Антон Ревенко: "Денег нам хватает"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Антон РевенкоВ линейке интервью, итожащих сезон, разговор с генеральным директором "Ростов-Дона" — в числе важнейших. И никому не надо объяснять, почему так.

— Сезон вас порадовал?

— Сложный вопрос. Команда, несмотря на проблемы с травмами, выступила достойно и показала хорошую игру. Однако основную задачу мы не выполнили: выиграть Лигу чемпионов не удалось.

Правда, не стоит забывать, что мы работали на три соревновательных фронта и при этом подводили большую группу игроков к выступлениям в составе сборной России. На чемпионате Европы во Франции за нее сыграли восемь ростовчанок, и все внесли существенный вклад в завоевание серебра. Поверьте, это очень непросто — работать, соблюдая интересы и клуба, и сборной.

— Вам хватает бюджета для войны на три фронта?

— От количества турниров бюджет не зависит. Он формируется загодя. Основные составляющие: зарплаты игроков и персонала, логистика, покрытие расходов на проведение матчей, маркетинг, работа с болельщиками.

Денег нам хватает. И за это большое спасибо Ивану Игнатьевичу Саввиди, руководителям "Ростсельмаша", губернатору Ростовской области Василию Юрьевичу Голубеву, всем нашим спонсорам.

— Размеры бюджета прошедшего сезона?

— Он формируется по календарному году. Пока окончательных цифр назвать не могу.

— Насколько погружен в дела клуба главный спонсор — Иван Саввиди?

— Глубоко. Он контролирует финансы, расходы на трансферы, напрямую общается с игроками и тренерами, другими нашими спонсорами. То же самое могу сказать и о руководителях "Ростсельмаша" Дмитрии Александровиче Удрасе и Юрии Викторовиче Рязанове. И они, и Саввиди болеют за нас на большинстве домашних матчей, стараются бывать на выездных. Они знают наши проблемы, включая работу с молодежью, вникают в нашу политику в отношении игроков.

— В спорте бывают ситуации, когда спонсоры и покровители позволяют себе влиять, скажем, и на определение состава...

— У нас здесь все просто. В контракте с главным тренером всегда оговорено: на нем трансферная политика, он несет полную ответственность за тренировочный и соревновательный процессы — в них не вмешивается никто. Мы полностью доверяем тренеру в вопросах, где он разбирается лучше всех.

— Почему в "Ростов-Доне" нет должности спортивного директора?

— Наши результаты доказывают, что в ней нет необходимости.

— Как понимаю, переговоры с агентами, тренерами и игроками ведете вы. Насколько сложно увлекать российскими вариантами зарубежных гандболисток и наставников?

— Это непросто. Особенно когда приглашаешь тренера. Всегда есть боязнь ошибиться. Задумываешься, как человек воспримет российскую специфику, насколько комфортно будет ему в нашей стране, удовлетворят ли бытовые условия. Тренеру-иностранцу, как правило, приходится долго находиться вдали от семьи. Все это приходится учитывать при переговорах.

С игроками проще. Например, Лоис Аббинг любит что-то в жизни менять. Она всегда готова устроить себе какой-то челлендж, с ней мы быстро пришли к согласию.

Но многих пугают наши расстояния, длительные перелеты и переезды по ходу чемпионата России и Лиги чемпионов. Да и расхожие страшилки о России тоже.

— Что в итоге становится решающим фактором при получении согласия? Прописанная в контракте сумма довольствия?

— Не скажу, что здесь все решают деньги. Наши финансовые условия неплохие, но они сопоставимы с предложениями европейских конкурентов. Важнее, что мы заработали имидж солидного клуба, неукоснительно соблюдающего все обязательства. Никого и ни в чем не обманули.

Игроки видят, что команду возглавляют известные европейские наставники. Сейчас у нас работает вообще лучший, на мой взгляд, тренер женского мирового гандбола. Мы выстроили одну из самых современных систем в учебно-тренировочном и соревновательном процессах, в восстановлении.

Весь гандбольный мир осведомлен: в случае травмы гандболистки "Ростов-Дона" ее немедля отправят на консультацию и лечение к лучшим специалистам европейской спортивной медицины.

Все перечисленное существенно облегчает работу по привлечению игроков и тренеров. Думаю, сегодня мы можем пригласить к себе любую звезду мировой величины.

— Тогда почему же от вашего предложения отказалась Кристина Нягу?

— И откуда у вас такая информация? С Нягу мы переговоров не вели. Ее стиль не подходит под нашу философию командного духа.

— Амброс Мартин — уже третий иностранный тренер в Ростове. Верно ли полагать, что вы остались недовольны работой его предшественников? Да и Мартин не смог взять Кубок чемпионов...

— Не ошиблись ли мы с его приглашением? Нет, не ошиблись. Считаю, это было верное решение. И достигнутые в этом году результаты — заслуга Амброса.

Что касается работы Фреда Бужана, то с ним мы достигли практически всего, что планировали.

С Яном Лесли у нас был первый опыт приглашения специалиста из-за рубежа. Под его руководством команда выиграла чемпионат России, который на протяжении долгих лет ей не давался. Ему удалось перестроить психологию игроков, привнести в команду свежие и интересные идеи и методику, раньше в российском гандболе не практиковавшиеся.

— У этих тренеров сильно различались требования к условиям быта, работы, организации клубного хозяйства?

— Фред и Амброс никаких сверхъестественных требований не предъявляли. Оба они контактны, удобны в общении. Быстро ассимилировались в Ростове.

С Лесли трения возникали. Но они решались в рабочем порядке, и потом ничего подобного не было в отношениях с Бужаном и Мартином. Объясню это специфичным датским менталитетом Лесли. Ну и нашим первым опытом работы с зарубежным тренером.

— Как удалось в середине сезона заполучить из "Астраханочки" Кристину Кожокарь и Милану Таженову?

— У Амброса очень строгие требования к тренировкам. Скажу даже, что их организацию он ставит выше собственно игр. Приступив к работе, он понял, что для полноценных занятий из-за травм ему не хватает игроков.

Вот мы и начали поиск. С Кристиной вели переговоры и прежде. К Милане давно приглядывались.

Хочу сказать большое спасибо директору "Астраханочки" Геннадию Лебедеву. Коллега пошел нам навстречу, не стал чинить препятствий своим лучшим гандболисткам, понимая, что девчата будут расти в матчах Лиги чемпионов и в дальнейшем смогут завоевать места в сборной.

— Вы не вмешиваетесь в действия тренеров. Но при этом должны контролировать их работу. Как это выглядит?

— Мы работаем по недельным, месячным и годовым планам. В них есть и тренерские разделы. То есть всегда ясно, куда движется команда, как она тренируется. Этого вполне достаточно для контроля.

Мы регулярно собираем так называемые "постоянные совещания". На них все, начиная от тренеров и заканчивая медиками и пресс-службой, открыто обмениваются мнениями. Понятно, всегда возникают насущные вопросы: что не так, что надо улучшить или исправить.

Во главе угла при этом всегда пожелания тренерской бригады и игроков. Именно они первичны в нашей клубной иерархии. А главный тренер в ней — царь и бог.

— Появилась информация о предстоящей реконструкции Дворца спорта. Где будете играть в следующем сезоне?

— Во дворце. Конечно, есть на сей счет определенные опасения. Но у нас пока нет других вариантов. Надеюсь, решим возникшие проблемы совместно с городскими и областными властями.

Проект реконструкции Дворца спорта уже разработан. И верю, что наконец-то начнется строительство нового зала для гандбола. Однако реконструкцию и строительство необходимо развести по времени. В Ростове это прекрасно понимают.

— Вы работаете с женским коллективом. Это особые эмоции и сложности?

— Сложности неизбежны в любом коллективе. А что касается женского… Да, порой бывает трудно. Но хороших и приятных эмоций гораздо больше, чем негативных. Мы же работаем не только с замечательными спортсменками, но и с прекрасными женщинами — донскими красавицами, причем без кавычек. Не пойму, зачем вы все время их ставите.

— Чем обусловлен выбор новичков команды на следующий сезон?

— Это решения Амброса Мартина. Он придает большую важность связке разыгрывающей и линейной. Приглашенная Юлия Бенке, Майя Петрова и Ксюша Макеева — игроки разноплановые. Это добавит вариативности в атаке. Да и защищается Бенке неплохо.

— А Ира Никитина? Не многовато-то разыгрывающих? Ведь уже есть Вика Борщенко, Милана Таженова, Ана Паула Родригес...

— Вика играет и в центре, и на краю. Ей место найдется. Родригес может с блеском сыграть как в центре, так и на позициях полусредних. А Ира сейчас привлекается в сборную, весной неплохо себя там зарекомендовала.

Общая позиция клубного руководства, которую разделяет Мартин, — ставка на российских гандболисток. Здесь исходим из интересов сборной в преддверии Олимпиады. Так что перебора не вижу. Берем в расчет и наш напряженный график. Да и от травм никто не застрахован — вспомним прошедший сезон.

— Вам бы еще Дашу Дмитриеву позвать. Не думали об этом?

— Скажу больше: мы ее приглашали, и настойчиво. Но она выбрала другую команду. Теперь остается только пожелать Дарье успехов на новом поприще. Но дверь в нашу обитель будет открыта для нее всегда.

— Вас устраивают теперешние взаимоотношения клуба и сборной?

— Вполне. За исключением ситуаций, когда все клубы Суперлиги практически полными составами работают на своих сборах, а мы отправляем в национальную команду по восемь-десять игроков. И тогда напрочь лишаемся возможности работать по планам клуба.

— Как решать эту проблему?

— Четким, грамотным и заблаговременным планированием. Весь мировой гандбол работает по плану. Есть выделенные в международном календаре недели национальных команд.

Мы готовы идти навстречу. Но интересы сборной должны сочетаться с интересами клуба. Например, если тренеры сборной захотят организовать сбор в октябре, то это будет невозможно, потому что для нас это время подготовки к Лиге чемпионов.

— Вы директор, доступный для игроков и сотрудников клуба? К примеру, они могут дозвониться вам в любое время суток?

— Ха, конечно. Номер моего телефона есть в клубе у всех. Но не припомню, чтобы у кого-то возникла необходимость дергать меня среди ночи. Мы стараемся работать планово. И это получается.

— Как складываются взаимоотношения с другими клубами? Вопрос в том числе о конфликтах, трениях, недопонимании или даже вражде.

— Конфликты и споры между клубами могут касаться прав на игрока при решении вопроса о переходе. Все остальное — соревновательные детали.

У нас хорошие отношения с российскими и зарубежными коллегами. Собираемся после матчей, если подобные мероприятия организуются. В Ростове, Астрахани, Краснодаре, Тольятти, во многих европейских клубах это общепринятая норма.

Иногда, конечно, между руководителями клубов пробегает черная кошка. Но любую проблему можно решить переговорами, телефонным звонком. Стараюсь общаться с коллегами напрямую, особенно в ситуациях "ходят слухи тут и там".

— Судейство — тема, актуальная для вас? Насколько "Ростов-Дон" устраивают арбитраж и работа технических делегатов?

— Эти вопросы тренеры и руководители клубов стараются не обсуждать во всеуслышание. Они — отдельный пласт гандбольной жизни. Судьи работает не без ошибок. Но в целом, на мой взгляд, нынешний чемпионат прошел ровно, в женской Суперлиге громких скандалов не было. Это нас вполне устраивает.

— А календарь российских соревнований?

— Тоже. Хочу сказать добрые слова в адрес ФГР. Календарь позволяет экономить на логистике. Пока он верстается, идет активный обмен мнениями между командами. Пожелания в письменном виде отправляются в офис федерации. И, насколько мне известно, в прошедшем сезоне там всегда шли навстречу.

— Задачи на новый сезон определены?

— А они не меняются. Иван Игнатьевич Саввиди каждое лето говорит так: "Если не стоит цель быть первыми во всех турнирах, тогда я в этом деле не участвую". А без него нам будет трудно...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить