Екатерина Лубяная: "Интересно поучаствовать в проекте с самого старта"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Екатерина ЛубянаяГандболистка, "без вести пропавшая" из российской Суперлиги, возвращается туда спустя семь лет. Они были пестрыми и насыщенными впечатлениями.

Екатерина Лубяная — пожалуй, самая загадочная из всех игроков ЦСКА, недавно представленных новым столичным клубом.

Она родилась на Украине, на Кировоградчине. Детство провела в забайкальской Чите и снова на Украине. А учиться гандболу стала уже в Санкт-Петербурге.

Катя — воспитанница гандбольной школы Московского района северной столицы. Санкт-Петербург она покинула зимой 2012 года после расформирования и снятия с чемпионата России команды "Кировчанка".

С тех пор она играла по многим адресам, но о Суперлиге до последнего времени даже не думала. И вот 30-летняя гандболистка заявлена в составе новорожденного клуба со звучной вывеской ЦСКА. О том, где и как провела правая крайняя значительную часть карьеры, в обстоятельном разговоре специально для нас.

— Когда узнала об интересе к тебе со стороны ЦСКА?

— Сменить обстановку я в любом случае собиралась, но какого-то готового решения не было. В марте или начале апреля на меня вышли руководители создававшегося ЦСКА и предложили свои условия.

Поначалу были сомнения. Но взвесила все "за" и "против", приняла приглашение. Интересно поучаствовать в проекте с самого старта. Задачи серьезные, а работать предстоит в интересном коллективе и со знаменитым тренером.

— Откуда ты знаешь о Яне Лесли?

— Конечно, знала, что датский тренер Лесли два с половиной года тренировал "Ростов-Дон". Но не более того. Но потом мне про него много разного, причем только положительного, рассказала вратарь из Дании Софи Хансен, с которой мы вместе играли за шведский "Буден". Оказалось, что они с Лесли из одного города, Эсбьерга, и она хорошо знает не только Яна, но и его жену, детей.

— Шведский гандбольный портал писал по весне, что "Буден" договорился с тобой о продлении контракта.

— Шли только разговоры. Клуб был во мне заинтересован, но я не говорила в ответ ни "да", ни "нет". Тогда и последовало предложение из ЦСКА. Так что никаких продлений контрактов со шведской стороной я не оформляла.

— В не самом известном шведском клубе ты провела три сезона. Что запомнилось больше всего?

— Самое ценное — комфортная атмосфера вокруг. Чувствовала себя в большой дружной семье. Казалось бы, Буден — город совсем небольшой, он на севере Швеции, недалеко от Лулео. Но мы всегда находили, чем заняться, часто ходили в гости, клуб постоянно находил различные способы развлечься.

Особенно тепло общалась с семьей Паулины Масны. У нее мама полька, а папа — швед. А еще запомню очень доброжелательную атмосферу на трибунах и душевное отношение болельщиков.

— Помимо тебя, в "Будене" играла и российская вратарь Виктория Польшикова. А если посмотреть в заявку команды, кого там только не найдешь: испанка, полька, норвежка, исландка, француженка...

— Скажу больше: прежде были еще датчанки, португалка, австрийка. Большинство команд элитного дивизиона располагаются на юге Швеции. Многие шведские игроки параллельно с занятиями гандболом учатся и поэтому привязаны к своим городам.

Соответственно, в северный Буден проще пригласить иностранок, чем переманить шведских гандболисток. А своя школа там не настолько мощна, чтобы регулярно выпускать игроков уровня взрослого чемпионата. С Викой Польшиковой мы играли вместе два моих первых сезона в "Будене". С ней команда поднялась из второго дивизиона в элиту.

Когда я приехала, "Буден" только повысился в классе. Для клуба и города это стало большим событием. Начало выступлений прошло на фоне энтузиазма. Первой приоритетной задачей было закрепиться в сильнейшей лиге, и ее мы выполнили.

На второй сезон пришел знаменитый наставник Пер Юханссон, который работал со сборной Швеции и с "Бухарестом", а теперь возглавляет сборную Черногории. Пер — нетипичный швед, очень эмоционален во время игр и часто не мог себя сдерживать.

Работать с Юханссоном было очень интересно. Он постоянно мотивировал игроков и создавал в команде отличный настрой. А затем ушел, приняв приглашение из Черногории. Хотя в прошедшем сезоне, периодически, когда позволяла занятость на Балканах, участвовал в тренировочном процессе "Будена".

— До Швеции у тебя был белорусский этап карьеры: сначала БНТУ-БелАЗ, затем "Гомель".

— Все верно. Только между ними уместился еще полугодовой отрезок в Норвегии. Выступала за "Фредрикстад". Интересно, что главным тренером там был швед. Его зовут Кристер Карлссон. Получается, уже тогда, осенью 2015-го, я основательно познакомилась со скандинавским гандболом и его тренерской школой.

В БНТУ меня пригласили вместе с подругой, тоже воспитанницей санкт-петербургского гандбола Аней Виноградовой. Она — левая крайняя. Минской команде как раз нужны были игроки на оба фланга, нас разом и позвали. В финале сезона-2014/15 получилась знатная рубка с "Гомелем". Мы провели четыре матча и три из них выиграли. Сплошные нервы, очень сильные эмоции.

Во "Фредрикстад" уезжала всего на полсезона, а потом последовало приглашение от "Гомеля". Стало очень интересно снова окунуться в белорусский чемпионат, во все эти разборки между "политехом" и гомельчанками.

Вторую половину сезона-2015/16 я провела уже в команде Томаша Чатера. И так получилось, что два года подряд стала чемпионкой Беларуси, причем с разными командами.

В "Гомеле" подобралась отличная компания: посреди сезона пришли сильные игроки белорусской сборной Диана Ильина и Настя Лобач. На скорое возвращение в Беларусь повлияла еще и учеба. Я поступила получать второе высшее образование в Международный институт дистанционного образования при БНТУ. Правда, окончить его не удалось из-за отъезда в Швецию.

— Была в твоей карьере и полная коллизий история с расформированием "Кировчанки" и массовым отъездом ее игроков на подмогу строившемуся тогда "Вардару".

— Все случилось настолько быстро, что многого мы сразу и не осознали. Вот представьте: в один непрекрасный день позвонили и сказали, что на тренировку "Кировчанки" можно не приходить. Мы уезжали целым скопом: Олеся Кирий, Анна Виноградова, Оксана Орехова, Настя Светлова и я.

Буквально месяц прошел с тех пор, как "Кировчанку" расформировали и сняли с чемпионата России. Все это случилось в феврале 2012-го. В "Вардаре" мы окунулись в совершенно другую атмосферу. Мне всегда хотелось попробовать себя в зарубежном клубе. А там такое звездное окружение, гандболистки из разных стран — это был замечательный опыт. А конкурировала я на позиции правой крайней с Катей Костюковой.

— Где за все эти легионерские годы удалось полнее себя проявить?

— В Швеции. Все три года в "Будене" имела максимум игрового времени и чувствовала, что мне доверяли партнерши и тренеры.

— Ты воспитанница питерского гандбола. А в совсем юном возрасте оказалась в московском "Луче"? Было ведь и такое.

— Моя первая питерская наставница — Татьяна Юрьевна Пышкина. А в "Луч" меня порекомендовал Юрий Беляев из Пикалева, тренер команды Ленинградской области. В 16 лет поехала в Москву, и там у меня было больше тренировочного и игрового времени в дублирующем составе, с которым работал Сергей Никитин.

— Из всех гандболисток, с кем тебя сводила судьба, кого назовешь наиболее яркой?

— Трудно выделить одну. Но, пожалуй, Инна Суслина. Это человек, к которому в "Вардаре" всегда хотелось прислушиваться.

— Твои нынешние конкуренты на позиции в ЦСКА — Анна Богдашева и Сара Ристовска. Что скажешь о них?

— Наверное, прозвучит странно, но за российским чемпионатом не следила совсем. Поэтому про Аню Богдашеву не знаю ничего. Что касается Сары Ристовской, то она начинала в "Металурге" из Скопье, когда я была в "Вардаре". Потом Сара играла в "Вардаре" и "Криме", создала себе очень крепкую репутацию.

— Из тех, кто в 2012 году уезжал вместе с тобой из "Кировчанки" в "Вардар", кто-нибудь остался в гандболе?

— Точно и не отвечу. Связь с девчатами потерялась, свежих известий о них не получала. Могу только предположить, что в гандбол они уже не играют.

— Какое место ты считаешь своим домом?

— Все-таки Санкт-Петербург. Но бываю там редко — когда отпуск, еду к маме. Времени всегда очень мало, хочется дарить его самым близким людям.

В нынешнее межсезонье в Питере уже побывала. Гуляли, ходили в театры, а потом ненадолго съездили отдохнуть. Успела повидать давних гандбольных подруг: Светлану Бурду, которая тоже когда-то играла в "Кировчанке", и тех, с кем занималась вместе еще в школе.

— Верно, что ты не была прежде знакома ни с кем игроков ЦСКА?

— Именно так. Мы общались пока совсем немного. Для нас организовали общую встречу, показали тренировочную базу в Красногорске и клубный офис. А потом мы несколькими группами прошли медицинское обследование. Но это не та обстановка, где можно пообщаться спокойно. С Яном Лесли перекинулись буквально парой фраз.

— За три года в "Будене" ты не заговорила по-шведски?

— Даже не ставила такой задачи. Зато прилично подтянула в Норвегии и Швеции английский. Он поможет свободнее общаться с Лесли.

— Подсчитывала, сколько команд и тренеров было в твоей карьере?

— Иногда пытаюсь это сделать. Но с моей тягой к перемене мест сбиться проще простого. И очень сложно никого не забыть.

vk.com/handballfast