Эдуард Кокшаров: "Стараюсь адекватно оценивать силы и состояние команды"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Эдуард КокшаровЭто трудное для рулевого сборной России интервью он дал пару дней спустя после возвращения с чемпионата мира, где его команда стала четырнадцатой, не решив турнирных задач.

— Предположу, что с возвращением домой у вас немного улеглись эмоции...

— Нет. Вот только пытаюсь их унять. Но они все равно по-прежнему одолевают вместе с вопросами: как, почему, что можно было сделать по-другому? Это не скоро уляжется. Уже и матчи пересматривал. Некоторые — не раз. Стараюсь адекватно оценивать силы и состояние команды. Но и себя в результате тоже виню. Короче, чувства смешанные.

— Как оцените чемпионат по своей тренерской оценочной шкале?

— А никак! Единственный очевидный позитив вижу в том, что на турнир поехали и молодые игроки, которые не стушевались в сложных игровых ситуациях и получили колоссальный опыт. Самое главное огорчение? По разным причинам, объективного и субъективного характера, игроки, которым предстояло тянуть главный груз, не показали того, чего от них ожидал.

— И все же еще о позитиве: в чем вы оказались правы, что предугадали?

— Даже в таком состоянии команда смогла играть против таких грандов гандбола, как сборные Франции и Германии, и ни в чем им не уступать. Огорчило, что при отсутствии опыта таких тяжелых игр проявилась нехватка стабильности.

— Чего не учли, не предусмотрели?

— Можно говорить о ситуационных просчетах. Возможно, во встрече с французами надо было оставить на концовку Диму Житникова, а не усаживать его на скамейку после двух ошибок. Или уже на матч против бразильцев, возможно, стоило заявить Максима Михалина. Хотя все это рассуждения после драки. Ведь не исключено, поступи я так, сейчас именно об этом мы говорили бы, как об ошибках.

— Что из тактических заготовок осталось неосуществимым, невостребованным?

— Считаю, у нас был достаточный для такого турнира запас вариантов. Не все и не всегда получалось и выполнялось. Многое из того, что заготовили, не реализовали — как в обороне, так и в атаке. Возникли проблемы психологического характера. Оказались не готовы к различиям между режимом квалификационных матчей с паузой в несколько дней и турнирным графиком, где тяжелые игры идут чередой.

Если кто-то будет упрекать в том, что играли одним составом, не используя всю скамейку, отвечу, что так действовали не только мы. Возьмите французов, немцев. Тот же Винчек, к примеру, все матчи пашет в защите. Пекелер играет и в обороне, и в атаке. Никто не говорит об усталости. Мы тоже. Даже разговоров об этом нет.

— Из-за чего тогда так плохо был сыгран важнейший матч против бразильцев?

— Повторюсь: дело прежде всего в психологии. Но считаю совершенно неверным подходом искать причину в том, что накануне мы на всю мощь сыграли против немцев. Не приемлю появившиеся в прессе, в том числе и на вашем сайте, рассуждения, что было, мол, правильнее разделить эти матчи по значимости!

Во-первых, это чемпионат мира. Посчитайте варианты. Даже если бы мы выиграли у бразильцев, уступив перед этим немцам, мы вышли бы из группы без очков. И потом все равно не решили бы задачу пройти в олимпийскую квалификацию, так как играли бы в основном раунде за места от девятого и ниже. Очки в предварительном раунде надо было набирать не только на "своих" командах. Да и бразильцы потом победой над хорватами доказали, насколько они не просты.

Во-вторых, команда с амбициозными целями должна быть ментально готова сражаться с любым соперником. Это когда у тебя уже есть семь очков и гарантированный выход дальше, тренеру можно прикидывать, как и с кем играть, на кого выходить и кому из лидеров дать отдых. А когда перед тобой еще не решенная задача и ты собираешь драгоценные очки, всякая калькуляция — это глупость. И потом, я не представляю, как можно объяснить команде, что на какую-то из игр ставку мы не делаем. Надо готовить спортсменов в каждом матче играть на победу.

— А не оказались ли заведомо завышены поставленные вам задачи? Исходя из объективной оценки положения дел в российском мужском гандболе, да и в команде перед турниром.

— Возможно, кто-то и решил для себя, что потеря из-за травм пятерых важных игроков критично нас ослабляет. Но мы так не считали, готовились играть на совсем другой результат. Конечно, любой специалист при желании может сравнить нашу команду с соперниками — по позициям, по клубному представительству. У тех же бразильцев полсостава — ведущие игроки клубов французской и испанской лиг, которые в любом случае сильнее нашей российской.

Но я изначально пресекал эти мысли и в команде, и у себя в голове. Мы настраивались дать бой всем. Почему не вышло? Тому есть и объективные причины.

К примеру, на того же Диму Киселева возложили ответственность основного игрока. Может, она его и придавила. По большому счету, ему не хватило опыта таких игр. Сейчас понимаю, что к доверенной роли он не был готов. Но его в том не виню. Желания у парня, как и всех других, было в избытке. Но нужно еще и умение. А оно приходит после гораздо большего числа таких игр.

— Почему вы обходите в объяснениях фактор травм?

— Потому что я брал на себя ответственность за решение задачи именно тем составом, который отправился в Германию. Уже не важно, что мы шли к чемпионату одной командой, а поехали на него совсем другой. Естественно с пятью игроками, которых в сборной не оказалось, у нас была бы совсем другая игра.

— До чемпионата вы говорили о плановой ротации и равномерном распределении нагрузки для поддержания нужной игровой интенсивности. Это были педагогические ходы? Ведь на деле ничего подобного не получилось.

— Я готовил именно такую игру и на нее рассчитывал. Но, повторюсь, оказалось, что не все из-за нехватки опыта могли выдержать эти нагрузки и ответственность.

— Атака и защита. Какая из фаз игры потребует теперь большей работы?

— Обе. Причем огромной работы. По ходу квалификационных матчей мы показывали совсем другую игру в защите. Даже наша схема 5-1 функционировала совсем иначе. Отчасти потому, что нас застали врасплох новые критерии судейства. Арбитрами теперь не учитывается инерция движения игрока. Он без толчка кладет руку на корпус соперника и получает две минуты, а то пенальти в придачу. А после двух удалений под угрозой дисквалификации гандболист совсем по-другому ведет себя в защите. Видя такое, команда перестраивалась по ходу турнира. Больше работали ногами, но это не всегда получалось.

Плюс, если разобрать все матчи обстоятельно, обнаружится разнобой в судейских подходах и трактовках. В схожих эпизодах нас наказывали удалениями и пенальти, а соперников — всего лишь свободными бросками. Вспомним матч против французов. Да, мы не выдержали их натиска и плохо провели концовку. Но в последнем эпизоде пенальти за фол против Горпишина все же надо было назначать!

Причем позже, уже перед матчами с македонцами, мы неформально пообщались на улице с работавшими на той игре официальными представителями ИГФ. Я спросил: разве в таких эпизодах, решающих исход матча, не следует запрашивать видеопросмотр? Ответ меня шокировал. Они признали, что там был пенальти. Но знаете что добавили? Что мы все равно не попадали в основной раунд, а просмотр эпизода, случившегося в последние полминуты, согласно правилам, мог повлечь дисквалификацию на следующий матч линейного французов — при том что у них уже травмирован Сорендо! Мой следующий вопрос был: а мы-то в чем виноваты? В ответ — разведенные руки: сорри...

— Почувствовали себя в эпицентре большой гандбольной политики?

— Да. Очень отчетливо. От всего этого остался неприятный осадок. Такое чувство, что побывали на чужом празднике.

— Поясните?

— Хозяева турнира — Дания и Германия. Сборной Германии, если объективно, выйти в полуфинал сегодня не по силам. Не та это команда. И, если бы не судейская помощь, она там точно не была бы. Причем все было подсчитано до мелочей: как она выходит, при каких раскладах. А потом оказалось, что мы отобрали у немцев не свое очко. И сразу сделались неугодными. И случилось это перед матчем с бразильцами.

Там произошло именно то, о чем мы предупреждали ребят. Умелые судьи при контроле над игрой могут сделать очень много, нескольким свистками и жестами развернуть события в нужный сценарий. Если ты не наголову выше классом, тебя уберут.

— Но в игре против немцев этого не случилось.

— Там такой судейский контроль тоже был. Просто в концовке мы уравняли счет двумя неубиенными голами, которые при всем желании невозможно было отменить. Сначала чистый перехват и отрыв Житникова, затем бросок Косоротова после тайм-аута. Там мы пошли на завершение розыгрыша именно угрозой с девяти метров, потому что понимали: при любом нашем контакте с немецкими защитниками судьи засвистят и спустят время на свободном...

И знаете, что самое плохое в этих негласных правилах гандбольной политики? Никто не в силах этому противостоять и что-то изменить.

— Той ничьей с немцами вам как тренеру можно гордиться. Разделите такое заключение из нашей оперативной рецензии?

— Нет, не разделю. Та игра ничего не дала нам в смысле решения задачи. Она лишь оставила надежду, что нашим ребятам под силу сражаться с кем угодно.

— Тогда скажите, в каком из матчей сборная была максимально близка к реализации задуманного плана.

— Во встрече с французами. Мы к каждой игре готовились обстоятельно, досконально разбирали соперника. Там удалось правильно поставить защиту, и ребята отлично выполнили установку. Французское нападение с хвалеными игроками долго ничего не могло нам противопоставить, и для него это было серьезной проблемой.

— А почему в трех последних матчах не играл капитан сборной Даниил Шишкарев?

— Из-за травмы. Он растянул сухожилие на ноге, и это оказалось несовместимо с игрой. Сделали блокаду. Но на разминке перед игрой против французов он все равно почувствовал боль. И уже не было смысла усложнять состояние игрока.

— Насколько существенными будут правки в составе перед апрельскими матчами евроотбора против венгров?

— Они в любом случае будут. Там предусмотрен совсем другой режим подготовки: соберемся только за два дня до первого матча. Но говорить об этом сейчас предметно не имеет смысла. До того времени много воды утечет. Мы ведь уже прогнозировали состав на чемпионат мира. А в итоге он получился совсем не таким.

— По ходу турнира вам удавалось следить за играми других команд?

— Конечно. Максимально внимательно смотрел матчи будущих соперников. Но и другие группы в поле зрения тоже держал.

— Что на чемпионате сильнее всего впечатлило в игровом плане?

— Не удивило ничего. Все команды развиваются примерно в одном ключе. И главными факторами успеха остаются состав и готовность к конкретному турниру.

Не нравится все более активное использование в атаке варианта "семь на шесть". Снять вратаря при игре меньшинстве — это еще куда ни шло. Но при полных составах этот прием убивает зрелищность игры. Считаю, что от этого правила надо отказываться.

— Сделаете прогноз на завершающий отрезок турнира?

— Мне в принципе все понятно. В финале сыграют сборные Дании и Германии.

— И кто победит?

— Сейчас сильнее датчане. Но не факт, что они выиграют титул.

— Финал у них дома.

— Там могут вступить в игру другие силы.

vk.com/handballfast