Анна Вяхирева: «Нет, я не любитель»

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Анна ВяхиреваАнна Вяхирева о ничьей с «Бухарестом», Лео Месси, чемпионате мира, крике души в Instagram, Олимпиаде в Пхёнчхане и любимых произведениях.

СДЕЛАЕМ И ПОСМОТРИМ, ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫЙДЕТ

- Аня, поделись, было ли сомнение, что все-таки не одолеем «Бухарест»? Пару недель назад румынки обыграли «Дьер» с разницей в 6 мячей. До этого матча мы с ними встречались шесть раз, четыре раза проиграли, в одном матче потерпели поражение и один сыграли вничью…

- На статистику я не обращаю внимания. Тем более в составе «Ростов-Дона» я играла с ними только этим летом. Лично у меня никаких опасений, что мы можем проиграть, не было. Конечно, мы ехали к «Бухаресту» в гости, зная, что соперник дома практически не проигрывает. Нашей целью было дать бой, получить хороший результат. Так и получилось: мы пытались играть в свой гандбол, делать свое дело. Настроились на этот матч хорошо, думаю, это было видно. Трудно сказать, что мы чувствовали тогда, скорее, не спокойствие, а — «сделаем и посмотрим, что из этого выйдет». Встреча получилась очень эмоциональной.

- Чувствовалась уверенность в игре команды.

- Если бы мы проиграли, нас бы никто не повесил. Все прекрасно знают, что «Бухарест» — очень сильная команда. Считаю, ничья — удовлетворительный результат.

- Трибуны «Поливаленты» не давили морально? 5 тысяч зрителей активно и громко поддерживали местную команду.

- На это как-то не обратила внимания. Это сказывалось только на том, что я плохо слышала девчонок на площадке, когда мы о чем-то переговаривались, договаривались. Но чтобы шум трибун как-то морально повлиял — нет. Если честно, обычно на площадке во время матча нам ничего не слышно, потому что мы сконцентрированы. Только когда на лавку садимся, воспринимаем посторонние звуки. Но поддержка трибун «Поливаленты» была крутой, это я заметила еще на разминке.

- Меньше 30 секунд до конца матча. Равный счет. Атака соперника. Хелле Томсен берет тайм-аут. Что Фредерик Бужан говорит команде?

- Я не помню (смеется). Если не ошибаюсь, он сказал, что мы должны сдвинуть зону вправо и оставить левый край.

- В этот момент слева мяч и полетел.

- Да, с левого полусреднего. Я тогда на лавке сидела и, честно говоря, сам момент не видела: передо мной стоял главный тренер, давал указания девочкам.

НЕ БУДЕМ ЖЕ МЫ В ИГРЕ ДРУГ ДРУГА ПО ГОЛОВКЕ ГЛАДИТЬ

- Как сейчас оцениваешь шансы нашей команды в Лиге чемпионов?

- Трезво — шансы есть. И большие. Если сами «чудить» не будем, то все будет хорошо.

- Есть большая вероятность выйти на «Мец» или «Ференцварош». Что думаешь об этих командах?

- У обеих команд силы и уровень примерно равные. Но думаю, легче будет с «Мецем». Трудно объяснить, почему. В Венгрии очень тяжело играть при местных трибунах, особенно с «Ференцварошем»: там вообще кошмар творится. Их стены сильно давят.

- Ты можешь представить, что «Ростов-Дон» играет в финале Лиги чемпионов с «Вардаром»?

- Могу. Думаю, в финал как раз попадет либо «Вардар», либо «Бухарест».

- Представь, в финале Лиги чемпионов ты выходишь за «Ростов-Дон», твоя сестра (Прим. - Полина Кузнецова) — за «Вардар».

- Такое уже было.

- Матчи чемпионата России не считаются. Лига чемпионов — сильнейший европейский клубный турнир!

- Что это меняет? Не будем же мы в игре друг друга по головке гладить. В этот момент на площадке нет друзей и родственников.

- А вы вообще с ней обсуждаете матчи?

- Игры — редко. Про спорт мы вообще мало разговариваем, только если происходит что-то значимое. Нам и так хватает его в жизни, не хочется еще и между собой обсуждать.

- Она тебя поздравила с ничьей?

- Нет, это же не победа, зачем поздравлять?

- Ничья c «Бухарестом» — это же круто!

- Представь, мы с ней всю жизнь вместе. И она будет меня поздравлять после каждой игры? Взрослые же девочки: есть свои дела. Полина прекрасно понимает, что излишнее внимание этому уделять не надо. Мне есть с кем это обсудить, ей тоже.

- Она зовет тебя за собой в Европу?

- Звала. Естественно, хотелось быть вместе, но этот вопрос быстро закрылся. Между собой поговорили об этом и все.

- Тобой, случайно, не интересуются в «Вардаре»?

- Мной вообще много где интересуются (улыбается).

- Тебе самой хотелось бы поиграть за границей?

- Конечно, да. Но пока что я этот вариант не рассматриваю. Сейчас опираюсь на то, где мне комфортно. Пока что в России я чувствую себя хорошо. В тот момент, когда переходила в «Ростов-Дон», думала, что это последний клуб, в котором я могу играть в России. Ведь эта команда — единственная в нашей стране, которая выступает на самом высоком европейском уровне. Шла в «Ростов-Дон» с мыслью, что если здесь не получится, тогда уеду.

- В какой стране хотелось бы поиграть?

- Трудно сказать. Конечно, круто попасть в такую команду, которая, как и мы, играет в Лиге чемпионов. Но в топовый клуб я бы не хотела, это неинтересно.

- Почему? В таких командах конкуренция на каждой позиции.

- Во-первых, мне, как нормальному спортсмену, хочется проводить на площадке 60 минут. Конкуренции я не боюсь, но когда не выпадает шанса играть достаточное количество времени — меня это очень сильно расстраивает и злит. Мое видение таково, что если тебя зовут в команду, тебя должны считать основным игроком, «видеть» на площадке и опираться на тебя, давать игровое время, за которое ты можешь помочь команде, и, возможно, даже вести ее за собой. 15 минут за тайм — очень мало. Сейчас нелегкое время для меня, но уверена, все будет хорошо.

Я — КОМАНДНЫЙ ИГРОК

- Тебя часто ставят играть на край. Но там ты приносишь команде меньше пользы, чем на позиции полусреднего.

- Да, не часто, но ставят. Край — зависимая позиция, на ней игрок либо завершает атаку, либо с отрыва забивает. И если крайний находится на своей позиции, не имея возможности убежать в отрыв, то он зависит от игроков задней линии. Может быть, поэтому я меньше люблю край.

- Ты же любишь сама создавать атаку…

- Создавать — да, люблю абсолютно все, что с этим связано. Но это не говорит о том, что я люблю одна действовать, я — командный игрок.

- Это понятно по голевым передачам.

- Хоть кто-то это видит, спасибо! Знаешь, что самое обидное? В гандболе не ценятся голевые передачи. По крайней мере, среди болельщиков. Зрители любят тех людей, кто больше всего забивает, для них эти игроки — молодцы. А человек, который создавал для них голевые ситуации и сделал еще много другой важной работы на площадке, незаметен. В этом огромная разница с NBA, где просто до мелочей прописывают статистику, чуть ли не шаги считают.

- Тебя называют «гандбольным Месси». Вы с ним, кстати, похожи.

- Чем? Ростом (смеется)? Месси, по-моему, даже ниже меня, его рост, кажется, 167, мой — 168 см.

- Он ведь тоже левша. К тому же, если, например, Криштиану Роналду — индивидуальный игрок, то Лео Месси играет на команду. Ты за ним следишь?

- Нет.

- А как же Владислав Радимов, с которым тебя связывает дружба.

- Мы познакомились не потому, что кто-то любит футбол, а кто-то — гандбол. Он следил за Олимпиадой в Рио, наша команда тогда произвела фурор. Никто не мог проигнорировать наше «золото», так и сдружились с Радимовым. Он выставил пост в Инстаграм, я ответила благодарностью — так и завязалось общение.

- Вы и сюрпризы друг другу делаете.

- После Олимпиады мы год хорошо общались. Он меня пригласил на свой день рождения, я приехать не смогла, но сюрприз подготовила, разыграла его. Потом и он меня прикольно поздравил с днем рождения.

- Если ваше общение не завязано ни на гандболе, ни на футболе, о чем вы с ним разговариваете?

- Нас связывает спорт в целом. Я могу с ним, как с человеком, не связанным с нашим видом спорта, чем-то поделиться, что-то обсудить. Ведь он, как бывший игрок и тренер, может что-то подсказать.

- А о чем-либо личном вы общаетесь?

- Недавно созванивались по поводу благотворительного матча по мини-футболу в Астрахани. Меня попросили достать для ребят памятные сувениры. Мы созвонились, я попросила его о помощи, он, естественно, ни минуты не сомневался, сразу согласился. Он, кстати, за нашими матчами тоже следит.

- Твой папа — бывший тренер. Смотрит игры, болеет?

- Конечно.

- Он продолжает давать тебе советы, или ты уже слишком опытная для этого?

- На чемпионате мира он отправлял мне голосовые сообщения с маминой помощью, рассказывал, подсказывал. А игры чемпионата России обсуждаем редко. Опять же, я не очень люблю говорить о гандболе с родными. Если мне нужна помощь или подсказка, сама могу спросить у папы.

- Советы дает дельные?

- Конечно! Папа не может дать плохих советов. Все всегда говорит по делу, максимально честно. И если я сделала какую-нибудь ерунду, то он мне так и скажет.

- А когда он последний раз сидел на трибунах?

- Давно уже. Он, кстати, собирается приехать в Ростов на наш матч Лиги чемпионов. Посмотрим, получится или нет. В Звенигороде он уже год, наверное, не ходит на игры.

ЕЛЕ СДЕРЖАЛАСЬ, ЧТОБЫ НЕ РАСПЛАКАТЬСЯ

- У нас продолжается чемпионат России. Сравни нашу команду в сентябре и сейчас?

-  Я не играла в сентябре и не очень хорошо знаю ту атмосферу, которая царила на площадке. Думаю, сейчас мы чувствуем себя более уверенно. Во второй половине сезона не должно возникнуть больших проблем.

- После сентябрьской неудачной для нас игры в Тольятти на пресс-конференции главный тренер «Лады» Левон Акопян признался, что тот «Ростов-Дон» — не та команда, которая есть на самом деле.

- Думаю, для всех это стало сюрпризом. Считаю, что все зависит от нас: если настроимся, не будем делать глупых ошибок, а будем играть уверенно, спокойно, то все будет нормально.

- Как сейчас себя чувствуешь? В декабре в одном из интервью ты сказала, что восстановилась после травмы только на 60%.

- Да, на тот момент я была не в лучшей физической форме. Не могу сказать, что к сегодняшнему дню я восстановилась, есть кое-какие проблемы. Меня все еще беспокоит боль в голеностопном суставе. Прикладываю максимальные усилия для того, чтобы скорее залечить ногу.

- Я не зря спросила про декабрьское интервью, которое ты дала во время чемпионата мира. Сборная России, в составе которой ты выступала на том турнире, обыграла Южную Корею, Тунис, Бразилию, Черногорию, Данию. В 1/4 финала команда «провалилась» с норвежками, хотя до этого, на турнире в Норвегии, сборной России удалось сыграть с ними вничью, проиграли только в серии пенальти. Что случилось с нашей национальной командой за столь короткий промежуток времени?

- Думаю, свою роль сыграли многие факторы. Во-первых, физически мы были не готовы, по крайней мере, я. Весь сентябрь я проработала по индивидуальной программе: качалась, набирала мышечную массу, работала над физической формой. Но игровая практика — это самое важное, ее ничем другим не подтянешь. Во-вторых, тренерский штаб в течение всего чемпионата использовал не весь состав нашей команды, поэтому силы распределились неравномерно: кто-то устал больше, кто-то меньше. Были моменты, когда можно было дать поиграть другим девочкам, которые не хуже остальных. Например, та же Катя Ильина — ей почти не давали игрового времени. Или Ксюша Макеева, которую мало выпускали на площадку.

- Хотя она много забивала.

- В том-то и парадокс. На тот момент команда не была готова, вот и все. Да, мы смотрели видео, знали все о каждом сопернике. Но получилось так, что норвежки нас разбили. У нас не получалось вообще ничего. В защите мы еще как-то «пободались» в начале, по сопернику было видно, что он напуган. Вспомни, сколько норвежки теряли мяч, они сами его выбрасывали, а мы не могли им ничего предложить в ответ. Потом они почувствовали преимущество и начали нас «долбить». И уже все. Этот матч можно было вытащить только с Божьей помощью. Это не та игра, которая была на Олимпиаде.

- Но тогда сборная была посильнее.

- Это понятно. Сейчас в команде много молодых игроков, но это не меняет того факта, что мы не были готовы. Мы уступили норвежкам абсолютно во всем.

- Стыдно было?

- Кошмар как. У меня еще после этого матча интервью брали наши журналисты. Я еле сдержалась, чтобы не расплакаться перед ними. В раздевалке была жесть. Никто не вышел, пока в себя не пришел. Для всех это был удар. Только через некоторое время понимаешь и принимаешь его, уже ничего с этим не сделаешь. Было и было. Это поражение нас чему-то научит.

- Говорили, что на Олимпиаде большую роль сыграл Левон Акопян, который был вторым тренером.

- Левон Оганесович, скажем так, «осаживал» Евгения Васильевича. Когда он, например, перебарщивал с тренировками, Акопян говорил: «Всё, заканчиваем, пошли отсюда». Также Левон Оганесович много подсказывал в тактических моментах. Они хорошо дополняли друг друга.

- На чемпионате мира его не хватало команде?

- Наверное, да. Сложно сказать, чего нам хватало. Сбор был маленький, состав практически новый.

- По сути, вы даже не успели почувствовать друг друга.

- У нас был единственный турнир в Норвегии для того, чтобы сыграться. Хотя девчонки уже вместе играли отборочные матчи с Австрией, Португалией. Но это не те команды, с которыми можно что-то почувствовать.

- На Олимпиаде победила именно команда. На чемпионате мира же больше было индивидуальных действий… И часто голы приносили ростовские связки.

- Да, мы с Макешей очень много забивали: мои ассисты, ее голы — получалось очень хорошо. А насчет индивидуальных действий — когда нет сыгранности, на что еще уповать? Только на то, что кто-то сам начнет атаку и закончит. В нашем случае тяжело с кого-то спрашивать: все делали то, что могли. Я думаю, что если нашей сборной дать время, все наладится.

МЫ ГИМН ПОЕМ ПЕРЕД КАЖДОЙ ИГРОЙ

- Ты выложила пост на интересную тему — негативное отношение россиян к нашим спортсменам, которые поедут на Олимпийские игры под нейтральным флагом. Это был твой крик души?

- Да, можно и так сказать. Последние дни меня разрывало просто… Я в соцсети не захожу, ни в каких группах не состою, комментарии не читаю, потому что знаю, какая там «грязь» происходит порой. Сравнительно недавно существовал сайт про российский гандбол. Помню, когда еще в молодежке играла, читала, что там пишут. Нам ведь, юным, было важно, что о нас думают люди. Как-то раз один человек там написал такие кошмарные вещи… Дошло до того, что я поудаляла аккаунты во всех соцсетях, кроме Instagram, там и узнаю последние новости. Как-то мой молодой человек показал мне, что написал один болельщик про наших ребят-олимпийцев, которые едут под нейтральным флагом. Я не помню дословно текст, но смысл сводился примерно к тому, что писали под моим постом в комментариях — «продажные» и так далее. Я была в шоке. Как так можно? Как только язык поворачивается сказать такое о человеке? Не понимаю этих людей. Я поставила себя на место ребят. Не знаю, что было, если бы люди начали говорить про меня такие же вещи. Я не против их мнения. Каждый может думать, как хочет, выражать это любыми способами. Но поливать грязью людей, которые отстаивают честь России… И кто этим занимается? Граждане этой же страны, которые патриотизм свой никак не показали и не доказали. Мы, спортсмены, за Россию свою душу отдаем, и это касается каждого соревнования, даже Лиги чемпионов — мы отстаиваем честь российского клуба за рубежом, а на чемпионате России мы гимн поём перед каждой игрой! В этой публикации я выразила все свои душевные переживания. Как могут говорить, что я наплевала на российский флаг, из-за того, что я написала в Instagram? Этот пост был обращением к людям для того, чтобы они поддержали олимпийцев в таких сложных условиях. А если они не считают это правильным, то не надо хотя бы опускать их.

- Ты бы поехала без флага?

- Да. Если я начну объяснять людям, которые писали кошмарные комментарии, что еду из-за того, что я всю жизнь отдала спорту, тренировалась для того, чтобы заслужить поездку на Олимпиаду, ведь это мечта каждого спортсмена, они назовут мое стремление эгоизмом. Конечно, в такой тяжелый момент проще бросить «белый» флаг и сказать: «Окей, мы никуда не едем, пусть издеваются над нашей страной». А то, что в этот период на олимпийцев оказывается давление в десятикратном размере, никого не волнует. И это ужасно. Я читала пост-обращение к болельщикам Елены Исинбаевой в Instagram. Она выразилась менее жестко, чем я. Там был такой контекст: «Вы — то, для чего мы играем. С вашей помощью мы выигрываем, вы — наш толчок для больших свершений. Когда болельщики на трибунах — для нас это гордость». А некоторые люди даже там писали гадости. К счастью, я научилась не обращать внимание на мнения других людей, потому что иначе было бы тяжело.

- Переживаешь, что так могут поступить и с вашей сборной на следующих Олимпийских играх?

- А зачем мне переживать? От этого ничего не изменится. Что будет дальше — решать не нам.

- А сейчас ты следишь за Олимпиадой?

- Смотреть особо не получается, так как график не позволяет. Например, в командном соревновании по фигурному катанию видела выступление только Евгении Медведевой и Алины Загитовой. Но за результатами слежу. Я это делаю даже назло тем, кто писал всякую гадость у меня в комментариях. У себя на страничке в Instagram в Stories выставляю все итоги, чтобы знали, что наши — молодцы! Все перед Олимпиадой говорили, что они едут проигрывать. Но нет, у нас уже есть медали!

- А тебе какой зимний вид спорта нравится?

- Очень нравятся фигурное катание и керлинг. Кроме того, люблю хоккей. Выступления наших девчонок никогда не видела, но за мужским хоккеем слежу и болею.

- Кто больше нравится — Евгения Медведева или Алина Загитова?

- Мне кажется, должна выиграть Медведева. Она как-то увереннее на льду, будто с ним не расстается, движения такие красивые, плавные. Душа к ней лежит. Но я очень надеюсь, что и Загитова будет на пьедестале.

- Ты бы поехала в Пхёнчхан поддержать наших?

- Если бы у меня был дополнительный отпуск — да. Писала бы из Южной Кореи посты: «Вот какие наши крутые!»

- В одном из интервью ты как-то сказала, что в детстве у тебя была звездная болезнь. Давно был последний «приступ»?

- Не могу назвать это прямо звездной болезнью. Но такое было. Я прекрасно общалась со своими коллегами по команде, уже в то время хорошо играла. Тогда я решила, что могу на них повышать голос, решать что-то. Но вовремя мозги на место встали. Это не самое страшное, что могло случиться. Больше такого не было.

- Ты много читаешь. Твой любимый жанр?

- Если честно, не знаю, что ответить. Мне могут нравиться вещи, которые совсем не похожи на то, что я уже читала.

- Какие твои любимые произведения и авторы?

- Я, действительно, прочитала немало книг. Из последних прочитанных «зашли» Арчибальд Кронин «Замок Броуди», Дэнни Кинг, Юрий Алкин. А так читаю и классику. Понравились «1984» Джорджа Оруэлла, «Идиот» Федора Достоевского, «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда.

- Судя по списку, тебе нравятся «сложные» произведения и писатели. Достоевский, например.

- С «Идиотом» как-то само сложилось. Читалось, может быть, и сложно, но все равно понравилось.

- И Оруэлл «грузит»…

- Оруэлл «тяжелый». Но «Американскую трагедию» Теодора Драйзера я прямо заставляла себя дочитывать. Настолько мне был противен персонаж… Хорошо читался «Источник» Айн Рэнд. А недавно я прочитала «Убить пересмешника» Харпер Ли — мне очень понравилось. Такая добрая книга от лица маленькой девочки, ее наивный взгляд на вещи… В произведении есть один момент, неприятный, несправедливый — а я вообще дико не люблю несправедливость — на минутку что-то ёкнуло, а потом снова ровно, хорошо и классно. Люблю легкие произведения.

- А из поэзии что-нибудь нравится?

- Нет, я не любитель.

- И по театрам тоже не любитель?

- В театр я ходила, но, к сожалению, не ценитель и не эксперт, чтобы об этом рассказывать. Может быть, в будущем. Театр нужно тоже почувствовать, понять.

rostovhandball.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить