Роман Абраменко: "Работа в какой-то степени даже интереснее, чем гандбол"

on .

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Роман АбраменкоВ первой части большого интервью уроженец Воронежа Роман Абраменко весело пробежался по своей богатой гандбольной карьере, протекавшей аж в восьми странах. А теперь добавляет перцу и рассказывает, как работал охранником в казино и ночных клубах Израиля, как стал отличником в Джорджтауне и как взращивает экзотичную сборную Ирландии.

— Карьеру вы завершили в 29. Что было дальше?

— Как гражданин Израиля рванул туда. Учиться хотел всегда. Уже через полгода поступил на юридический факультет в университет Хайфы. Мне было интересно это направление, явный гуманитарий по складу. В итоге не ошибся.

Тогда, правда, еще не умел читать на иврите. Но сказал себе: человек, который тренировался восемнадцать раз в неделю в белорусских Стайках, может начать учиться, даже не умея читать.

Хотя сначала пробовал еще совмещать учебу с гандболом. Подписал контракт с "Маккаби" из Ришон-ле-Циона. Но буквально через неделю играли в университете в баскетбол, и у меня выскочило колено. Подумал: опять тебе знак, брось ты уже все к чертовой матери!

Закончил, налег на учебу, а параллельно стал работать охранником в казино, грузчиком…

— Трудно пришлось?

— Ой, так было весело! Особенно поначалу. Стою на дикой русской дискотеке в Израиле над столом местного уголовного авторитета, ему лет 26. А я какой-никакой, но гандболист — зрители, автографы… Но проходит буквально две недели, и все меняется. И он такой крутой — протягивает кусок сыра: на-ка, братан, покушай… Беру этот кусок и благодарю. Очень важно бывает опуститься и начать восхождение. Если однажды это сделал, в жизни уже ничего не будет страшно. Кивни, улыбнись, возьми кусок и съешь.

Одна и та же группа охранников работала и в казино, и в ночных клубах. А потом их хозяева — бывший милиционер и еще двое парней — разругались. Разошлись и поделили охрану. А я не только силен в мордобое, но и умел гладко разговаривать. Все-таки юрист. Короче, меня оставили и в казано, и в клубах. Однажды ребята спросили: а почему ему можно, а нам нельзя? Подошел руководитель охраны казино: Ром, определись. И я сразу решил, что пойду в клубы. Но попросил: давайте напоследок еще смену отстою. А наутро по радио передали: оказывается, того человека нашли с ножевыми ранениями. В казино самый большой доход приносят ссуды, которые люди берут в истерике: играть хочется, а деньги кончились. И вот на этих ссудах сидела арабская мафиозная семья. И ее захотели подвинуть руками того парня…

— Долго оставались в Израиле?

— Четыре года. А потом тоже было весело. Вы, наверное, смотрели сериалы про юристов. Попал ты в крутую фирму — и жизнь удалась. Но мне было уже 33. Не к лицу бегать, рассылать письма.

И здесь приезжает преподаватель из Штатов. Двухнедельный курс "Международные налоги". Ладно, думаю, схожу. И на первом же уроке он говорит: в прошлом году "Rolling Stones" заработали триста миллионов долларов. Налог в Англии, предположим, 33 процента. Сколько они заплатили? Звучат ответы: сто миллионов, пятьдесят… Нет, неправильно. Полтора миллиона. И я, мол, знаю, как этого добиться. Ха, в ту же секунду я понял, что нашел призвание.

Много ходил к тому профессору. И как-то он говорит: что собираешься делать после университета, где хочешь нарабатывать стаж? Я навскидку: Лондон. Посылаем резюме, и через месяц меня действительно зовет лондонская фирма.

Потом возвращаюсь в Россию. А там чудеса, безумно жирные 2007-2008 годы. Сначала попал к каким-то жуликам, потом — к девелоперу, который строил огромный бизнес-центр. Совершенно случайно угадал именно ту налоговую структуру, которая ему необходима.

Так забавно было… Сижу на интервью. Напротив — кадровичка: сколько хотите зарабатывать? Думаю: ну не наймут же они меня… Отвечаю: не скажу! Она растерялась: это неправильно, хоть что-то назовите… давайте каждый напишет на бумажке, а потом вскроем. Пишу четыре штуки. Она показывает — около десяти. Согласен! Она: а что у вас? А не покажу. Когда будем работать вместе и станем друзьями, расскажу. Потом она говорит: мы хотели бы, чтобы вы ходили на работу в костюме. Отвечаю: за такие деньги готов и в сетчатых розовых чулках!

Потом та фирма обанкротилась. Успел полгодика поработать в ОАЭ. Симпатичная, милая страна. Даже сходил там на пару тренировок гандбольной команды. А потом меня приняли в Джорджтаун — очень крутой вашингтонский университет… Благодаря тому девелоперу на учебу как раз накопил. Подсчитал, что за все время на образование потратил около четырехсот тысяч долларов. Снова пошел по самой жесткой дороге. А потом уже стало проще…

— Получать диплом Джорджтауна вы вышли в майке воронежской "Энергии"…

— Джорджтаун — это престиж. Все в этих шапках… А я же формировался не как адвокат, а как спортсмен и пацан. Помпа мне претила. Решил похулиганить, сделать реверанс родному городу, гандболу, своим парням. Хотя и не играл в "Энергии", там было много моих друзей. Мог себе позволить — закончил с отличием. А сколько у мальчишек было счастья, когда увидели то фото "Вконтакте"…

Потом были снова Россия, Ирландия, два или три образования… В Ирландии сам позвонил в гандбольную федерацию: ребята, если нужна помощь, готов. И мне дали студенческую команду.

— В чем сейчас заключается ваша работа?

— Тружусь в гейминговой компании. Она делает социальное казино. Его смысл в том, что ты, играя, например, в покер на телефоне, можешь потратить деньги, но не можешь вытащить выигрыш. Говоря по-русски, я начальник юридического отдела.

Работа в какой-то степени даже интереснее, чем гандбол. Другая Вселенная. В ней есть Гарвард и школа экономики, где я проходил короткие курсы. В ней мой близкий знакомый — налоговый судья, номинированный Обамой. В ней конференция в Лас-Вегасе. В ней можно завтра оказаться в Дубае на совете директоров. Увлекательная жизнь.

Самое приятное, что с каждым днем ты все больше стоишь — из-за новых знаний. В этом нет неуверенности спорта. Вы же знаете, что даже самый успешный гандбольный тренер живет неспокойно, потому что завтра могут остановить финансирование. Не говоря уже о спортсменах, там постоянные нервотрепка и вопросы. Куда уехать? Как не сломаться? А моя работа — это стабильность, комфорт и интерес.

Кстати, у нас была тяжба с футбольным "Манчестер Юнайтед". Расскажу без деталей. Мы спонсировали клуб, но "МЮ" не выполнил условий контракта. А цифры там были ох какие. Объяснили им, что они не правы. Расторгли контракт, перестали платить.

Когда были спонсорами, приезжали на "Олд Траффорд". За нами прислали лимузин, мы смотрели футбол из VIP-ложи. "Здравствуйте, а вот это Уэйн. Он сегодня не играет, перебрал карточек". Кстати, до сих пор дружу с бывшим игроком клуба Луи Саа. Еще раньше пересекался с Кармен Электрой, Пирсом Броснаном… Когда сам поиграл, уже не воспринимаешь их как звезд.

Как мы сошлись, к примеру, с Саа? У тебя "кресты"? И у меня. Как ты лечился? А я вот так. Сейчас он работает над соцсетью для звезд, немного помогаю ему с правовым оформлением.

— Когда только приехали в Ирландию и увидели уровень тамошнего гандбола, наверное, схватились за голову?

— Как говорят за границей, это было не первое мое родео. Примерно такой уровень и предполагал, без иллюзий. Не думал, что встречу полдюжины ребят, которые по непонятным причинам реально горят гандболом. Вы же знаете, что здесь в почете регби, ирландский футбол и херлинг. Что такое ручной мяч, люди даже не знают. Местный гандбол — подобие сквоша. Игра, где надо бить ладонью по маленькому мячу о стену. Но я ведь работаю не ради результата. Куда важнее, что люди счастливы, когда видят, что у них получается.

Когда мои студенты заняли второе место в чемпионате, имея состав слабее других, президент федерации предложил тренировать и сборную. Согласился, набрал ребят, которые могут бегать. Тех, кто живет в Ирландии, у меня в сборной всего двое. А команду университета уже не тренирую. Там на занятиях много мальчишек и девчонок разных уровней готовности. Утомительно.

— В сборной вам платят?

— Ни копейки. Больше того, каждая поездка обходится где-то в тысячу евро своих. Плюс иногда доплачиваю за ребят, когда им не хватает. Только участие в чемпионате мира для команд развивающихся гандбольных стран финансирует ИГФ.

Но я могу себе позволить такое удовольствие. Тем более что по Европе путешествовать дешево. На кэмпах нередко заезжаю к друзьям. Вот недавно были у Лехи Французова в Испании. В Германии заглядывал к белорусам Диме Радкевичу и Антоше Лакизо. Это правильная жизнь. Даже в Гарварде вам скажут: лучше иметь две карьеры. Подумываю даже переселиться куда-нибудь в Скандинавию и тренировать на более серьезном уровне. Мне нравится. Хочется больше отдавать людям, которые хотят брать.

— Ваша сборная Ирландии чаще всего проигрывает. Это не отбивает охоту работать?

— Нет. У нас был вечный соперник — команда Мальты, которую не могли обыграть. Но на последнем чемпионате не оставили ей ни шанса. Прогресс можно наблюдать и на таком уровне. Удовольствие — самое важное. Практически уверен, что ребята заиграют на еще серьезнее.

Встречаемся с турками — и после первого тайма уступаем всего два мяча. Но я понимаю: нас всего одиннадцать, во второй половине парни встанут. Но какое удовольствие они получали, оказывая сопротивление Рамазану Дене — тогда лучшему бомбардиру Лиги чемпионов! Мой вратарь из шестой немецкой лиги, который поотбивал все, настолько вдохновился, что спросил: тренер, а я смогу играть в третьем дивизионе? Отвечаю: без вопросов. И действительно — играет.

— У вас в сборной даже есть гандболист с фамилией Кулеш…

— Кстати, связывался со СКА, хочу купить майки минской звезды. А мой Кулеш — славянских кровей, его родители из Саратова. Парень здесь вырос, уже ирландец, по-русски говорит с акцентом. Молодец, играет линейного и защитника. Стоит, как скала, и очень рассудительный. Они у меня все очень умные, студенты. Один и вовсе доктор.

— Если бы вышли на площадку, были бы в своей сборной лидером?

— Да. Но болит спина, и поэтому даже не пытаюсь. Хотя в атаке был бы сильнее всех, кроме одного левши. Играет в первой датской лиге. Возможно, я не забрасывал бы много… Хотя на таком уровне — забрасывал бы, о чем разговор. Даже сейчас, когда играем в баскетбол, становлюсь в защиту, и парням со мной трудно. Тем более я выше всех сантиметров на десять.

— Что представляет собой чемпионат мира для команд развивающихся стран?

— Немного странный турнир. Там играют сборные Фарер и Турции. Их уровень достаточен, чтобы бодаться со словаками, даже с поляками и белорусами. Вряд ли выиграют, но поцапаются. И в то же время там есть такие парни, как албанцы, которым даже мы двадцатку привозим. Средний уровень — это мы, Великобритания, Мальта… Разбежка большая. Но в принципе турнир полезный и интересный. А одиннадцать человек в последний раз привозили потому, что там можно использовать только трех игроков старше 24 лет.

— Увидим ли мы когда-нибудь сборную Ирландии на топ-турнире?

— В отборочных стадиях — увидите. Хотя гандбол здесь вряд ли будет развиваться. Для этого надо, чтобы он был в школах. А у ирландской федерации просто нет такого интереса. Ставил вопрос в ИГФ. Чтобы укоренить гандбол в стране, которая никогда в него не играла, нужны усилия, другое качество решений. Если бы удалось договориться со школами, нашел бы тренеров. В той же Беларуси. Но, к сожалению, не получается. Проблема менеджеров в спорте наверняка есть и на постсоветском пространстве. Интеллектуалы идут на Уолл-стрит.

Мои мальчишки будут развиваться, играя в Швеции, Дании, Германии. И мы с ними зацепим Великобританию, может, даже Грузию или Латвию. Но лиги и школы здесь нет.

С двумя-тремя ребятами встречаюсь раз в неделю. Учу технике, пониманию гандбола, добавляю баланса, координации. Поставил команде взрослую 6-0, показал, как гонять мяч, как разыгрывающему двигаться по диагонали. Но, конечно, нужно намного больше времени.

Самая большая проблема в том, что гандбол занимает в принципе малую часть их жизни. Парни могут пропустить даже эту еженедельную тренировку. А ведь технически и физически у нас очень сложная игра.

— Не думали организовать спарринги в России, Беларуси, на Украине?

— Знаете, с радостью приехал бы. Сыграть, конечно, не против взрослых. Может, против 18-летних парней или какого-нибудь клуба. Но сборы в Германии для нас просто дешевле, чем, допустим, в Беларуси. Хотя, может, попробую приехать. Чтобы тому же Мироновичу еще раз поклониться.

— Сколько языков знаете?

— Если брать широко, то пять. Работать могу на трех. Это русский, английский, иврит. На норвежском читаю, пишу, говорю. Датский —слабее. Но они почти одинаковы. Понимаю и шведский.

— Жить в Ирландии вам комфортно?

— Очень. Квартира с видом на море. На работу — двадцать минут на электричке вдоль залива. Хорошие зарплаты, качественные продукты, чистый воздух. Всем бы так!

— Вы рассказывали, что в ирландском гандболе чуть ли не бог…

— Естественно. Не потому, что я такой крутой. Просто пришел с другой планеты, из настоящего спорта. Могу сказать: давайте съездим в гости к "Вардару". А вот Леха Французов, чемпион мира, зовет к себе. А здесь Леха Растворцев прислал кроссовки. Плюс видение гандбола. Как поставить ногу, как сыграть "двойку", как развернуть плечо — они такого раньше не знали. Смотрят восхищенно.

— Курьезы там сплошь и рядом?

— Хватает. Помню, судил матч чемпионата с участием своей же команды. Причем босиком — мои туфли испачкали бы паркет. Судил один. И каждый раз при спорной ситуации, останавливал игру и спрашивал обе команды: согласны или нет? Ха, и большинством голосов принимали решение. А однажды сам вышел поиграть за своих. Так судьи сразу же с испугу выписали три удаления. Просто потому, что я большой и страшный.

vk.com/handballfast

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить