Наши олимпийские судьи

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

гандбольчик - судьиНа прошлой неделе Европейская федерация гандбола опубликовала список судей, которые будут работать на женском чемпионате Европы в Швеции. В число 12 пар попали и российские арбитры Татьяна Березкина/Виктория Алпаидзе. Сегодня вечером они выйдут судить матч первого тура группвого этапа Лиги чемпионов между македонским «Вардаром» и венгерским «Ференцварошем».

Наши прекрасные арбитры входят в когорту одних из самых многообещающих рефери в мире. Ранее Березкина и Алпаидзе получали назначения на чемпионат мира, олимпийский квалификационный турнир и Олимпиаду в Рио-де-Жанейро — и везде их работа удостаивалась самых высоких оценок.

В преддвирии первого матча Лиги чемпионов нового сезона Татьяна Березкина в интервью пресс-службе Федерации гандбола России рассказала о тандеме с Викторией Алпаидзе, что значит быть женщиной-арбитром в гандболе и в подробностях вспомнила самое яркое событие в профессиональной карьере — Олимпийские игры.

- На прошлой неделе вы с Викторией Алпаидзе получили назначение на чемпионат Европы, матчи которого вам пока обслуживать не доводилось. Какие у вас были эмоции, когда узнали, что едете на Евро?

- Во-первых, несколько необычно, потому что как правило, назначения на Олимпийские игры получают после того, как прошел чемпионат Европы. У нас же с Викторией получилось наоборот, сначала мы отработали Олимпиаду, теперь поедем на чемпионат Европы. В сентябре мы приняли участие в судейском семинаре в Вене, а спустя месяц нам на электронную почту пришло сообщение, что мы попали в число арбитров, которые поедут на турнир. С одной стороны, наше назначение было предсказуемо, с другой, всегда есть шанс остаться вне соревнований, поэтому было волнительно. Я очень рада, что мы поедем на чемпионат Европы, это очень серьезный турнир, который в гандболе считается вторым по рангу после Олимпийских игр!

«НЕ ПОВЕРИЛА, ЧТО ЕДУ НА ОЛИМПИАДУ»

- Прошедшим летом в вашей жизни произошло ярчайшее событие — Олимпийские игры. Что для вас означает участие на Олимпиаде?

- Для каждого спортсмена и человека, связанного со спортом, Олимпийские игры — это вершина карьеры. У кого-то бывает Олимпиада всего раз в жизни, а у кого-то и вовсе нет. То, что мы с моей напарницей Викторией Алпаидзе попали на Игры в Рио-де-Жанейро — это фантастика. Тем более что мы стали первыми в истории женщинами-арбитрами из России, кто работал на Олимпиаде, а наша судейская пара стала самой молодой в судейском гандбольном корпусе. Можно сказать, что для нас участие на Олимпийских играх — наивысшее достижение.

- Как стало возможным ваше участие на Олимпиаде?

- Международная федерация гандбола проводит тщательный и длительный отбор, за арбитрами, которые рассматриваются в качестве кандидатов на работу на крупных турнирах, следят на протяжении нескольких лет, еще с молодежных соревнований. Для нас главным тестом стал прошлогодний чемпионат мира в Дании, а также мартовская олимпийская квалификация. После нее мы окончательно узнали, что попали в список 16 судейских пар, которые будут работать на Олимпийских играх.

- Как вы узнали, что попали в число 16-ти судейских пар на Игры?

- Где-то за год-полтора до начала Олимпийских игр мы знали, что находимся в числе кандидатов на поездку. Но быть кандидатом и участником не одно и то же, ведь в последний момент могут «отцепить». Поэтому когда я услышала, что мы попали в число 16-ти пар, честно, не поверила. Первой об этом узнала Виктория, она прочитала письмо от IHF и тут же позвонила мне: «Мы едем на Олимпиаду»! «Да ладно? Ты шутишь!» - отвечаю. «Какие тут могут быть шутки?! Посмотри сама!» Я была шокирована этой новостью, в то же время это была неописуемая радость.

- Сколько матчей вы отработали на Олимпиаде?

- Пять игр, считаю, что для нас, дебютантов Олимпийских игр, это очень хороший результат, потому что многие судейские пары работали всего на двух матчах. Четыре игры были очень сложными, особенно четвертьфинальная встреча между сборными Франции и Испании. Но делегаты IHF остались довольны нашей работой. Мы тоже удовлетворены результатом.

ПОД МУЗЫКУ KATY PERRY

- Каким был первый матч, который вы провели на Олимпийских играх?

- Сборная Черногории — сборная Анголы. Признаюсь, мы были в шоке от того, что нам доверили столь серьезный матч. Думаю, что мы хорошо справились со своей работой. По моему мнению, от этой игры многое зависело в плане дальнейших назначений.

- Как вы готовились к этому матчу?

- Наш матч проходил на второй день Олимпийских игр. Накануне мы провели целый день в спортивном зале, с 9 утра до 11 вечера, побывали на всех матчах, в не зависимости от уровня команд, чтобы их изучить, как это делают игроки и тренеры. В день нашего дебюта наша игра начиналась очень поздно, около десяти часов вечера, и главное было не «перегореть». Лично для меня важнее было подготовить себя к матчу психологически, потому что технически мы чувствовали себя уверенно. Я представила себя таким же участником Олимпийских игр, как игроки, заметила, что почти все гандболисты перед матчами слушают музыку. И я настолько погрузилась в атмосферу, что тоже настраивалась на матч с помощью музыки, особенно нам с Викторией помогла композиция Katy Perry "Rise”, которая стала негласным гимном Олимпийских игр. Эта песня здорово нас зарядила!

- Перед матчами вы изучаете поведение игроков?

- Конечно! Равно как и игроки изучают поведение арбитров. Для нас большим плюсом стало, что на Олимпиаде было много европейских команд, игроков которых мы уже знаем по еврокубковым матчам. Мы уже хорошо знаем, кто может жестко сфолить, а кто и вовсе получить удаление, то же касается и технического оснащения игроков. Сложнее с командами из других континентов, их игроков мы практически не знаем. Как, например, в случае со сборной Анголы, эта команда стала для нас настоящим открытием, африканки показали игру на уровне сборной Черногории, сборной Румынии, которая, на секундочку, в прошлом году стала бронзовым призером чемпионата мира. Так вот, у нас был всего один день, чтобы изучить манеру игроков сборной Анголы.

- И как бы вы охарактеризовали сборную Анголы? Со стороны показалось, что это очень дерзкая команда.

- Не могу сказать, что они дерзкие. Я бы подобрала другое слово — трудяги. Анголки в отличие от команд арабских и европейских стран не рисуются на площадке, не симулируют — они именно трудяги. Да, у них есть серьезный недостаток — очень грубо играют в защите, в первом же матче один из игроков получила прямую красную карточку, а другая покинула площадку в связи с третьим удалением и последующей дисквалификацией. Но в целом сборная Анголы — быстрая, техничная команда, которая показывает высокий уровень гандбола.

«ДОКАЗАЛИ, ЧТО РОССИЙСКОЕ СУДЕЙСТВО НА ВЫСОКОМ УРОВНЕ»

- Для вас самым сложным получился матч сборных Франции и Испании. Почему?

- Для нас все матчи получились сложным, даже встреча Франция-Аргентина, хотя француженки победили с разницей в 20 мячей. Можно подумать, что для нас эта игра была легкой, но это не так, на самом деле это один из сложнейших матчей на Олимпиаде, так как разница в технической и тактической подготовке у команд совершенно разная, и очень непросто находить золотую середину в оценке одних и тех же ситуаций. Матч между сборными Франции и Испании отличался накалом страстей. Безумный матч, который «взорвал» весь гандбольный мир. Француженки, уступая, смогли перевернуть игру, перевести его в овертайм и выиграть.

- Вы расстроились, что вам не дали возможность судить полуфинал?

- Внутренне мы были готовы к тому, что вряд ли будем работать на полуфинале, потому что учитывается, как выступает команда из твоей страны, а наша сборная сначала добралась до этой стадии турнира, а затем и выиграла Олимпийские игры. Не могу сказать, что мы вздохнули с облегчением, когда стало понятно, что Олимпиада для нас закончилась, но в то же время для нас важнее, что сборная России завоевывает медали крупных турниров. Для нас важнее престиж российского гандбола, чем собственные амбиции.

- Психологически было тяжело провести пять матчей в достаточно сжатое время?

- Когда мы только приехали на Олимпийские игры, еще толком не осознавали, где мы находимся. Для нас с Викторией было главное быть спокойными, не «перегореть», чтобы не наделать на площадке ошибок. Первые дни Олимпиады не забыть — от игрового зала, от гандбола, от атмосферы на трибунах — получили такое удовольствие, что этого заряда хватило на весь турнир. Можно сказать, мы находились в эйфории и провели всю Олимпиаду на этом кураже.

- Какую оценку вы можете себе поставить за работу на Олимпийских играх?

- По пятибальной шкале — твердая четверка, по десятибальной — восьмерка. Объективно, на пятерку отсудить практически невозможно, потому что мы люди, и нам свойственны ошибки. Четверка — потому что мы с Викторией поставили перед собой определенные задачи и их выполнили. Какие? Мы хотели выступить на Олимпиаде от России и доказать, что российское судейство находится на высоком уровне. И нам хотелось доказать, что внутри, психологически, мы сильные, несмотря на то, что женщины.

- Женская сборная России произвела фурор на Олимпийских играх, завоевав золотые медали. Вы смотрели матчи нашей команды?

- Конечно! Для нас было очень важно присутствовать на всех матчах нашей сборной. Смотрели все — от первой и до последней секунды. Матчи сборной России получились "валидольными", но это было настолько интересно и эмоционально! Но нам было сложно, потому что мы, арбитры, не имеем права демонстрировать симпатии к какой-либо команде.

- Но как же сдержать эмоции, когда видишь матч Россия-Норвегия?

- О, этот матч точно войдет в историю мирового гандбола. И, вы правы, сдержать эмоции совершенно невозможно! Мы специально сели на трибуне подальше, чтобы не бросалось в глаза, как мы переживаем. Во время матча в душе творилось что-то невероятно, сидеть и спокойно наблюдать за игрой было нереально и, конечно, порарадовались за нашу команду. А когда сборная России выиграла Олимпиаду, испытывали гордость! После Игр даже нас, арбитров, коллеги поздравляли с победой.

«АРБИТРОМ СУЖДЕНО ДОБИТЬСЯ БОЛЬШЕГО, ЧЕМ ИГРОКОМ»

- Расскажите, как началась ваша судейская карьера?

- Все достаточно просто, вся моя жизнь связана с гандболом. Мы с Викторией начинали со спортивной школы, а затем выступали за команду из Санкт-Петербурга. «ТРЭМП». Затем мы были вынуждены завершить карьеру по состоянию здоровья, из-за травм, а спустя год наш клуб прекратил существование. Правда, позже я предпринимала попытки вернуться в гандбол. В 2009-м году команда в Петербурге была возрождена, и тренер предложил вновь попробовать свои силы. Но, видимо, мне была не судьба полноценно вернуться в гандбол, так как начались проблемы со спиной, и я завершила карьеру окончательно. Но при этом гандбол остался в моей жизни, видно, мне суждено больше успехов добиться в качестве арбитра.

- Кто вам посоветовал стать гандбольным судьей?

- В этом есть заслуга наших общих друзей Константина Ершова и Эдуарда Кобзаря, с которыми мы вместе учились в спортивной школе и университете. Как-то раз, когда мы вместе ехали в автобусе, они рассказывали о своей очередной поездке в качестве арбитров, как это увлекательно и интересно. И тут мы с Викторией буквально в один момент, не сговариваясь, переглянулись и сказали: «Надо попробовать!» У них мы узнали, что надо обратиться к Юрию Константиновичу Таранухину, он помог попасть на семинар молодых судей, который проходит в Тольятти одновременно с детскими соревнованиями. Мы его прошли, получили первые навыки — так началась наша карьера.

- Изначально каких целей хотели добиться, когда начинали судить?

- Так как мы считаем себя спортсменами, то изначально у нас была только одна цель — это Олимпийские игры. Другие этапы даже не обсуждали, с самого начала настраивались попасть на Олимпиаду.

- Вы были игроком, а потом стали арбитром. Этот переход дался вам легко?

- То, что мы были игроками, помогло, потому что люди, которые никогда не играли в гандбол, многих тонкостей не понимают. Самым сложным для нас было начать свистеть, не просто понимать, что кто-то совершил ошибку, например, пробежку или нарушил правила, а фиксировать нарушение правил. Первое время это было особенно сложно! У нас присутствует такое понятие, как тональность свистков. Наш учитель Геннадий Алексеевич Очеретин, который обучал судейству, говорил нам: «Я должен закрыть глаза и по вашему свистку понять, что происходит на площадке». Так вот, именно свистеть оказалось самым сложным.

- Гандболисты вас больше уважают, зная, что раньше вы были игроком?

- Уважение игроков можно заработать, быть на площадке тем же игроком, стараться понимать их. Игроки это чувствуют, видят это отношение и проникаются уважением к арбитрам. Когда мы только начинали судить, то не понимали этого, выстраивая стену между нами. Но сейчас мы достигли совершенно другого уровня, стараемся вести себя, как игроки, и видим, что они воспринимают нас как такого же участника матча.

- Что для вас было удивительным в начале карьеры?
 
- Наверное, то, что игроки в большинстве своем не очень знают гандбольные правила! Возможно, вы удивитесь, но это действительно так. Хотя есть игроки топ-уровня, которые очень хорошо знают правила и умеют ими пользоваться.

«ЛЕКЕ И КАРАБАТИЧ — ХИТРЫЕ ИГРОКИ!»

- Как арбитры готовятся к крупным соревнованиям и как проходит сам отбор?

- Международная и Европейская федерации гандбола стараются соответствовать высокому уровню. Для арбитров проводятся специальные семинары, в программе обязательно лекция по психологии и разбор технических и тактических компонентов игры. Также для судей важна физическая подготовка. Например, ежегодно судьи сдают так называемый "шаттл-тест", который состоит из нескольких уровней и представляет собой челночный бег на 20 метров. Первый отрезок можно пройти пешком, а затем задача усложняется, расстояние надо пробежать за определенное время и достичь черты одновременно со специальным сигналом. Девушки должны пройти 8,5 уровней, мужчины — 9,5. Не могу сказать, что это тест сложный — все зависит от физической подготовленности. Например, я прохожу 9,5 уровней, но надо учитывать, что я, как и Виктория, поддерживаю себя в форме в течение года, занимаюсь в фитнес-зале по собственной программе и совершаю пробежки на свежем воздухе. Если себя готовить, то с тестом на физическую выносливость справиться можно, хотя я видела арбитров, которые не укладывались в норматив и отбор не проходили. Впрочем, гораздо важнее, конечно, тесты на знания и трактовку правил. Здесь требования высокие, если правила знаешь не очень хорошо, рассчитывать на поездку на соревнования не приходится.

- Вы с Викторией обслуживаете матчи только женских команд?

- В России и Европе мы работаем только на матчах женских команд. Правда, Федерация гандбола Латвии, с которой у нас сложились хорошие отношения, приглашает на самые сложные матчи мужского чемпионата. Также мы работали на турнирах с участием мужских сборных.

- Сложнее работать на матчах женских или мужских команд?

- Женский и мужской гандбол — совершенно разный по уровню. Мы неоднократно обсуждали этот вопрос, и мнение у всех единое, для профессионального роста просто необходимо работать на матчах мужских команд. Но в то же время женский гандбол сложнее, там больше технических фолов, больше «грязи» в том смысле, что девушки могут ущипнуть, дернуть соперницу за косу. В мужском гандболе сразу видно, если это фол — то фол, все видно, понятно и ясно. Но сложность здесь другая — мужской гандбол гораздо быстрее. Полезно работать на матчах мужских команд, потому что потом женский гандбол судить легче.

- А кто хитрее из игроков, мужчины или женщины?

- Это не зависит от гендерной принадлежности. Есть очень много игроков, от действий которых я получаю наслаждение. Например, Хайди Леке — с самого начала матча она начинает «играть» с арбитрами, сможем ли мы увидеть какой-нибудь ее маневр или нет. К такому же типу игроков относится Никола Карабатич, однажды он спровоцировал удаление опекуна, хотя сам же и нарушал правила, и когда операторы показали француза крупным планом, он был настолько доволен, что его «финт» прошел, а арбитр ничего не заметил. В нашем чемпионате тоже есть игроки, которые могут перехитрить судей - та же Анна Вяхирева. Среди игроков-мужчин могу отнести к той же категории гандболистов Дмитрия Житникова, который ранее играл в «Чеховских медведях». По-гандбольному очень умный игрок!

«НИКОГДА ИГРОКИ НЕ ДОВОДИЛИ ДО СЛЕЗ»

- Встречались ли вы с несогласием игроков вашими решениями или, может быть, даже агрессией?

- Должна сказать, что когда команды узнают, что назначена женская пара арбитров, у нас, в России, мужчины стараются вести себя более сдержанно. Если говорить о прессинге со стороны гандболистов, то помогает опыт, многое зависит от того, какую линию поведения ты выбрал — взгляд, движения — все это очень важно. В судействе много различных нюансов, как и в жизни, нужно находить индивидуальный подход к каждому игроку и тренеру.

- То есть, игроки или тренеры до слез не доводили?

- Никогда! Не раз слышала, что женщин-арбитров доводили до слез, но с нами этого не случалось. Нужно закалять свой характер, иметь внутренний стержень, если чувствуешь чье-то негативное воздействие, нужно бороться с этим. Характер воспитывался еще когда я сама играла в гандбол, не раз слышала от тренера: «Вместо того, чтобы реветь, возьми мяч и забей гол!» Бойцовские качества, которые воспитал гандбол, помогают работать во время матчей.

- Но когда-нибудь вам хотелось бросить судейство?

- Признаться, такое было, особенно в начале судейской карьеры, когда что-то не получалось. Мысли посещали: «Все, больше ничего не хочу, я устала». Видимо, накапливалась усталость. Но даешь себе немного отдохнуть и снова берешься за работу.

- Есть ли у арбитров психологическая подготовка? Может быть, вы берете уроки психолога?

- Психологическая подготовка — важнейший аспект в нашей работе. Очень многое нам дал Геннадий Алексеевич Очеретин, который учил, как правильно себя вести. Он бывший военный психолог, и его советы нам очень помогают, на Олимпийских играх мы часто вспоминали его добрым словом. Отдельно с психологом мы не работаем, но Геннадий Алексеевич всегда говорит, что мы можем в любой момент позвонить и обратиться за советом.

- Мы с вами говорили о гандболистах, которые проявляют хитрость. А есть те, кто проявляет фейр-плей?

- Положительных примеров достаточно. Из нашего женского чемпионата могу отметить Катю Ильину, она никогда не будет хитрить и обманывать. Если нарушит правила, то всегда это признает и извинится перед игроком. Ребята из «Чеховских медведей», особенно молодые игроки, стараются вести себя корректно. Многое зависит от воспитания.

- Это правда, что порой арбитры своими действиями могут специально спровоцировать игроков, чтобы на площадке шла боевая игра, и чтобы зрителям было интереснее?

- Общая тенденция сейчас такая: гандбол — это не регби! Гандбол — это красивый, быстрый, техничный вид спорта. Соответственно, и судьи должны поддерживать красоту гандбола. На мой взгляд, если на площадке происходит потасовка, то виновники как раз арбитры. Судьи должны быть психологами на площадке, видеть, чувствовать, если между кем-то завязываться стычки. И, конечно, их нужно сразу же предотвращать.

- Нельзя не спросить о вашей напарнице Виктории Алпаидзе. Вы отработали множество матчей, вы можете называть друг друга близкими людьми?

- Конечно, мы не просто подруги по жизни, наверное, мы уже больше, чем подруги, как сестры, так как хорошо знаем друг друга уже 16 лет. Можно сказать, тандем создала наш тренер Наталья Аркадьевна Веркалец-Кожевникова, когда мы еще играли в гандбол. Виктория была линейной, я разыгрывающей, а в гандболе игроки этих амплуа должны хорошо друг друга чувствовать и постоянно взаимодействовать. У нас хорошо получалось, и это взаимопонимание мы перенесли с площадки в обычную жизнь и судейскую деятельность. Неслучайно в гандболе часто стараются создать тандемы из судей, которые живут в одном и то же городе. Считается, что это позволяет им быстрее найти общий язык и лучше понимать друг друга. По этой же причине, и это факт, одними из лучших считаются арбитры-близнецы, я лично знаю три-четыре такие пары, которые относятся к топовой категории. В гандболе чрезвычайно важно взаимодействие и взаимопонимание!

rushandball.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить