Эдуард Кокшаров: "Мы совершили пятнадцать потерь, не считая разбазаренных голевых моментов"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Эдуард КокшаровНастало время, когда выходить на связь с тренером сборной России нужно чаще обычного. Это интервью — о матче с португальцами, проигранном его командой на турнире в Испании.

— Две игры позади. Уже можете сделать какие-то выводы касательно готовности команды к чемпионату Европы?

— Пока никаких выводов делать не хочу. Уже озвучивал, что на этом турнире мы реализуем намеченные планы, наигрываем различные игровые связки. Нам предстоят два важных матча на старте чемпионата Европы. Требуется четкое понимание, на что сейчас способны игроки, кто на какой позиции лучше себя показывает и на кого мы можем рассчитывать со стопроцентной уверенностью. Скажу так: половина выводов уже есть, но смысла делиться ими пока нет.

— Две совершенно разные стартовые шестерки в матчах с поляками и португальцами связаны именно с необходимостью проверить всех?

— Конечно. Смотрим, кто с кем удачнее взаимодействует, пытаемся найти оптимальные варианты расстановки игроков и понимание, у кого лучше настрой.

— На установках перед первыми двумя матчами требовали от команды обязательно победить?

— Прежде всего просил парней выполнить конкретные задачи. Поработать над тем, что нужно улучшить. Но результат никто не отменял, выиграть хотят все, и мы в том числе. Хотя это не первоочередная цель. Важнее наиграть разные сочетания и в защите, и в нападении, чтобы отталкиваться от этого и принимать дальнейшие решения по составу и организации игры.

— Какие именно задачи ставились на игру с португальцами? Что было сказано команде, что она выполнила и что не сумела?

— Просил ребят в первую очередь ускорить переход из защиты в нападение. Причем в этом аспекте отрабатывать по определенной системе. Каждый должен понимать, куда он бежит и куда открывается. Аналитика показывает, что в матче с португальцами в этом аспекте мы выглядели гораздо лучше, чем в игре против поляков. Было реализовано десять быстрых переходов. У португальцев показатель в два раза меньше — пять.

Также обратил внимание парней на своевременный возврат. Попросил их быть сконцентрированными после наших бросков и быстро откатываться назад. В нападении нацеливали играть шире, подключать крайних, чего не было в матче с поляками. Но с этим, к сожалению, в субботу вновь были проблемы.

— На мой взгляд, в позиционном нападении команда пока выглядит в целом бледновато…

— Это можно было предполагать. В атаке мы ограничены левой стороной. На позиции правого полусреднего ищем варианты. В принципе общее понимание уже есть. Сейчас стараемся все правильно сбалансировать, чтобы у нас была хоть какая-то ротация. Нельзя загнать себя в ситуацию с использованием одного заднего игрока в течение шестидесяти минут. Никто такой нагрузки не выдержит.

— Вы по-прежнему считаете, что, кроме игроков, вызванных вами, никого в России на этой позиции больше нет?

— Однозначно. Если бы были — что, я враг себе? С удовольствием подключил бы.

— Как и в первой игре, не реализовано много выходов один на один с вратарями. Этому есть объяснение? И как с этим бороться?

— Постоянно говорим о концентрации, о ценности каждого заброшенного мяча. Надеюсь, к чемпионату Европы все-таки сможем справиться с этой проблемой. Конечно, "расслабуха" при завершении больно бьет по все команде. Вот сейчас, вместо того чтобы уйти на "плюс семь", опустились на "минус", не реализовав несколько стопроцентных голевых моментов.

— Да, провальный отрезок в первом тайме, закончившийся со счетом 0:7, обошелся дорого …

— Здесь и замены сказались. Ушли игроки, создавшие преимущество в четыре мяча, вышли другие, и игра развалилась. Не хочу называть фамилии, парни и без меня все хорошо понимают.

— Вы использовали трех вратарей. Так и было задумано?

— Нет. По плану Заболотин должен был выйти в первом тайме, а Грамс — во втором. Но Олег не вписался в игру ни в эмоциональном плане, ни в техническом и не показал того, чего мы от него ожидали. Пришлось внепланово выпускать Киреева.

— Включение в состав трех правых крайних вы объясняли опасениями за состояние колена Даниила Шишкарева. Матч с португальцами он отпахал практически от звонка до звонка, с передышками на два удаления. Значит ли это, что с ним все в порядке?

— Тьфу-тьфу-тьфу, вроде бы он чувствует себя неплохо. Пытаемся его придерживать, но он рвется в бой и с большим желанием и полной самоотдачей отыграл весь матч. Планировал попробовать его на месте правого полусреднего. От этой идеи не отказался, но реализовать ее не удалось. Все-таки хотелось выиграть, поэтому решил не экспериментировать.

— В действиях португальцев что-то разошлось с ожиданиями?

— Ничего. Посмотрели видео, разобрали их игру. Ничего там страшного нет. Проиграли из-за своих ошибок. Уверен, на "Европе" у ребят будет другая мотивация, да и время кое-что поправить еще есть.

— По голосу чувствуется, что никакого опустошения после проигранного матча у вас нет…

— Немного не так. Чувство досады есть. В раздевалке по горячим следам сразу разобрали два момента из концовки матча. Первый — неточный бросок Шишкарева по пустым воротам. Даниил должен был не рисковать, а отдать передачу кому-то из партнеров. В том эпизоде полкоманды уже было на чужой половине. Ну и поговорили о нереализованном выходе один на один Саши Шкуринского на последней минуте.

Мы совершили пятнадцать потерь, не считая разбазаренных голевых моментов. С такой статистикой у сильных соперников не выиграть. Думаю, что пока парням не хватает внутренней энергетики и заряженности. Видимо, где-то в подсознании сидит, что это не решающие игры.

— В матчах с поляками и португальцами на скамейке запасных находился Лев Воронин. Так будет и на "Европе"?

— Да. Он и Деян Перич будут помогать мне на скамеечке и в Мальме.

handballfast.com