Денис Кривошлыков: "Всегда говорил: мне повезло с первым тренером"

on .

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

олимпийский чемпион Денис КривошлыковВ России он выступал за "Кунцево" и ЦСКА, в Испании — за "Адемар". Со сборной брал золото Олимпийских игр, чемпионата мира и Европы. Как обстоят дела нынче?

Сегодня Денис Кривошлыков работает в московском Центре патриотического воспитания и школьного спорта, где курирует проект "Урок с чемпионом". Вместе с другими именитыми спортсменами проводит мастер-классы для столичных школьников.

Но и гандбол из жизни никуда не делся. До недавнего времени Денис Иванович играл в чемпионате Москвы, выступает в роли эксперта на телевидении и в прессе. А вот тренером не стал.

— Не сложилось?

— И такой опыт у меня, кстати, есть. Напомню, что семнадцать лет провел в Испании. По окончании карьеры игрока работал в Леоне с женской командой. В должности спортивного директора. Но однажды попросили помочь нашему тренеру. Постепенно стал, скажем так, главным над всем тренерским составом, при этом и прямые обязанности продолжал выполнять.

Работал и с детьми. У моего знакомого была фирма, занимающаяся организацией спортивных мероприятий, в том числе летних кампусов. Так у них называют спортивные лагеря.

Их делали и под мое имя. Проводил там для детей мастер-классы. Так что всю кухню занятий с подрастающим поколением знаю досконально, она мне нравится.

Всегда говорил: мне повезло с первым тренером. Владимир Дергачев был детским наставником от бога. Это особенная работа, не все специалисты знают ее тонкости.

Конечно, хочется передать накопленный опыт игрокам постарше. После возвращения в Россию были разные предложения поработать, но остановился на школьном спорте. "Уроки с чемпионом" проводим в школах. Вместе со мной к детям приходят чемпионы из разных видов спорта.

Одна из задач — популяризация здорового образа жизни. Также школьники могут пообщаться с титулованным спортсменами, достигшими высот. Почувствовать причастность к празднованию их побед, ощутить радость и гордость за страну и желание быть похожими на наших звезд. Рад, что мне доверили такой проект.

Так что пока набираюсь знаний в административной сфере. В жизни потом пригодится. Мне самому интересно узнавать новое. А на тренерской карьере крест ставить не собираюсь, все еще возможно.

Всегда на связи с Федерацией гандбола России, где работают мои друзья и товарищи по сборной, с которыми выигрывали топ-турниры.

— Когда начинали заниматься гандболом, к вам олимпийские чемпионы не приходили?

— Во времена, когда у моего родного "Кунцево" были зарубы в юношеском первенстве Москвы с тем же ЦСКА, медали вручали игроки нашей команды мастеров. Это была огромная радость!

Там не было людей с громкими титулами. Кроме чемпиона мира Владимира Белова. Чудесный был человек, часто о нем вспоминаю. Получить награду из рук мастеров спорта для нас, пацанов, значило многое.

А с Владимиром Борисовичем посчастливилось даже поиграть немного. Он тогда уже тренировал, но иногда выходил на площадку. Те эмоции сохранил в себе до сих пор.

Так и мы сегодня приходим в школы и рассказываем о борьбе, о чувствах, которые испытываешь, когда звучит гимн твоей страны.

Сейчас ценности немного другие. Информацию о любой знаменитости можно найти без проблем, но все же увидеть чемпиона по телевизору — одно, а пообщаться с ним, взять автограф — совсем другое.

Даже с формой сегодня проблем никаких, а тогда и кроссовки были мечтой. Играли в кедах. Помню, хорошие делали на экспериментальной фабрике в Воронеже. Достать такие было большой удачей.

— На край вас Дергачев поставил?

— Какое-то время играл на позиции полусреднего, но у нас в команде были ребята выше, они подходили для этого лучше. Я тоже не маленький, но больше годился для игры именно на фланге.

Для крайнего ведь важна скорость, а я бегал быстро и прыгал высоко — самые ценные в такой роли качества. Играя полусредним, часто "на автомате" уносился вперед. Может, это и повлияло на тренерское решение.

В гандбол, кстати, попал не сразу. Кунцево — район большой, разных спортивных секций там было много. Занимался борьбой, футболом, легкой атлетикой, греблей, велоспортом.

Однажды школьный учитель физкультуры, который хорошо знал Дергачева, посоветовал сходить на тренировку в спортивный клуб "Кунцево". Пришел, понравилось. Тренеру понравилось еще больше — как бегал и прыгал, да еще левша.

Начал заниматься лет в десять, а вскоре попал в спортивный класс. Это стало поворотным событием. Всегда говорю об этом детям: важно поэтапно ставить перед собой задачи и выполнять их.

— У вас на первом этапе цель была какой?

— Выиграть первенство Москвы. Часто вспоминаем те времена с Михаилом Серегиным, который сейчас работает в "Звезде". Как тогда рубились на площадке: мое "Кунцево" — против его ЦСКА! Миша с детства был здоровый, по десять мячей отгружал не только нам, но вообще всем.

Еще я стремился получить спортивный разряд, сначала юношеский, потом взрослый. И дальше решал задачи поэтапно: попасть в сборную Москвы, юношескую сборную СССР, российскую "молодежку". Все получилось.

Удивляет, когда подростки спрашивают: как уехать играть за границу, какая у вас там была зарплата? О таком в их возрасте мы вообще не думали. Деньги, заработанные гандболом, отдавал родителям. Приятно было: не просто занимался любимым делом, но и семье помогал.

А насчет зарубежного клуба ребятам объясняю: дорога за границу открывается не сразу, сначала надо показать себя дома. Тренер обратит внимание, оценит старания. В конечном счете затраченные усилия будут вознаграждены. Каждый получит столько, на сколько показал себя за время карьеры.

Не подумайте, что качу бочку на молодежь. Времена меняются, жизнь не стоит на месте.

Хорошо знаю Евгения Трефилова. Восхищаюсь его методами работы, хотя кому-то они не нравятся. Но они возвращают в советское время, когда система подготовки была выстроена четко.

Как и другие игроки моего поколения, прошел жесткую школу, у Владимира Салмановича Максимова. Приехав играть в Европу, словно в рай попал: те тренировки с тогдашними нашими было не сравнить.

— О "Кунцево" сегодня знает не каждый болельщик, а когда-то команда была на слуху. В основу пробиться было трудно?

— Помню первый сбор с основным составом в Алуште. Нам было по пятнадцать. Кажется, что в такие годы выносливость должна быть выше, чем у старших. Ничего подобного! А нам и нагрузку, кстати, большую давали, чем взрослым игрокам.

Так что все шло своим чередом. В "Кунцево" тогда были два хороших правых крайних. Поначалу, как и положено молодому, на площадке появлялся не очень часто, а потом произошло естественное омоложение состава. Времена были жесткие: крики, оскорбления — всякое случалось.

А вот привычка относиться к делу профессионально въелась в кровь. Это помогло и в Испании. Закончил с гандболом в сорок один год, причем до последнего играл на хорошем уровне.

Не подумайте, что хвалю себя. Просто хочу подчеркнуть, что при должном подходе можно свободно выступать и до такого возраста. Сегодня тридцатилетние считаются ветеранами, с чем согласиться не могу. Тридцать три года — вообще расцвет для гандболиста.

Даже в "Адемаре" были такие разговоры: мол, надо давать дорогу молодым. Отвечал: хорошо, но пусть каждый из них сам эту дорогу себе проложит. Докажет, что он лучше возрастного игрока.

Не могу представить, что может быть иначе. Дело ведь не в возрасте. Если человек относится к работе спустя рукава — одно дело. А если летает по площадке — какие к нему вопросы?

— После "Кунцево" в вашей карьере был ЦСКА. Нынче в таблице чемпионата страны снова есть клуб с таким названием. История громкая, как к ней относитесь?

— Сам по себе этот гандбольный клуб существует не первый год, просто сменил имя. Нужно понять, какое отношение он будет иметь к Центральному спортивному клубу армии — станет лишь использовать бренд или вольется в структуру?

Но имя в любом случае громкое. Не умаляя, подчеркну, и достоинств "Спартака". Болельщиком того или иного общества себя не назову, но к любой столичной команде, не только гандбольной, всегда относился с уважением.

Время, проведенное в рядах "красно-синих", вспоминаю с теплотой. Это были едва ли не лучшие годы в моей карьере, если не считать выступлений за родное "Кунцево". Хорошая память осталась об игроках, тренерах, техническом персонале.

— Соперничество армейцев с "Кунцево" в гандболе было не менее принципиальным, чем взаимоотношения ЦСКА и "Спартака" в других видах. После перехода в стан конкурентов проблем не возникло?

— О чем вы? С игроками ЦСКА был хорошо знаком, меня уже тогда подтягивали к сборной. Да и не в этом дело. В нашем гандболе так было всегда: соперники на площадке, друзья — за ее пределами.

Раньше, напомню, чемпионат разыгрывался по туровой системе, вот и сидели по неделе в одном городе все команды вместе. Ели в одной столовой, жили в одной гостинице, разговаривали обо всем. Одна большая семья, и это не просто слова.

Мелкие недоразумения, какие-то конфликты, конечно, возникали. Но это мелочи жизни. Главное, что с детства варились в одном котле. Взять первенство Москвы, о котором уже вспоминал: "Кунцево", ЦСКА, команда Дворца пионеров, МАИ. Еще из Перова неплохие парни были.

Бились не на шутку, а потом встречались в сборной Москвы, России. Душевные были времена. Такое не забудешь.

— В столичной сборной вы играли под началом Вилена Копейкина. Не так давно он вспоминал, как закалялся сам и команду вашу в холодную воду заставлял лезть.

— Было такое! Вилен Тимофеевич — боец. Был осенью на его восьмидесятилетии, многие воспитанники пришли поздравить. Очень тепло все прошло.

Моржевал Копейкин с детства и нас старался приучить. Одна проблема: дело хорошее, но не каждому подходит. А воспоминания о тех временах остались самые хорошие.

— Подобного экстрима в карьере больше не было?

— Пожалуй, нет. Можно вспомнить разве что кроссы на шесть-восемь километров. Бегали так, что пена шла изо рта, а пить на дистанции тренеры не давали. Может, это было не совсем правильно, но они исходили из того, что не каждый ограничится парой глотков. Выцедит сразу литр — как потом дальше бежать? Здесь, опять же, все зависит от профессионализма спортсмена.

Кроссы мы бегали на время, причем для каждого свое. Разве что у Максимова был один график на всех, кроме крайних игроков. Не уложился — бежишь еще. Этого никому не хотелось, так что старались изо всех сил.

В любом случае к подготовке надо подходить с умом. Если игрок получит травму, тренируясь, лучше от этого не будет никому. Особенно это касается работы с детьми.

— Ваше спортивное долголетие вполне совпало с интересами сборной России.

— Привлекать в нее меня стали в 1994 году. А закончил играть за сборную после Олимпиады в Пекине.

Профессионалом нужно быть во всем. Я не один такой — многие игроки моего поколения. На протяжении стольких лет поддерживать форму на самом деле тяжело.

На "Уроках с чемпионом" стараемся донести до детей мысль: самодисциплина важна не только в спорте, но и в повседневной жизни. Сейчас в школах открывают кадетские классы, это здорово.

Детей с малых лет приучают к порядку. А я могу поблагодарить за это своих родителей. Они привили мне любовь к спорту. И каждая минута была расписана, времени шататься по улице попросту не оставалось.

— Первый титул со сборной вы взяли в 1996-м на чемпионате Европы в Испании. Запомнилось то золото?

— Остаются воспоминания о любой медали. У меня была и впрямь интересная спортивная жизнь. Теперь пытаюсь передать те ощущения школьникам. Поездки в другие города и страны, общение с самыми разными людьми, радость победы — от всего этого захватывает дух.

На крупнейших турнирах брали ведь не только золото. Становились вторыми на чемпионатах мира и Европы, выиграли олимпийскую бронзу в Афинах. Далась она очень тяжело: в сборной вовсю шла смена поколений.

Могли тогда и за золото зацепиться, но не дотерпели немного в полуфинальном матче против немцев. Шли мяч в мяч, голкиперы тащили все, что можно — у нас тогда Андрей Лавров в воротах блистал. Только в концовке дали сопернику убежать.

В 2008 году, когда наши девчата уступили в финале норвежкам, сильно расстроились. Жили тогда мужская и женская сборная в одном доме, видел эти лица. Пытался успокоить.

Понятно, говорю, что хотелось стать первыми. Но завтра утром эти мысли уйдут, и вы поймете: немногие могут взять медали на Олимпийских играх. Для кого-то попасть сюда — уже достижение. А у вас получилось гораздо большее.

Любая награда тяжела. Все мы хотим золота. Не получилось сегодня — выйдет завтра. И наша женская сборная, кстати, впоследствии Олимпиаду выиграла. Так что каждую медаль надо ценить. Это тоже стараюсь донести до детей.

Даже медаль чемпионата России — это доказательство для тебя самого, что не зря столько лет и здоровья отдано гандболу. Будем честны: физкультура и спорт — понятия разные, профессионалы себя ради спорта гробят.

Для меня ценны все награды: медали первенства Москвы, олимпийское золото, испанские трофеи — в чемпионате и кубковом розыгрыше, Кубок кубков.

Впрочем, у каждого своя цель. Год назад играл за "Дворец" в чемпионате Москвы. Поразился, как у ребят горят глаза. Там ведь далеко не все добились чего-то на высоком уровне, для них сама игра в удовольствие.

Они платят за возможность играть, арендуют зал. Хотят стать чемпионами столицы. Добьются этого — получат повод для гордости и память на всю жизнь. И титул этот для них будет не менее ценен, чем для меня когда-то золото Сиднея.

Это не только к спорту относится, но и к жизни. С огромной радостью провожу мастер-классы для школьников. Если один из пятидесяти меня услышит, уже хорошо. Поймет половина — отлично, это повод работать дальше.

— Испанский период карьеры в ваших воспоминаниях идет отдельной строкой. Тоже повод для гордости?

— Из "Адемара" позвонили после триумфа в Сиднее. Клуб из Леона тогда тренировал Маноло Каденас — один из специалистов, которых всегда выделяю из прочих. Профессионал до мозга костей.

Поработал и с нынешним рулевым сборной Испании Жорди Риберой. Еще один замечательный тренер, великолепный психолог. В свое время поднял весь бразильский гандбол, работал там со сборными всех возрастов.

Рад, что посчастливилось учиться у таких великих наставников. Если становиться тренером, то пример надо брать именно с них.

Были тогда еще пару предложений, но остановился именно на "Адемаре". Заключил контракт на три года, а играл в итоге двенадцать лет. Заметьте, в одной команде.

— В начале девяностых игроки из чемпионата России рвались за границу, чтобы заработать хоть что-то. Ко времени вашего отъезда положение на родине выправилось. Поехали в Испанию не за деньгами?

— Конечно. Просто хотел играть. Поверьте, условия в ЦСКА меня устраивали целиком и полностью. Кстати, в сборной России, взявшей олимпийское золото Сиднея, был всего один человек, представлявший национальный чемпионат. Вспомните, кто? Верно, Кривошлыков Денис.

Другое дело, что уровень нашего чемпионата был тогда ощутимо ниже испанского. Понял: если хочу оставаться в сборной, надо ехать туда, где градус борьбы существенно выше. Чтобы не остановиться в развитии, надо периодически менять привычный уклад. Это нормально.

В "Адемаре" оказался бок о бок с тамошними звездами. Играл с Альберто Энтерриосом, Раулем Энтерриосом, Икером Ромеро, Хуанином Гарсией. Команда подобралась мощная, в мой первый в ней сезон выиграли чемпионат страны.

Сейчас испанская сборная обновилась, но все же посмотришь — едва ли не с половиной парней еще поиграл. Мне повезло, что судьба свела с такими гандболистами.

— Освоились в Испании быстро?

— Мне там понравился менталитет. Испанцы схожи с русскими — веселые, шумные. Так что повезло оказаться в комфортной среде. С языком было сложнее. Учителя клуб нанял на три месяца, дальше пришлось самому. Сейчас говорю свободно.

Что касается гандбола, то и до перехода играл на высоком уровне, так что в команду влился без проблем. Но не скажу, что было совсем уж легко.

Попадая в новый клуб, в первую очередь важно понять, чего от тебя хочет тренер. И как можно быстрее. Никто не будет ждать, пока ты раскачаешься, результат нужен сразу. Пришлось в срочном порядке заучивать основные выражения.

А потом я просто получал удовольствие от игры. Вспоминаю те чувства и не нахожу слов, чтобы их передать.

— Семью в Испанию перевезли сразу?

— Практически. Как и положено, отправился сначала один, чтобы оформить все документы и подготовить плацдарм.

— Решили задержаться в Леоне после окончания игровой карьеры. Так понравилось?

— Это был не самый простой период в жизни. Чтобы иметь право работать в Испании, пришлось подтвердить свое образование. Запрашивали в деталях учебную программу. Были удивлены, что у нас такая мощная подготовка. Отвечал им: а чего вы ожидали? Советская школа, мол.

Интересно, что в России с дипломом физкультурного вуза можно и учителем работать, и тренировать. В Испании такого нет. Для желающих стать тренерами местная федерация гандбола организует двухлетние курсы.

Российский диплом поспособствовал тому, что тренерскую лицензию мне выдали высшей категории, мог работать даже со сборными. К слову, Рибера, посмотрев мои документы, был удивлен, насколько серьезно у нас подходят к подготовке кадров.

Спустя пять лет, когда решил возвращаться в Россию, меня пытались удержать, предлагали потренировать еще. Но к тому времени я уже все для себя обдумал.

— Все-таки надоело на Пиренеях?

— Ничего подобного! В Испании можно нормально жить и работать, растить детей. Но цели остаться там не было никогда. Вернулся домой исключительно по личным причинам.

Когда оказался в Москве, слышал много вопросов: зачем, дескать? Отвечал: послушайте, я приехал в родной город, и этим доволен.

— После возвращения сразу окунулись в грустные реалии российского гандбола?

— Пока был в Испании, держал руку на пульсе. Общался со всеми, был в курсе событий. Прекрасно знал, что происходит. Москва изменилась, стала чище и красивее, и все те же знакомые лица.

А проблемы мужской сборной не удивили. Смена поколений затянулась, это правда. Скажу честно, есть проблемы с подготовкой подрастающего поколения.

Нового не скажу: в той же Франции гандбол стал развиваться, когда взял на вооружение советскую систему подготовки. Почему сами ею не пользуемся?

Скажу больше: должны работать не только спортшколы, но и секции в общеобразовательных учреждениях, они не менее важны. Приведу пример: в Москве такие секции есть от силы в нескольких десятках школ. Это капля в море!

Возьмем для сравнения баскетбол: там охват раз в восемь шире — около четырехсот школ. Почувствуйте разницу, что называется.

Свои первые гандбольные мастер-классы проводил у победителей и призеров московской Школьной спортивной лиги. Хотел таким образом поощрить парней и девчонок.

Не будет интереса — школьники к нашей игре охладеют. А мы хотим, чтобы вышло наоборот.

— Какие у вас планы?

— Их много. Наверное, подхожу к возрасту, когда хочется передавать то, чему учили тебя и чему научился сам. Мне повезло: видел работу высококлассных тренеров, играл с великими игроками, и это все можно и нужно передавать следующим поколениям. Надеюсь — олимпийским чемпионам в будущем. Ведь победа на Олимпиаде — это высшей ступень достижений спортсмена. Мы все ждем от молодежи повторения нашего успеха.

handballfast.com