Павел Максимов: "Близок к пику”

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Павел МаксимовЛинейный, привлекавшийся некогда в сборную России, возвратился в Суперлигу после трехлетнего европейского вояжа.

— Если бы три года назад в Перми все было благополучно с деньгами, остались бы в клубе?

— Сложный вопрос. С одной стороны, я уехал, когда начались трудности с финансированием, а до конца ситуация не была ясна. Связался с агентом и перешел в клуб турецкого чемпионата "Анкараспор". Но в то время я и сам имел желание попробовать силы на международной арене. Поэтому дать утвердительный или отрицательный ответ я не могу.

— Семья легко отпустила вас за границу?

— Жена с ребенком поехали со мной. Негатива решение перебраться в Турцию не вызвало. Скорее, наоборот: они сами хотели получить возможность пожить за рубежом, увидеть иной менталитет, новую культуру. Сравнить разные подходы как в профессии, так и в быту.

Им там очень понравилось — и сама страна, и отношение местных к детям, к спортсменам, да и вообще к жизни. Тем более климат Анкары чем-то напоминает погоду в ростовских краях, откуда родом и я, и моя супруга. Долгое время мы жили в Перми — на Урале суровые зимы, да и лето жарким не назовешь.

— В Румынию жена с ребенком с вами уже не поехали. Может, и на возвращение повлияли? Мол, папа, хватит уже путешествовать, пора домой.

— Нет, главным фактором моего перехода стал разговор с Василием Викторовичем Филипповым. Мы подробно обсудили один на один все вопросы, и после этого я решил вернуться в российский чемпионат.

— Когда приехали в Турцию, что-то удивило?

— Разве что в бытовом плане. Отдыхающие знают, что на местных курортах все обстоит хорошо с проживанием и питанием. Но и в повседневной жизни сервис не хуже. А в плане гандбола турецкая лига все же послабее российской. Зато манера игры более жесткая.

— А болельщики?

— Очень громко выражают эмоции поклонники клубов, которые привязаны к футбольным брендам. Например, "Бешикташ" — там да, приходя на гандбол, люди чего только не творили. Были случаи, что и файеры зажигали — в закрытом-то помещении. Эффект, сами понимаете, был впечатляющим.

При этом сам я на футболе за время игры в Турции ни разу не был. Потому что "Анкараспор" не имеет над собой футбольного коллектива.

— Об особенностях турецкого менеджмента ходят разные слухи…

— Не без этого. Часто обещают одно, а после приезда стараются скорректировать условия договора в меньшую для игрока сторону. Сталкивался с подобным и я. В Анкаре играл вместе с Эльдаром Насыровым, который вернулся в Суперлигу чуть раньше. Сначала договариваешься на одну зарплату, а уже в Турции руководители хотят привязать ее не к курсу евро, как изначально договаривались, а к биржевым котировкам местной лиры.

— Турецкий язык успели выучить?

— Да, в целом неплохо не только понимаю, но и говорю. А уж объясниться в магазине, на рынке или в каком-нибудь другом заведении сферы услуг уже давно не проблема.

— А потом вы переехали в Румынию — в "Бакэу"…

— Да. Просматриваю много мирового гандбола, и сравнивать румынскую лигу с немецкой или французской пока рановато.

Но, думаю, тамошний чемпионат посильнее российской Суперлиги. Даже не так: средний уровень выше. У нас выделяются "Чеховские Медведи", "Спартак", может, "Нева" еще. Остальные не то что слабее, но им приходится сталкиваться с теми или иными трудностями. Например, играть лишь местными гандболистами. Или обходиться исключительно молодежью, воспитанниками клубной школы.

В румынском чемпионате дела обстоят иначе. Почти все команды хорошо укомплектованы, может, за исключением одного-двух аутсайдеров. У остальных же есть и молодые игроки, и ветераны, и легионеров порой полсостава. Поэтому явного лидера нет, а большинство встреч проходит в очень упорной борьбе.

— Фанатская армия тоже больше?

— В сравнении с Россией и Турцией — без сомнения. В Румынии на плей-офф набиваются практически полные арены, да и в ходе сезона посещаемость достойная. Причем люди ходят не только, условно говоря, на "Динамо" или "Стяуа", но и на другие клубы. Потому что, как уже говорил, почти все укомплектованы хорошими мастерами на каждой позиции.

— Когда возник вариант с "Таганрогом"-ЮФУ?

— Когда таганрогская команда стала близка к выходу в топ-дивизион. Нужно было сыграть еще несколько матчей, но все зависело уже только от самих ребят. У меня были и другие предложения, а самое главное, оставался год контракта с "Бакэу".

Но это моя донская земля. Я фактически отсюда родом — между Ростовом и Таганрогом 60 километров. Потянуло домой, и я вернулся. С предыдущим клубом договор расторгли по обоюдному согласию. Не сказать, что румыны прямо-таки легко меня отпустили, но, видя мое настроение, не ставили палки в колеса. В итоге расстались полюбовно, пожав друг другу руки. Претензий ни у кого не осталось.

— О составе и целях "Таганрога"-ЮФУ справки наводили?

— Конечно. Мне было интересно, какие задачи ставит новичок Суперлиги и имеются ли в наличии силы, способные эти задачи решить. Но полной ясности по будущему составу тогда еще не было.

Когда уже всех увидел, впечатление оказалось хорошим. С Александром Черноивановым мы раньше вместе играли. Много молодых ребят, которые на время моего отъезда за границу были совсем юными. Но это не проблема, гандбол постоянно омолаживается.

— Методы работы Виталия Крохина сильно отличаются от прежде виденных вами?

— У каждого тренера есть особенности: один больше наигрывает атаку, другой — оборону, третий — быстрый переход, четвертый — автоматизм взаимодействий. Но общая цель тренировочных занятий чаще всего одна.

— В Буденновске таганрожцы проводят первый официальный турнир. Вам понравилось, как команда провела групповой этап?

— Безусловно, я доволен и нашей игрой, и собственными действиями. Мы прошли группу без потерянных очков. Матчи, правда, чаще всего получались упорными, но так как у нас есть несколько опытных гандболистов, это позволило одержать победы. В принципе вся наша игровая модель на этом строится: в решающие моменты люди с международным опытом должны и сами брать слово, и помогать молодежи чувствовать себя уверенно.

— Когда вышли против "Пермских Медведей", сердце екнуло?

— Против команды, где провел четыре года, да еще и если тренирует ее Валентин Бузмаков, с которым играл на одной позиции, выходишь, конечно, с особым чувством. Есть и теплота, и азарт, желание показать результат. И для меня там все довольно удачно сложилось.

— Вы с ходу обыграли нескольких старожилов Суперлиги. Выходит, задача попадания в четверку лучших по итогам сезона вполне решаема?

— Это мы уже с вами слишком далеко заглядываем. На нынешнем турнире цель проста — сыграться, сравнить себя с будущими конкурентами. Делать громкие заявления по итогам предсезонки не стоит.

— Как оцените собственные кондиции?

— Близок к пику. Сказался сбор, который мы прошли в Беларуси. Он был тяжелым — в Европе дают нагрузки поменьше. Но мы эти объемы переварили, и сейчас, по ощущениям, скоро должен выйти на максимум возможностей.

— Вы могли сыграть за сборную России и на чемпионате Европы, и на чемпионате мира. Но из-за травм в последний момент оказывались вне состава

— Естественно, чувствую некий элемент недосказанности, неудовлетворенности. Безумно обидно пройти со сборной все циклы подготовки, товарищеские матчи и травмироваться перед самым отъездом. Мог сыграть, но не получилось…

Хочется доказать прежде всего самому себе, что способен приносить пользу национальной команде. Я еще далеко не пенсионер — мне 31 год, в таком возрасте вполне можно играть в сборной. Тот же Михаил Чипурин выступал на высочайшем уровне, будучи намного старше. Надеюсь, своей игрой смогу обратить на себя внимание. И не только попасть в список приглашенных на сбор, но и сыграть на крупном турнире…

handballfast.com