Сергей Горпишин: "Доверяю этим людям — Эдуарду Кокшарову и всем остальным"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Сергей ГорпишинНа днях молодой линейный был представлен в качестве новичка "Вардара". Хотя связал себя с клубом он еще весной и заочно разделил с ним все невзгоды и радости конца сезона.

— Когда мы созвонились в первый раз, ты сказал, что собираешь вещи и готовишься к переезду. Из Эрлангена в Скопье?

— Нет. Сначала все домой привезу, к родителям. Вернее, даже к сестре. Шкаф, телевизор, кровать оставлю ей... А через недели две-три уже буду переезжать в Скопье. Надо чуть-чуть отдохнуть, а потом начну ходить в тренажерный зал, бегать — готовиться к предсезонке.

— Как собираешься отдыхать?

— Пока еще не знаю. Нужно встретиться со знакомыми, которых долго не видел, у родителей побывать. А то редко вижу их. Наконец-то буду борщик кушать, соляночку. В Эрлангене готовил только макарошки и рис. Такие супы, как у мамки, у меня не получаются.

Пацаны тоже так. Вот, например, если Пашка Атьман прилетает в Россию, сразу отправляется по делам. А потом посмотрим: если останется время, может, уеду куда-нибудь на три-четыре дня.

— В Скопье в последние дни успел побывать?

— Пока нет. Хотя не так давно был там со сборной России. Разговариваю с пацанами: как, чего? Спрашиваю у Тимура, пишу Кристиану Диссингеру. Не сомневаюсь, что ребята мне потом быстренько помогут. Будет время и на то, чтобы посмотреть Скопье. Потому что, когда приезжали со сборной, видел, к сожалению, только зал и гостиницу. Слышал от пацанов, что город красивый. Если он такой же, как арена, тогда все будет топ.

— О чем ты расспрашивал Тимура и Кристиана?

— До подписания контракта интересовался, как все выглядит. Зрители, обслуживание... Говорят, все прекрасно. Ну и маленькие вопросы. Типа: поможет ли клуб с квартирой? Мне сказали: не переживай, поможет. Диссингер играл в "Киле". Так он говорит, что в "Вардаре" ему больше нравится, чем там. Хотя здесь, в Германии, считается, что в "Киле" все лучшее. А если бывший игрок этого клуба уверяет, что в Скопье еще лучше, я уже рад, что перееду туда.

— Давай восстановим хронологию трансфера. "Вардар" проявил интерес к тебе еще после чемпионата мира. Как это было?

— Мне позвонили, спросили, есть ли у меня контракт на следующий сезон. Я к тому времени еще ничего не подписал. Ждал чемпионата мира, надеялся, что будет интерес от клубов побольше. И именно так и получилось. Конечно, был рад. Вот тогда и задавал вопросы и Тимуру, и Кристиану. Спрашивал совета. Они были только за. Сказали, что ждут меня, тоже рады.

— Звонил спортивный директор и тренер сборной Эдуард Кокшаров?

— Да. Разговаривал со мной, с отцом. А потом мы вдвоем решали, думали, рожали. Знали, что по-любому придется уезжать из "Эрлангена". Повторюсь, был очень рад, что позвали в эту команду. Потом "Вардар" еще и выиграл Лигу чемпионов. Мне 21, и меня подписал такой клуб. Мне кажется, команды лучше я точно не найду.

— В общем, думал ты недолго?

— Наверное, сразу понял, что буду подписывать контракт. Когда звонят из такого клуба, дважды думать не надо. Мама, конечно, переживала, не хотела пускать так далеко. Привыкла, что живу от дома хотя бы в пятистах километрах. А сейчас будет тысяча восемьсот. Но она тоже хочет, чтобы я чего-то добился. Это тоже самое, как если бы тебе позвонили из "Киля" или "Барселоны". По идее такой клуб, как "Вардар", может пригласить любого, и игрок, думаю, всегда будет за.

— Что чувствовал, когда вскоре после этого пошли неприятные новости о прекращении финансирования в следующем сезоне?

— Конечно, сильно переживал. Мне заранее позвонили и сообщили об этом. Мы стали смотреть, у каких команд еще есть интерес. Ведь это случилось поздно, у многих клубов уже не было бюджета, имелись полные составы. Но спустя неделю-две перезвонили из "Вардара" и попросили, чтобы я пока ни с кем не подписывал контракт. Потому что в клубе планировали разговаривать по этому вопросу, решать, что дальше. Потом получил еще один звонок: мол, все будет хорошо, не стоит переживать. Успокоили. Написали Тимур, другие пацаны. Рано узнал, что все в порядке и большая часть команды остается. Так что про эту тему быстро забыл.

— Ты рассказывал немецкой прессе, что когда начались трудности, Эдуард Кокшаров сообщил тебе, что контракт аннулируется.

— Так и было. Мне сказали, что не будет проблемой, если я подпишу контракт с другим клубом. Но потом попросили чуть-чуть подождать. Если бы ситуация пошла в иную сторону, мне помогли бы. Но все сложилось хорошо.

— Когда тебя попросили подождать, не было опасений, что проблемы не рассосутся?

— Доверяю этим людям — Эдуарду Кокшарову и всем остальным. Их слову я верю. Тем более это такой большой клуб. И люди, и город, и страна болеют за него. Мы с пацанами в Германии не верили, что он просто так развалится. Конечно, такое тоже бывало. С "Гамбургом". Там случилась беда. Но все равно никто не мог представить, что в "Вардаре" произойдет подобное.

— Тебе пришлось подписывать контракт дважды, или прежний вновь активировался?

— Остался старый. Для меня ничего не изменилось.

— Как, кстати, проходило подписание?

— Мне прислали контракт по электронной почте. Я подписал. Тяжело во время сезона куда-то выбираться. Тем более я играл и за первую, и за вторую команду "Эрлангена".

— Как это происходит? Ты подписываешь контракт — и отправляешь обратно по почте?

— По электронной. В Германии то же самое. Сейчас редко контракт подписывается в прямом смысле слова. Только если для PR. Наверное, 95 процентов соглашений заключается через электронную почту. Считается, что это уже подписанный контракт.

— Почему тогда "Вардар" объявил об этом только сейчас?

— Не знаю. Думаю, было важнее решить другие вопросы. Потом команда поехала на "финал четырех". Эта информация, акция за пределами площадки была не нужна. В Германии то же самое. Насколько знаю, если игроки подписывают контракты, например, в декабре, объявляют об этом порой только в мае-июне.

— Российской диаспоре в "Вардаре" еще бы вратаря — и можно было бы выставить чисто свою семерку.

— Да, точно, кстати. Ха, кто знает, кого клуб подпишет следующим.

— Такое количество соотечественников облегчит тебе адаптацию.

— Конечно. Думаю, быстро привыкнуть там будет просто. Много россиян, могу с ними болтать по-русски. Есть Диссингер, с которым спокойно буду общаться по-немецки. Говорят, он тоже хороший пацан. Плюс у меня отличный английский. Смогу спокойно со всеми контактировать. Сейчас постараюсь быстренько выучить самые главные фразы на македонском. Чтобы можно было, например, закупаться. Пацаны говорили: если знаешь русский, македонский быстро выучишь. Новый язык, другие люди, город — но должно все получиться. Ха, выбора нет. Если бы приехал в клуб, где никого не знаю, переживал бы больше.

— Побывал на "финале четырех" Лиги чемпионов в Кельне?

— К сожалению, не успел. У нас с "Эрлангеном" были тренировки, мероприятия. Но мы смотрели игры вместе. После каждого гола команды пацаны подбегали и орали вместе со мной: "Айде, "Вардар!" Тоже радовались.

— Ты понял, как, за счет чего твой новый клуб выиграл эту Лигу чемпионов?

— Да. Не было полной ясности, остается ли клуб. Говорили, что "Барселона" и "Веспрем" сильнее. Но говорить — одно дело. А провести 60 минут на площадке — совсем другое. "Вардар" проявил себя как команда, как семья. И не выходил бороться за выживание, а хотел сыграть для себя, для фанатов, для города. Видно, что через эмоции, через тактику — даже если летели семь мячей — гандболисты перевернули ход турнира. Кто мог в начале сезона сказать, что клуб выиграет Лигу чемпионов? Самое главное, что команда верила, хотела доказать и доказала. Как коллектив "Вардар" хорошо справился с ситуацией, которая сложилась.

— В следующем сезоне ты сам дебютируешь в Лиге чемпионов. Это мечта?

— Да, конечно. Помню, как ровно три года назад сидел возле телека и смотрел матчи Лиги чемпионов, старался учиться. За это время я сыграл на чемпионате мира, теперь вот перехожу в один из лучших клубов гандбольной Европы. Это просто мечта. Что все так быстро получится, никто не мог ожидать. Но, как обычно в моей жизни, два-три звонка все поменяли.

— Как оценил этот трансфер отец?

— Конечно, тоже был рад. Понимает, что это следующий шаг и что просто не будет. Состав хороший, игры тяжелые, больше поездок туда-сюда... Но именно оттого я буду дальше расти и учиться. И если хочу чего-то добиться, так и должно быть. Спортсмену нельзя отдыхать — никогда. Нужно хотеть больше и больше. Вот как в случае с Тимуром: выиграл Лигу чемпионов два раза — можно и третий.

— Ты часто говоришь про Тимура. С ним больше всего контачишь?

— Я со всеми много общаюсь. Но в последние недели больше всего вопросов задавал именно Тимуру. А так могу всегда написать любому: Серому Горбоку, Шишу... Помогут. Они же прекрасно понимают, сколько мне лет, куда я переезжаю. Сами когда-то это проходили.

— В "Вардаре" тебя рассматривают еще и как центрального защитника?

— Вообще-то я центральный и есть. Это то, что я всю жизнь делал. Последние полтора сезона еще и вторым ставят. Но я должен уметь защищаться и вторым, и третьим, и четвертым, и пятым. Нужна высокая подвижность. В сборной меня стараются всему этому научить. Пацаны неплохо гоняют. С их помощью я хорошо учусь. Против того же Димы Житникова не очень просто защищаться. В Германии немного таких гандболистов, как он. Вот сейчас в Лиге чемпионов против подобных стану играть каждую неделю.

— Тебе нравится сравнение линейных с рыбками в аквариуме, которых постоянно нужно подкармливать. Сташ Скубе и Павел Атьман хорошо накормят тебя в "Вардаре"?

— Думаю, они будут меня прекрасно кормить. Надеюсь, не потолстею, как рыбка. Очень рад с ними играть. С Пашкой в сборной работать просто шикарно, очень приятно. Видно, что это другие разыгрывающие по сравнению с теми, что были в "Эрлангене". Не могу дождаться, когда получу от них первые пасы в линии.

— За "Эрланген" в этом сезоне ты провел всего 14 матчей и ни разу не забросил. У тебя были разногласия с тренером Адальстейнном Эйоулфссоном?

— По ходу сезона сложилась тяжелая ситуация, одно время была сложная фаза. Тренеру нельзя было выпускать молодых игроков. Он боялся, что случится полный провал. Не доверял молодым. Точную причину даже не знаю. На эту тему было бесполезно разговаривать.

В защите я выходил. А во второй команде уже мог делать все, проводил на площадке по 50 минут. В сборной пацаны тоже быстренько наиграли.

В конце сезона он уже стал выпускать молодых. Но у меня случилась травма. Шесть недель назад подвернул колено. Скопилась жидкость. Пришлось отдохнуть. Сейчас уже все хорошо.

— Но тебя ведь уже нельзя назвать на сто процентов молодым, ты прошел чемпионат мира.

— В том-то и дело. Думал, что после чемпионата тренер будет меня выпускать. Ожидал, что станут больше доверять. Турнир получился неплохим — мне так говорили люди, я оценивать не хочу. Многие не понимали, почему меня не выпускали. На тренировках давал сто процентов. Пахал, как все, но играл, к сожалению, меньше.

— Выступать после чемпионата мира во второй команде — так себе удовольствие...

— Конечно, гандболисты были другими. Но я играл с друзьями. Было очень приятно — и мне, и им. Если возникали вопросы, молодой игрок всегда мог подойти. Молодой — в смысле 18-летний. Я ненамного старше. У меня были две разные роли. Во второй команде один из главных. В первой один из самых молодых. Таким редко можно что-то сказать. Ха, только мячи таскаешь и водичку.

— Сильно переживал, что не играешь?

— Конечно, чуть-чуть переживал. Но дело в том, что когда мне давали шансы, у меня получалось. Я же не отдыхал три месяца, тренировался и знал, на что способен. Когда выпускали против "Киля", "Магдебурга", ошибок было мало. К тому же раздавались звонки от тренеров других команд. Я даже не был в курсе, что они меня знают. Оказывается, долго следили за мной. Из-за этого переставал переживать. Если смотрит один человек, то смотрят и другие. Но разошлись с "Эрлангеном" мы нормально. С тренером — тоже.

— Кто, например, тебе звонил?

— Сеяд Хасанефендич из "Айзенаха". Я не ожидал. Он спросил, как дела, узнал ситуацию. Сказал, что болеет за меня, смотрит и надеется, что у меня все получится в "Вардаре".

handballfast.com

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить