Евгений Трефилов: "Я прошу помочь Сборной России, а не Трефилову"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Евгений ТрефиловВ истории российского спорта не много примеров, когда к тренеру, отправленному в отставку, вновь обращаются с предложением вернуться на тренерский мостик. Одним из таких стал Евгений Трефилов – тренер российской женской сборной по гандболу, которого после бесславного выступления спортсменок в Лондоне, где они проиграли в 1/4 финала кореянкам, уволили с поста главного тренера.

В понедельник исполком Федерации гандбола России во главе с ее президентом по рекомендации тренерского совета принял решение о его повторном назначении на этот пост. За Трефилова было подано пять голосов, четыре - против. После Игр в Лондоне Трефилов в сердцах сказал: "Нам уже ничего не поможет". Считает ли он также сейчас, как смотрит на ближайшие перспективы команды, и каково работать с женским коллективом, обо всем этом Трефилов согласился поговорить в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС.

- Евгений Васильевич, помните Ваши эмоции после Лондона? Говорили – всё, шансов больше никаких…
- Да нет, это все эмоции. Шансы всегда есть. Надо работать и смотреть, что можно сейчас "выцарапать", каких игроков найти. Говорить, что шансов нет, легче всего. Но положение серьезное - мы не попали на чемпионат мира. Плюс в отборочном турнире к чемпионату Европы первый матч играем с немками, одними из сильнейших. Тут и начинаются сложности. Надо ведь успеть составы подобрать, месяц остался!

- Как обстановка с личным составом?
- Людей надо собирать – что правда, то правда. Часть отказалась от сбора, но сейчас идут переговоры с теми, кто может помочь – с возрастными.

- Руку на сердце положа, скажите - когда предложение поступило вновь на тренерский мостик встать, засомневались?
- Знаете, разговор об этом шел - было пять кандидатур на пост. Потом тема сама собой затихла, а вот потом уже действительно неожиданностью стало. И вот ты начинаешь лихорадочно собирать людей. Я полтора года этой шкуре не был…

- А не обидно было?
- Меня не раз спрашивали об этом – "ну вы же должны были обидеться". А сборная-то при чем? Тут другие понятия. Уже после назначения сомнения были, неожиданно все-таки.

- После Игр в Лондоне вы рассказывали, что девчонок фактически приходилось упрашивать играть...
- Там ведь почему упрашивать приходилось: на третью игру уже не было ни азарта, ни желания убиваться, двигаться куда-то. Единственный путь, которым надо было идти - переступить через себя, заткнуть свое "я" и дать им отдохнуть просто-напросто. Они бы выступили лучше. Представьте - вы устали, а вас еще напрягают, давят, и вы все ниже, ниже и ниже. Четвертая игра была уже провальная. Вот тогда все и покатилось.

- А что в команде сейчас? Ведь мало что изменилось за то время…
- Много нового не появилось. Скорее наоборот – часть людей ушла, часть необкатанных пришла. Но назвался груздем – полезай в кузов. Нужно вылезать. Сейчас основная задача – пройти Германию. Надо подобрать рабочий состав. Надо отойти от этой ямы.
Я только что писал список. Разговаривали по каждой спортсменке, говорил с теми, кто отказался от игры в сборной. Если молодые согласились, то взрослых надо "выцарапывать" – у них уже другая жизнь, свои планы. Но главное – я не встретил непонимания. Я прошу сейчас помочь сборной России, а не Трефилову. Чтобы в последующем – будет ли Трефилов, или еще кто-то, но команда должна иметь выход на чемпионат Европы. Двойное непопадание очень вредит виду спорта в стране. Про нас будут думать – "значит, вы не можете". Это недопустимо.

- Сдержаны вы в прогнозах…
- Да нет, почему. Наверно, это привычка не предсказывать ничего заранее. Со временем начинаешь более осторожно относиться ко всему. Я ничего не скрываю – как есть, так и есть. Я и перед девчонками ничего не скрывал – и они мне верили, и я им. Надо вновь посмотреть друг другу в глаза.

- Пока не встречались с ними?
- Они же пока все в разных городах. Вот приедут на УТС 10 октября в Новогорск, тогда и поговорим. Нам 23 октября уже в Германию на отбор ехать.

- Непросто с девушками?
- Поверьте, иногда сложнее с мужчинами бывает. Девушки, они если верят, то верят до конца. Если предают, то и предают тоже до конца. Я, кстати, практически не встречал женщин, которые отказывались от работы. Ну, разве только в крайне редком случае, бывают очень норовистые. А так у меня на тренировке взаимопонимание со всеми. Не могу сказать, что установки они не выполняли. Как – вот это уже вопрос. Но и самому надо подстраиваться под них – где-то отпустить, а где-то и надавить.

- Есть такое мнение, что женская команда играет прежде всего для тренера, а потом уже и для страны, для болельщиков, для себя…
- Ну, в чем-то оно имеет право на жизнь. Смотрите – ребенок приходит в секцию, он сначала хочет играть. Потом у него появляется тренер – он видит в нем какой-то идеал, затем этот ребенок взрослеет – идеалы разрушаются или укрепляются. Это жизнь. В ней паззлы не всегда сходятся, а иногда и совпадает у кого-то. Но доля тренера не очень завидная, все-таки… Я много пережил за свою тренерскую карьеру – что-то получилось, что-то нет. Что-то я пытался доказать, а что-то мне. За последние полтора года по-другому посмотрел на некоторые вещи, а на какие-то взглядов не изменил.

- На что не изменили?
- У нас много стало пустого. В душах место для новой идеологии освободилось, а заполнить его нечем. Но это уже национальный вопрос - много упустили за 90-е. Это мое личное мнение. Может, старею. Знаете, девчонки мне говорят иногда – "Вы старо все понимаете". Старо-не старо. Но за некоторые вещи я и в ухо дать могу. Хотя я шучу, да, надо договариваться, находить какие-то компромиссы.

- Вас часто критиковали за характер.
- Это все внешнее. Однажды с Николаем Валуевым мы перед какими-то съемками сидели, разговаривали. Он, говорит: "Трефил, чего из тебя все время какого-то крокодила из сказки про краденое солнце рисуют? Это мне боксер говорит, тяжеловес… Я недавно встретился с Карполем. Поговорили немного, и о жизни в том числе. Знаю, что нас пытались сравнивать. Он молодец – у него больше духу, чем у меня. Он четко знает свою работу, что должен сделать.

- Ваш подход в чем-то похож…
- Может наши принципы и армейские, но тут так – или уговорить, или заставить. Может я и груб в чем-то. Говорю девочкам – ну все, вот и закончилось ваше счастливое детство – шагнем во взрослую жизнь. Как на выпускном балу в школе – "сегодня вы вступаете во взрослую жизнь". Мы не знаем будущего, мы делаем ошибки, уходим в сторону, потом исправляем. Это жизнь без прекрас, как она есть.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить