Василий Филиппов: "Мне понравилось тренировать"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Василий ФилипповРасставшись неделю назад с главным тренером, гандбольный "Спартак" обходится без всяких комментариев к случившемуся. Василий Филиппов с откровениями тоже не спешил.

Нам удалось пообщаться с уволенным из московского клуба тренером в... белорусском Бресте, обнаружив его в числе зрителей на недавнем "финале четырех" СЕХА-Газпром-лиги.

— По горячим следам увольнения вы вежливо отказались от интервью нам, попросили отсрочку. Для чего она была нужна?

— Надо было просто прийти в себя. Остыть эмоционально. После подобных событий в голове появляется много мыслей. Анализируешь свои действия, поступки других. Понимал: если что-то и говорить на публику, то прежде надо вернуться в привычное русло, обойтись без сиюминутных эмоций. А они поначалу бурлили.

— Делаю вывод: отставка застала врасплох.

— Да, она стала для меня сюрпризом. Согласитесь, нечасто увольняют тренеров, команды которых идут на первом месте. Основная задача, которая ставилась "Спартаку" на сезон — победа в чемпионате России — остается актуальной. От достижения цели я не отказывался и нигде не говорил, что не смогу задачу решить.

— Но команда неудачно провела март, дважды проиграв "Чеховским Медедям"...

— Да, это так. Хотя, замечу, проигрыш в чемпионате страны не был критичен. У нас был запас очков, благодаря которому при победах в оставшихся матчах команда первой завершит регулярный сезон.

Поражение в кубковом финале было более болезненным. Игра выдалась тяжелой. И для победы над "медведями" нам снова немного не хватило. В кубковом розыгрыше задача победить жестко перед нами не стояла. Но мы понимали, что для команды, стоящей в топе, этот титул важен. Очень хотели его взять и сильно расстроились, когда проиграли.

— За полтора сезона были девять матчей "Спартака" против чеховцев: три ничьи и шесть поражений. Эти результаты не выстраиваются для вас в закономерность?

— Очевидная схожесть матчей лишь в том, что в каждом нам чуть-чуть не хватало в концовках. Мы много это анализировали. И будет неверно говорить, что происходило одно и то же. Каждый раз — что-то новое. В одном случае подводили вратари. В другом они, наоборот, выручали, однако хромала реализация в атаке.

К примеру, в матче за Суперкубок при надежной игре и голкиперов, и защиты мы не реализовали четырнадцать бросковых дуэлей один на один.

Сюжеты выходили совершенно разными. Взять декабрьскую ничью в Крылатском. Там Саша Деревень забросил потенциально победный мяч под звук сирены. Все решалось в доли секунды. Арбитры взяли на себя ответственность и гол не засчитали. Хотя их решение могло быть и обратным. Я не сказал по этому поводу ни слова. Хотя, допускаю, зафиксируй рефери тот гол, Владимир Салманович Максимов сказал бы многое.

— В сообщении клубного офиса о вашем увольнении фигурирует формулировка "по взаимному соглашению сторон". Как достигалась эта взаимность?

— Девять дней спустя после кубкового финала мы выиграли матч чемпионата в Уфе. А по приезде оттуда я узнал новость о своей отставке.

Про "взаимное соглашение" меня спрашивали не только вы. Понятно, что это формулировка канцелярская, лукавая. Объяснить, что же на самом деле произошло, тем же болельщикам или вам, мне сложно. Хотя разошлись действительно на спокойной ноте, с взаимными пожеланиями всяческих удач.

Знаю только, что теперь "Спартак" для меня — это команда на всю жизнь. Как и "Чеховские Медведи", в которых я всего достиг как игрок.

— Допускали мысль, что так скоро уйдете из "Спартака"?

— Точно не думал, что такое возможно до конца сезона. Работал, осознавая полную ответственность за результат. Прежде всего — перед игроками, которые пришли в новый клуб вместе со мной.

Сами себе мы всегда ставили задачу только побеждать. И до начала прошлого сезона, когда нам в качестве цели обозначали место в первой шестерке. И позже, когда мы хорошо стартовали и все увидели, какой боевой получился состав. Нас перенацелили на третье место, но в раздевалке речь постоянно шла только о максимуме. Наши игроки принесли с собой в новый клуб победный дух прежних команд.

— По мере приращения череды неудач в соперничестве со "Спартаком" не назревало ощущение растущего напряжения, недовольства клубного офиса вашей работой?

— Возможно, после этих мартовских проигрышей там созрело некое убеждение, что со мной у руля обыграть "медведей" мы не сможем. А напряжение, конечно, росло. Оно было высоким с начала этого сезона. Ведь теперь нам ставили уже задачу побеждать везде, удачно дебютировать в еврокубках. Когда любой результат, кроме титула, приравнивается к неудаче, — это всегда давление.

Не считаю, что те мартовские проигрыши превратили наши шансы на чемпионство в призрачные. Возможно, они сейчас не 50 на 50. Но ведь точно и не 10 на 90.

— В таком беспобедном личном соперничестве с Максимовым не возникало чувства отчаяния и безысходности?

— У меня? Точно нет! Правда, опасался, как бы что-то подобное не появилось у игроков. Но в наших неудачах не было ничего мистического, мы всегда понимали, в чем причины. И ребята снова выходили на площадку, сражались.

— Вы видели в игре команды прогресс?

— Да. В феврале, после возвращения игроков из сборной, у нас появились очень хорошие сыгранность и взаимопонимание в нападении. Адаптировались в командных действиях игроки, пришедшие в "Спартак" летом.

Например, Иналь Афлитулин — от него многое зависит как от разыгрывающего. Сначала ему тяжеловато было вести игру. После январских сборов стали очевидны перемены к лучшему.

Оценивая "Спартак", все концентрируют внимание на его противостоянии "Чеховским Медведям". Но при этом никуда не подевалась та же "Нева". Мы очень натужно соперничали с ней в прошлом сезоне, а в этом уверенно выиграли уже дважды. Потому что стали сильнее.

Усилилась и защита. Лев Целищев стал в ней важным персонажем в центре. Там появилась возможность полноценной ротации троих: его, Егора Евдокимова и Саши Черноиванова.

К плей-офф мы подходили с уже отлаженным умным гандболом, к какому я всегда тяготел как игрок. У нас расширился арсенал комбинаций. Некоторые ребята не сразу поняли важность командной игры. А сейчас именно из нее стали вытекать яркие индивидуальные действия. Для меня прогресс в игре "Спартака" очевиден.

— Сбили на взлете?

— Ну, можно сказать и так. Сейчас должен идти самый важный этап подводки к плей-офф. Мы много играли в феврале. Потом был тяжелый март. А в "паузе сборных" можно было неплохо переключиться и подготовиться. Тем более что руководители клуба идеально развели в календаре оставшиеся встречи "регулярки" с "Динамо-Виктором" и СКИФом, которые изначально стояли там через день.

— Вам тяжело далась эта неделя?

— Отвлекался от невзгод в семье. Вот на днях родилась дочка! У нас с Аней это уже четвертый ребенок. Так что хватает в жизни и радостного.

— Ваше прошлогоднее интервью по итогам дебютного сезона в "Спартаке" называлось "Пособие для начинающих авантюристов". Что стоит туда добавить по итогам последующего отрезка вашей тренерской карьеры?

— Мне все это время хотелось сосредоточиться именно на тренерской работе, чтобы делать ее хорошо. Но хватало постороннего, на что приходилось постоянно отвлекаться. Пытался многое из этих факторов замкнуть на себе, чтобы они не отрывали от площадки и игры парней. К сожалению, в России (а может, и в гандболе в целом) много потусторонней возни. Она заставляет постоянно учитывать, что у тебя за спиной или сбоку. В результате в основной деятельности выдаешь лишь процентов семьдесят от того, что мог бы.

— Чего важного вы на первых порах не учли?

— Ха, всего этого в тренерскую методичку не вложишь! Но сейчас точно знаю: начинающим тренерам надо больше прислушиваться к авторитетным мнениям со стороны. Свое мнение и свой курс — это очень важно. Но, если ты поступаешь, как считаешь нужным, имея за душой советы бывалых коллег, у тебя всегда есть варианты поправок к собственным действиям.

— Как правильно строить взаимодействия с руководителями из клубного офиса?

— Примерно как с игроками. Тренеру полезно не просто что-то делать, но и постоянно объяснять логику своих действий и поступков. Не диктовать требования или условия, а добиваться понимания.

По ходу работы многое переосмыслил. Например, взаимоотношения с игроками перестроил раза три, пока не нашел золотой середины, при которой мы стали полностью понимать друг друга и спокойно идти к цели. Поначалу в команде, состоявшей из твоих недавних партнеров, выработать верную тренерскую линию поведения было непросто. Передать в интервью те оттенки эмоций и тонкости психологии, пожалуй, не возьмусь. Это сложно.

— Назовите свои глобальные ошибки?

— Глобальных, думаю, и не было. Поначалу позволял себе чрезмерные эмоции во время игр. Они мешали смотреть на площадку трезво — были просчеты при заменах, при перестроениях обороны. Даже в финале Кубка непозволительно разбушевался, получил предупреждение, и у команды в решающие минуты забрали мяч. Если действительно косячил в управлении игрой, в позу не становился. Всегда говорил ребятам: признаю — здесь мой гол, здесь неудачно взятый тайм-аут...

— Что изменилось за время соперничества в ваших отношениях с Максимовым?

— Не секрет, что порой мы конфликтовали, когда я играл у него в Чехове и сборной. Сейчас многое в тех историях переоценил и искренне сказал Владимиру Салмановичу: простите за то, как вел себя, будучи игроком. На себе прочувствовал, что значит одному управлять полутора десятками человек, у каждого из которых свои мнение и характер. Это первое.

Второе: мне очень хотелось его обыграть. И я его обыграю! Буду стараться сделать это уже с другой командой.

А еще мы стали больше общаться, обсуждая игры. Я пробовал было размышлять о его решениях и даже отваживался на советы. Но это оказалось бесполезным. Потому что сразу слышал в ответ: лучше послушай-ка меня.

— То есть Максимов продолжает воспринимать вас как ученика?

— Он именно так воспринимает всех своих бывших игроков, даже олимпийских чемпионов. Тональность в общении ничуть не меняется. И это не изменишь.

— Из обещаний обыграть учителя вытекает актуальное любопытство: что дальше?

— Мне понравилось тренировать. Не жалею, что испытал себя в этом деле. Хочу и дальше им заниматься, хотя работа эта отбирает много сил, нервов и попросту здоровья. Но мне это не просто нравится. У меня получается.

Люди со стороны пусть говорят по этому поводу, что угодно. А для меня главное — такое самоощущение. И останавливаться не хочу. Сейчас многие интересуются: отдохнешь пару месяцев? А мне отдыхать и не хочется. Пару дней — и уже заскучал по залу и свистку.

Так что в ближайшее время, возможно, сообщу вам о себе что-то новое. Процессы на сей счет идут. Говорить пока ничего не могу. Но несколько важных встреч и бесед уже состоялись.

— На прежнем месте работы на кого-то осталась обида?

— Нет, никакой. Наоборот, благодарен руководителям клуба, что доверили, рискнули запустить меня в этот полет необстрелянным, подарили редкий шанс. Но в первую очередь благодарю игроков. Мы вместе многое прошли и выдержали. Ну и болельщикам "Спартака" спасибо. Их поддержка и симпатии помогали идти вперед.

vk.com/handballfast