Эдуард Кокшаров: «Я не тот человек, который отступает»

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Эдуард КокшаровТе, кто следит за российским спортом только последние лет 15, будут в шоке от следующей фразы: мужская гандбольная сборная – одна из самых успешных игровых команд страны.

В 1990-е наш ручной мяч был силищей, которая ужасала соперников. Олимпийские игры-92 – победа. ЧМ-93 и 97 – золотые медали. Евро-96 – снова триумф. Последний суперуспех – 2000 год. На Евро Россия дошла до финала, где при спорном судействе во втором овертайме проиграла Швеции. Но на ОИ в Сиднее в решающем матче играли те же сборные и наша, уступая после первого тайма, перевернула все с ног на голову. В той команде одним из лучших, кстати, был Эдуард Кокшаров – нынешний тренер сборной.

После Сиднея уровень сборной начал падать с пугающей прогрессией. Афины-2004 – бронза, Пекин-2008 – шестое место. Лондон-2012 – не отобрались. Рио-2016 – снова мимо. И вот теперь новый удар: Токио-2020 тоже пройдет без нашего участия.

Кто виноват и что делать? Этот вопрос я задал Кокшарову. На Евро-2020 его подопечные неожиданно уступили Венгрии и без вариантов проиграли Исландии. Оставшаяся игра с Данией – уже формальность.

– Что делать? Работать, не покладая рук, – ответил главный тренер сборной. – До сих пор не могу объяснить, что произошло. Я знаю уровень парней, силу этой команды. Думаю, дело в психологии. Допускались такие детские ошибки, что трудно было поверить в происходящее. На разборе говорили об одном, а на площадке играли в другое. Будто наступала блокада.

– С Исландией сборная играла будто в ступоре.
– В том-то и дело. Хотя мы готовились, знали, что будут делать они и как отвечать нам. Но делать это начали только за 10 минут до конца игры, когда все уже было ясно.

– То есть проблема не в поколении, а исключительно в психологии?
– На некоторых позициях нам не хватает игроков, но самое основное – психология. Когда нелепые ошибки делают игроки с огромным опытом матчей Лиги чемпионов – что это? В сборной большая ответственность, но ведь в клубах она тоже есть – а там они обыгрывают топовых соперников.

– «Чеховские медведи» выиграли примерно 500 последних чемпионатов России подряд. Доминирование одного клуба притупляет развитие сборной?
– Это скорее поиск алиби другим клубам, которые не могут обыграть «Чеховских медведей». Но если раньше они действительно обладали грандиозным бюджетом, то сейчас ряд команд финансируется примерно на том же уровне. Побеждайте – пожалуйста. Не думаю, что на данный момент результаты сборной связаны с этим.

– Что нужно делать, чтобы следующую Олимпиаду гандболисты не пропустили?
– Постоянно думать и работать над повышением уровня сборной. Вот летом мы совместно с федерацией настояли на проведении летних сборов. Клубы пошли навстречу. И сразу трое с тех сборов попали в команду. Игроки у нас есть, но с ними надо работать. Перед квалификацией у нас два дня – и выезд. Много не натренируешь. Лишь перед крупными турнирами есть дней 10. Нужно искать какие-то альтернативы, собираться, может быть, в паузах между играми чемпионата России.

– Непопадание на Олимпийские игры отбрасывает любую сборную на несколько лет назад?
– 100 процентов. И мы это обсуждали с парнями. Я напоминал им, что мы должны задумываться не только о себе, но и о тех молодых ребятах, которые либо делают первые шаги в гандболе, либо думают: идти или не идти в него.

– Легендарный тренер Евгений Трефилов не раз сетовал, что в гандбол идет мало девчонок. Выбор состава из-за этого сильно ограничен. Как у мужчин?
– Никто не пойдет туда, где нет главного продукта. Родители ведь подсознательно ведут в те виды спорта, где ребенок может добиться успеха, зарабатывать. Гандбол на данный момент в разряд таковых не попадает. А ребенка должны подстегивать результаты сборной и клубов. В Словении я проходил через такой момент: когда в 2004 году мы с «Пивоварно Лашко» выиграли Лигу чемпионов, в стране был бум. Много детей пришло в гандбол. И Словения сейчас питается плодами еще с того времени.

– Как человек, который побеждал на Олимпиаде, что испытываете сейчас, когда Россия пролетела мимо третьих Игр подряд? Обиду, грусть, стыд, непонимание?
– Все сразу.

– Силы продолжить работу в сборной в себе ощущаете?
– Я не тот человек, который отступает. Хотя после игры с Исландией у меня было такое разочарование и ступор, появлялись мысли, что, может быть, у кого-то другого получится лучше. Но сейчас я, как минимум, остался честен перед собой. Знаю, что я делал и как.

– Эта стена не пробивается не первый год. С Афин выше шестого места команда не поднималась ни на одном турнире.
– Стена не пробивается, а мы пытаемся пробить ее сверху. Нужно попробовать снизу, выстроить системный подход. С самого начала. Мы часто говорим, что все плохо и нужно работать, но как-то вяло это делаем. Есть спортшколы, которые делают свое дело хорошо, есть те, которые не очень. В результате в юношеские сборные попадают неподготовленные люди. Потом они приходят в клубы, где уже нет времени на обучение – требуют результат. И когда развиваться человеку, если в нем заложены неправильные основы?

– Легкая атлетика в стране при смерти. Мужской гандбол – жив?
– Надеюсь. Я отдал многое сборной России и всегда за нее болею. Очень хочу помочь ей, сделать для нее что-то. Сильно переживаю. И верю в лучшее.

sport-express.ru