Денис Афонин: «Я продлил контракт со СКИФом ещё на год»

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Денис Афонин— Стартовал Чемпионат Европы. Какие у тебя ожидания от этого турнира?

— Смотреть Евро буду, но вообще не представляю, чего ожидать от турнира. До недавнего времени я вообще ненавидел смотреть гандбол. Засыпал во время трансляций, было максимально неинтересно. Но сейчас начал смотреть, потому что, честно говоря, у меня вообще к гандболу изменилось отношение в последнее время. Раньше я относился к нему как к заработку. Сейчас же – начал жить этим делом.

— В какой момент случился перелом?

— Во время работы с Олегом Михайловичем (Кулешовым – экс-тренером СКИФа — прим.). Сейчас мне интересно смотреть за игрой. Я воспринимаю гандбольные трансляции не как развлечение, как возможность сравнить, подумать: могу ли, например, повторить тот или иной элемент.

Если вернуться к Евро-2020 и сборной России, то, мне кажется, сейчас это команда, которая не может постоянно играть на каком-то определённом уровне. В последнее время она, без сомнения, прибавила. Последний Чемпионат мира я смотрел, и там наша национальная команда играла в совсем другой гандбол, нежели раньше. На этом Чемпионате Европы очень многое будет зависеть от настроя и от того, насколько ребята будут выкладываться, особенно в защите.

— Не напоминает СКИФ?

— Очень напоминает. И мы, и сборная – команды настроения.

— Почему ты не в составе сборной России?

— Там есть люди, которые на порядок выше уровнем. Я работаю, стараюсь, но надо быть объективным: Альтман, Житников, Шкуринский — они посильнее сейчас, 100%.

— Новогодние праздники — позади. Как и с кем ты их провёл?

— Я выяснил для себя одну важную вещь. Мы отмечали Новый год в Анапе, в гостинице. Всё было классно: красивый отель, шикарный новогодний банкет, посмотрели на большом экране выступление Владимира Путина. Отметили, погуляли, отдохнули, но мне не хватило новогодней суеты. Я всю жизнь встречал Новый год с родителями. Мог посидеть с ними час-два, а после – поехать к друзьям. И когда мама на кухне что-то нарезает, просит меня что-то принести, чем-то помочь, вот эта банальщина – это круто, на самом деле. Этого мне не хватило.

— Опиши первую часть сезона в трёх словах.

— Скажу в четырёх. Провал. Несобранность. Надо работать.

— А теперь давай поподробнее. Какой она получилась для клуба, а какой – для тебя?

— Это полугодие получилось нестабильным. Первые игр пять очень-очень сильно играл Серёжа Николаенков. Это было реально «на уровне»: парень по десятке за игру забрасывал стабильно. Сейчас он также забивает свои 4-5 мячей, но я знаю, что он может гораздо больше. У парня – очень высокий уровень. Из тех, кто выделялся, это он и Денис Заболотин, хотя наш вратарь тоже провёл декабрь неровно. То есть у нас какие-то индивидуальные провалы были у некоторых гандболистов. Я вообще начал очень плохо. Не знаю, с чем это связано. Вроде бы, работал, всё было классно, предсезонку отбегал, старался. Но почему-то не получалось. И потом – это, на самом деле, по нарастающей происходило – в каких-то играх стал забрасывать по 3-4 мяча, затем по 4-5 и вышел на нормальный уровень, вроде бы. Надеюсь, дальше будет ещё лучше.

Когда мы соберёмся и будем постоянно играть так, как провели последние две игры – всё будет идеально. Со «Спартаком» и «Виктором» были ошибки, конечно. Но эти матчи мы провели на эмоциях, «на зубах». За ними было и смотреть классно, и участвовать – великолепно.

— И всё-таки, за счёт чего команда так сильно провела последние два поединка?

— Причина – в бешеном настрое всех игрок СКИФа. Каждый друг друга поддерживал, каждый старался. Это было круто. Конечно, мы что-то нарабатывали на тренировках. Ну и все ребята взялись за голову, собрались. Существовала единая цель, достичь которую хотели на 5-6 человек, а все. До этих матчей у нас была неудачная полоса. Череда поражений, мы уступили «Акбузату». С огромным уважением отношусь к уфимцам, но я считаю, что мы повыше уровнем и должны были побеждать. Затем – ничья с «Таганрогом-ЮФУ», в этой игре мы вели с разницей в несколько мячей. Но в итоге разделили с ним очки у себя дома — вот это называется «недонастрой» и «недооценка соперника». После таких матчей ты приходишь в раздевалку грустный, всем это надоело. И после такой череды неудач не имело значения, против кого мы играли.

— Можно ли СКИФ образца конца декабря уже называть командой Заикина?

— Честно скажу: тот базис, который мы имеем, был заложен ещё Олегом Кулешовым. И Кашкаров, и Заикин мало что изменили. Какие-то незначительные вещи в тренировочном процессе у нас, конечно, добавились. Но нельзя сказать, что когда главным стал Евгений Кашкаров, а затем Георгий Заикин, СКИФ заиграл в какой-то другой гандбол. Новые хорошие комбинации — появились. Мы их пока недолго применяем на практике, но со временем изменения дадут плоды.

— Изменилась ли с приходом Заикин атмосфера на тренировках? На играх, во время тайм-аутов?

— Мы только-только познакомились с человеком. То есть он понимает, кто из нас что представляет, мы понимаем, что от нас хочет. У нас есть понимание, это здорово. Что касается нынешнего психологического состояния команды, то те две победы над «Спартаком» и «Виктором» – уже в прошлом. Сейчас у нас сборы, все с удовольствием работают после отдыха.

— У тебя в мае этого года заканчивается контракт. Какова сейчас ситуация с ним?

— Я продлил контракт со СКИФом ещё на год, до конца мая 2021-го. У нас были переговоры с клубом, он выполнил мои пожелания. Мы нашли общий язык. Я имел предложения от других команд, но слишком много составляющих было в пользу СКИФа. У меня хорошие отношения с тренером, у нас есть взаимное доверие, что очень важно, мне удобно работать с таким человеком. А ехать в другую команду, к незнакомому наставнику – непросто. Как он к тебе отнесётся, как ты – к нему? Опять же, все тренеры имеют свои особенности, я же – довольно импульсивный человек... Плюс ко всему, в других командах предлагали те же деньги, на которые мы договорились с руководством краснодарцев. Да и семья у меня здесь, мы делаем ремонт в квартире. В общем, решил никуда не уходить.

— Как ты попал в гандбол? Насколько гладким получился путь в профессиональный спорт?

— Очень тернист. Чем я только не занимался в детстве: каратэ, дзюдо, мини-футбол, футбол, на теннис даже ходил. Но везде долго не задерживался. Где-то выгоняли за плохое поведение, где-то самому не нравилось, уходил. А в гандбол я пошёл уже в 7 лет, потому что раньше это возраста набора не существовало. У меня ведь мама в гандбол играла, она — победительница первенства Европы, титул выигрывала в 18-19 лет. Как-то раз она с командой поехала в ФРГ на турнир и получила там травму спины. Доктор сказал: «Если ещё раз будет что-то подобное — можете искать себе кровать на всю жизнь, чтобы удобно было лежать». Пришлось маме закончить карьеру, а через год-полтора уже появился я.

В общем, в гандбольную секцию меня отдала мама. На первых порах я тренировался с ребятами, которые были на год-два старше. Из того набора сейчас в СКИФе играет лишь Дима Копосов. Мне сразу же понравился гандбол. На первых порах было непросто: я тренировался с ребятами, которые уже ходили на секцию по 2-3 года. Но потом наш уровень выровнялся.

— Из молодёжного состава СКИФа ты уехал в «СГАУ-Саратов»…

— Да, в этот клуб я попал в 19 лет. В СКИФе на тот момент я не попадал в Суперлигу, а в Саратове получил такую возможность. Мне очень повезло с главным тренером «СГАУ», Александром Алексеевым, он ко мне по-человечески относился. Также большим плюсом было то, то я играл со старшими ребятами. Я, девятнадцатилетний, играл с мужиками 33-35 лет. Они меня многому научили, я получил большой опыт за 4 года в Саратове. В СКИФе, кстати, у нас сейчас молодая команда, и таких людей очень не хватает.

— Почему два года назад ты решил вернуться в Краснодар?

— Во-первых, поступило хорошее предложение. А во-вторых — и это самый важный момент — из-за семьи. У меня здесь младший брат, он живёт с одной мамой. Я вынужден был сюда переехать.

— Со стороны кажется, что СКИФу не хватает эмоций на площадке. Многие забрасывают голы и не проявляют никаких эмоций. Согласен?

— 50 на 50. В каждой команде есть человек-заводила. Например, у астраханского «Динамо» это Александр Ермаков. Он может бегать, махать руками — классно, это заводит. Если команда играет дома — это влияет и на игроков, и на болельщиков. Но я не могу сказать, что в СКИФе такого нет. Тот же Николаенков после гола радуется, Илюша Белевцов — их реакция видна. Но люди же разные. Дима Копосов, например, своё дело сделал и спокойно убежал. То есть сказать, что эмоций у нас на площадке вообще нет, я не могу. Но и не скажу, что вся команда их проявляет. Но такого вообще, наверное, нигде нет.

— Есть ли сейчас в СКИФе человек, который в нужный момент может завести команду в раздевалке или во время тайм-аута?

— Одного нет. Получается, что один, условно, скажет: «Ребята, собрались!», другой присоединится: «Всё, бьёмся», третий — ещё что-то добавит. Обычно это какой-то общий диалог. Нет одного человека, который может «задвинуть» речь, и после этого все встали и пошли играть. Да и вообще я не видел, чтобы какой-то один игрок так себя вёл. Тренер — да, бывает. Но не гандболист. Но, повторюсь, 2-3 человека, которые старше и опытнее основной массы, должны быть в команде. Пусть по уровню они где-то уже недотягивают, но для общей дисциплины в команде роль таких гандболистов огромна.

— Существует мнение, что игроки СКИФа мало общаются между собой во время игр. Что скажешь?

— Соглашусь. Говорят, что когда за СКИФ несколько сезонов назад играл Олег Зотов — я его в команде не застал — это был человек, который «цементировал» защиту, руководил действиями на площадке. Каждый игрок знал, где стоять и как играть. Сейчас у нас так происходит редко. Есть какие-то проблески, но чтобы мы чётко действовали на стабильном уровне при обороне — такого нет. А в нападении много разговаривать не надо. Там всё можно показывать жестами.

В защите не все должны разговаривать. Есть два центральных защитника — у нас это Максим Михалин и Алексей Арчибасов. Ещё иногда Илья Белевцов защищается в центре. Весь разговор должен идти от них. Грубо говоря, один отвечает за одну сторону, другой — за другую, и между собой у этих игроков должно быть полное взаимопонимание.

— У тебя на спине 72-ой номер. Эти цифры что-то значат для тебя?

— Это глупая история. Когда я только приехал в Саратов, жил с Алексеем Костыговым (экс-вратарь сборной России, бронзовый призёр Олимпиады-2004 — прим.). Он играл под №73, человек — фанат своего номера. Он 1973-го года рождения, у него номера на машине — 073, номер телефона заканчивается на 73-73. А мы с ним хорошо общались, хотя Алексей старше меня почти в два раза. И мы договорились, что на площадку буду выходить я, и он за мной, последним. С тех пор 72-ой номер ко мне прикрепился. Сейчас эти цифры для меня какими-то счастливыми стали.

— Твой номер телефона заканчивается на 72-72. Сложно было найти такой?

— Нет, не сложно. Мне его подарила моя девушка, она работает в одном из сотовых операторов. Но я знаю, что на тот момент он в Саратове стоил тысяч 20.

— Давай в конце интервью о планах на оставшуюся часть сезона. СКИФ – удивит?

— Очень круто, когда вся команда играет, конечно, но у меня сейчас есть большие личные амбиции. Я выкладываюсь на 100%, понимаю, что я — разыгрывающий, и от меня идёт вся игра на площадке, когда я на «поляне». На данный момент стараюсь прибавить в индивидуальных действиях.

Если говорить о командных планах — очень хочется в «медали». По крайней мере, попасть в первую четвёрку. Есть такие клубы как «Чеховские Медведи», «Нева», «Виктор» и тот же «СГАУ-Саратов», который для нас — вообще какой-то непреодолимый барьер. Но в целом 6-7 команд — примерно одного уровня. Только чеховских гандболистов можно выделить… Будет сложно. Но всё зависит от нас, как бы это банально ни звучало. Плей-офф покажет, кто есть кто.

vk.com/skifkrasnodar