Давид Дэвис: «Россияне настроены только на победу»

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Давид ДэвисВ сентябре 2017 года бывший левый крайний национальной команды Испании Давид Дэвис стал первым в истории иностранцем, который вошёл в тренерский штаб мужской сборной России по гандболу. В эксклюзивном интервью бронзовый призёр Олимпийских игр 2008 года рассказал, почему решил принять предложение работать с российскими спортсменами, тяжело ли ему далось изучение русского языка и какими он видит перспективы своих подопечных.

«В гандболе нужно уметь наносить и терпеть удары»

— Почему вы решили заняться именно гандболом?

— В моём родном городе (Санта-Мария-де-Палаутордера) этот вид спорта всегда был очень популярен. В детстве на улице мы постоянно играли в футбол или гандбол. Пробовали себя в разных видах спорта — потом уже выбирали, что понравится больше. Именно так случилось и со мной. Сначала я полюбил футбол, а потом увлёкся гандболом вместе с друзьями из школы. Получалось у меня хорошо, и в итоге со мной подписали контракт.

— Что является причиной такой популярности гандбола в вашем городе?

— Сложно сказать. У нас до сих пор сохранилась традиция игры в гандбол, которая переходит по наследству: от отца к сыну и так далее. Однажды местный клуб был близок к выходу в высшую лигу.

— Гандбол является довольно жёстким видом спорта. Он становится таким уже на детско-юношеском уровне?

— Жёсткость игры меняется в зависимости от возраста. С возрастом спорт становится более силовым. Нельзя не заметить разницу между соревнованиями семилетних детей и взрослых атлетов.

— Гандболистов с самого детства обучают правильно защищать себя?

— Разумеется. Это очень важно, речь идёт о контактном спорте. В гандболе нужно уметь и наносить удары, и терпеть их. С самого начала объясняют, что, если по тебе попали, не стоит расстраиваться и плакать. Нужно продолжать игру.

— Что важнее для профессионального гандболиста — техника или физическая мощь?

— Если говорить о профессиональном спорте, то там нужно быть и самым высоким, и самым сильным, и самым быстрым. Но если атлет не обладает нужной техникой и действует бездумно — ему будет сложно добиться высоких результатов. Будь ты даже силен как Арнольд Шварценеггер, если не умеешь играть в гандбол — ничего не выйдет. Техника важнее, за ней следует тактика, и только потом физическая сила.

— Как много времени уделяют изучению тактических нюансов?

— Как правило, до 14-ти лет прививаются азы игры в гандбол, а после атлета развивают в каком-то конкретном направлении, с учётом его места в тактических схемах команды.

— Можно ли проследить с раннего возраста, станет игрок защитником или нападающим?

— Нет. В гандболе это непросто. В этом смысле он отличается от баскетбола, где рост играет важную роль и игроков не сложно искать. Тренер пытается задать игрокам направление, исходя из их физических параметров. Однако случается так, что спортсмен хорошо показывал себя в нападении, но после травмы плеча начал лучше выступать в обороне.

— Правда, что первые десять мячей нужно бросать вратарю в лицо, чтобы запугать его?

— Нет, твоя задача — направить мяч в сетку. Бросая в лицо это сделать сложно.

— То есть такого раньше не делали? Это всего лишь миф?

— Такое редко практикуется. Можно бросить мяч в сторону вратаря, но не в лицо. Когда я начинал карьеру, подобное встречалось, но не сейчас. Игроки предпочитают честную игру.

— Стало ли причиной подобных изменений наличие множества камер во время матчей, как в футболе?

— Да, но на гандбольных матчах работают около семи камер, в то время как в футболе их слишком много. Ты всегда находишься в объективе.

— И это влияет на поведение игроков?

— Несомненно. Если ты сделал что-то опасное, то будешь удалён с площадки, а после просмотра видеозаписи эпизода, можешь быть дисквалифицирован ещё на несколько игр. Все стараются быть осторожнее. Ты держишь это в голове, и если хочешь играть, то стараешься сохранять спокойствие. Лучше не рисковать. В гандболе действуют жёстко, но не теряя головы.

— Вратарей часто определяют в особую категорию людей. В гандболе дело обстоит также?

— Они не такие как остальные. Если по мне попадут мячом, я не буду радоваться, а они — да. Голкиперы не бегают, ни с кем не сталкиваются, у них другой образ мыслей.

— Вратари часто общаются со своими партнёрами по команде во время матчей?

— Они больше сами по себе. Они демонстрируют разницу между командными и индивидуальными видами спорта. Там люди более закрытые, потому что они отвечают сами за себя, а в коллективе ты постоянно взаимодействуешь со своими партнёрами. Конечно, вратари также разговаривают с полевыми игроками, но при этом держатся обособленно.

— Гандбол является не самым массовым видом спорта. Насколько хорошо спортсмены из разных команд знают и общаются друг с другом?

— Почти все знакомы между собой. Мир гандбола невелик, поэтому мы общаемся с очень многими спортсменами из нашего поколения. Всегда есть те, кто тебе не нравятся, но в основном отношения довольно хорошие. Мы не очень широко известны, поэтому в целом люди в нашем спорте нормальные.

— Что нужно делать для развития гандбола?

— Мне тяжело отвечать на этот вопрос. Я не долгое время находился в руководстве, поэтому не могу точно сказать, как обстоят дела. Но обычно для развития любого спорта необходимы деньги. Как только они появляются, всё приходит в движение.

— В какой из стран гандбол сильнее развит как бизнес?

— Во Франции всё устроено очень хорошо. Большие средства вкладываются в маркетинг, рекламу. При этом размер бюджета строго определён: для приобретения нового игрока необходимо найти спонсора, который оплатит трансфер. Система очень строгая, но она работает. Думаю, для развития гандбола нужно, чтобы всё было досконально организовано и продумано. Люди не должны бояться вкладывать деньги в спорт, им нужно видеть, что это абсолютно рентабельно.

— Неужели только во Франции всё устроено именно так?

— В Германии также всё организовано на высоком уровне, но не во всех лигах.

«Россияне могут стать лидерами мирового гандбола в будущем»

— В октябре вы стали первым иностранным тренером, когда-либо работавшим в мужской сборной России. Как это произошло?

— Эдуард Кокшаров, с которым мы вместе работали в македонском «Вардаре», сказал, что в скором времени возглавит сборную России. Он спросил, интересует ли меня работа на должности ассистента. Я не мог отказаться от такого предложения. Российская национальная команда имеет огромную историю и до настоящего времени остаётся одной из величайших. Любой, кто отказался бы от подобной возможности, был бы не совсем в своём уме. Для меня это честь, я этим очень горжусь.

— Обладают ли российские гандболисты менталитетом победителей?

— Конечно, он обязан быть. Россияне настроены только на победу. Трудно выигрывать каждый день, но поражения лишь прибавляют мотивации.

— Какие цели перед собой ставит сборная России?

— Наша главная цель — попасть на чемпионат мира. Первый шаг на пути к этому — преодолеть первый отборочный тур. Наш соперник по второму этапу определится по результатам чемпионата Европы в Хорватии. Думаю, сборная России готова вернуться на те позиции, на которых она должна находиться.

— Почему мужская сборная России выступает менее успешно, чем женская?

— Сложно сказать. У женской сборной долгое время работает один и тот же тренер, команда занимается по единой системе. В мужской же часто происходили смены наставников, игрокам приходилось адаптироваться к новым требованиям и задачам. Мне кажется, тут просто нужно время. В российской сборной есть множество хороших игроков, но добиваться результата пока не получается.

— Видите ли вы сборную России в числе лидеров мирового гандбола в будущем?

— Безусловно. Многие игроки сборной выступают за очень сильные команды, которые обладают потенциалом выиграть Лигу Чемпионов или выйти в Финал четырёх. Причём, некоторые из них уже завоевали кубок в прошлом сезоне.

— Вы переехали в Россию вместе с семьёй?

— Нет, они сейчас в Македонии, учатся в школе.

— В гандболе всегда работало много молодых тренеров или мода на них стала появляться недавно?

— Думаю, они были всегда. Есть люди, которые созданы для того, чтобы заниматься спортом, другие —рождены быть тренерами. У людей в 16—17 лет видны определённые таланты к чему-либо. Если в качестве игрока дела идут не очень хорошо, то можно стать арбитром или тренером. Молодые специалисты всегда были и есть, но именитые клубы неохотно берут их на работу.

— На что обращают внимание владельцы клубов при найме молодого тренера на работу?

— Клубы больше доверяют бывшим спортсменам. Если человек на протяжении долгого времени выступал за профессиональную команду, то ему гораздо охотнее предложат должность в клубе. В последнее время многие гандболисты завершают карьеру в 30 лет и потом сразу начинают тренировать. Из-за этого возросло количество молодых наставников.

— Заслуги ассистентов главных тренеров часто недооценивают. Согласны?

— Задача помощника в том, чтобы выполнять те задачи, которые не успевает решать наставник, быть продолжением его руки. Представьте, всего в клубе 18—19 игроков, одному человеку нелегко за ними уследить. Тренер занимается одним вопросом, я курирую другой. Он может попросить меня уделять больше внимания защите, в то время как сам он будет следить за игрой в нападении.

— При этом ответственность за результат лежит на самом тренере.

— Именно. Мы постоянно советуемся, прислушиваемся к мнению друг друга, но решения принимает тренер. Если дела идут не лучшим образом, виноват он. Ассистенты выполняют работу, которая не так заметна, но не менее важна.

— Во время работы в Македонии вы выучили местный язык. Собираетесь заняться изучением русского?

— Конечно. Мне очень нравится с головой погружаться в культуру страны. Выучить язык, без сомнения, дело первой важности. Если ты не можешь общаться — это проблема. Тебе могут помогать, но без знания языка очень тяжело.

— Как проходит обучение?

— Русский крайне сложен для носителей романских языков. Сначала я освоил кириллицу. За месяц до поездки в Россию я нашёл себе преподавателя, с которым провёл четыре занятия. Я знал, что мне потребуется много терпения — сначала придётся много слушать и пытаться понимать, а затем понемногу начинать говорить самому. Я уже перешёл ко второму этапу.

— Знание македонского помогло?

— Особенно для чтения. Я знаю кириллицу и медленно, но читаю. К тому же, есть много похожих слов, по контексту можно догадаться. Я старался общаться с товарищами по команде, с игроками, но это сложно. С Игорем Левшиным (тренер вратарей сборной России), например, мы говорим сразу на трёх языках: по-словенски, по-македонски, немного по-сербски. Как-то понимаем друг друга. У меня есть глоссарий выражений по тематике гандбола, по разговорным фразам. Я его перечитываю, уточняю произношение. Стараюсь выучить всё, что могу, но мои возможности ограничены. Мы постоянно в работе.

— Как вам русская пища?

— Отлично. В столовой национальной команды не так много традиционных блюд, но я уже попробовал борщ, квас. Стал пить много чая, в остальном же всё довольно привычно. В меню для спортсменов значительных отличий нет.

— Как вам погода в России?

— В полной мере русскую зиму прочувствовать пока не получилось. Скажу, что здесь очень сильный ветер и из-за этого кажется, что на улице очень холодно. Даже если на термометре 6—7 С˚ выше нуля. Боюсь представить, каково будет на сильном морозе. Но я не боюсь, ко всему можно привыкнуть.

inforu.news

 

Комментарии  

0 #1 Илья 15.01.2018 15:21
Дали бы ему какой нибудь клуб суперлиги нашей потренировать, а то наши тренера сидят годами никакой ротации.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить