывали — мы сначала думаем о человеческих качествах, а уже потом о материальных. Ха, вы задали такой вопрос — мне даже задуматься пришлось.

pressball.by