Эльдар Насыров: "Выбор был между легкой атлетикой, баскетболом и гандболом"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

гандболист Эльдар Насыров- Если взглянуть на краткие анкетные данные Эльдара Насырова, то можно увидеть в качестве места рождения Красногорск, занятия же гандболом начались уже в Петербурге. В каком возрасте произошел переезд, и была ли конкуренция за будущего гандболиста между видами спорта?

- На самом деле ответ предельно прост. Обычное стечение обстоятельств, что я родился в Красногорске - туда в 1986 году отправили служить моего отца, а мама поехала за ним. А так мама у меня коренная ленинградка, а папу, если можно так сказать, занесло в Северную столицу из Уфы, сюда он приехал поступать в военное училище. В результате в Красногорске я провел всего полгода, после чего уже оказался в Ленинграде. Что же касается выбора вида спорта, меня родители особо не спрашивали. Ради моей безопасности ориентировались на то, что было ближе к дому, а это спортивная школа Кировского района, поэтому на тот момент выбор был между легкой атлетикой, баскетболом и гандболом. А раз уж моя мама всю свою школьную жизнь была связана именно с последним видом спорта, то и я начал им заниматься.

- Начало ваших занятий выпало на середину девяностых годов, когда сборная России продолжала добиваться в гандболе отличных результатов, но в то же время общий уровень жизни в стране тогда не требует комментариев. Как это сказывалось на интересе к виду спорту на уровне детских школ? Скажем, чувствовалась ли нехватка тех же спаррингов?

- Конечно, такой массовости, что была в советское время, уже не осталось. Уж по крайней мере прежде в нашем городе было точно больше спортивных школ, где учили гандболу, нежели в то время, когда стал заниматься я. С другой стороны год на год не приходился. Например, по 1986-му году рождения у нас в школе даже удалось набрать две группы, которые вели два тренера, и только потом уже группы объединились после некоторого отсева игроков. Если же говорить о спаррингах, то в первую очередь тяжело было ездить на какие-либо турниры. У нас даже банально не было формы, донашивали то, что оставалось от предыдущего поколения. Так что деньги находились с огромным трудом даже на финал чемпионата России.

- Классический вопрос тем, кто занимается чем-либо очень долго, особенно с раннего детства, - часто ли возникали мысли бросить, и приходилось ли родителям убеждать продолжать тренировки?

- У меня, наверное, такая ситуация никогда и не возникала, что объясняется моим психотипом. Если мне говорят что-то делать, продолжаю, пока не остановят. Сказали тренироваться - я тренировался и в конце концов попал в появившийся дубль «Степана Разина - Невы», продолжил работу там. И даже когда произошел развал клуба, и особо уехать никуда было нельзя, все равно не было мыслей закончить с гандболом. Поэтому всегда старался связывать свою жизнь с этим видом спорта, может быть, получится это и в дальнейшем.

- Подобное упорство в спорте не влияло негативно, скажем, на учебу?

- Что-то одно страдать по идее было должно, но каких-то больших проблем для себя в учебе я вспомнить не могу. Хотя сами понимаете, что, проходя обучение в спортклассе, имеешь определенные поблажки, учишься, что называется, в немного щадящем режиме. Хотя в выпускной класс я частенько уезжал на гостевые туры с дублем, пока мои одноклассники оставались в Петербурге, все равно старался не отставать. Даже выпускные экзамены, если правильно помню, сдал без троек. Но тогда было попроще, сейчас - ЕГЭ.

- По прошествии большого количества лет вспоминается ли особенно какой-то из детских турниров благодаря результату или какой-то иной детали?

- Наверное, если говорить о школьной поре, первым делом на ум приходит дебютное для меня первенство России, которое проходило в Краснодаре. И что было для меня настоящим открытием - мы играли не в зале, а под открытым небом. Прежде я такого не видел и, честно говоря, для меня это стало сюрпризом.

- А назвать какой-то момент, который позволил бы взглянуть на себя в гандболе с более профессиональной точки зрения, возможно?

- Наверное, тут все очень просто. Переосмысливать свои занятия особенно начинаешь, когда получаешь за это деньги. До этого ты бегал по площадке в свое удовольствие, а тут тебе начинают за это еще и платить. Не секрет, что лучшая работа - это хорошо оплачиваемое хобби. Так что в этом смысле все очевидно.

- Очень часто специалисты подчеркивают, насколько сложно игрокам переходить от выступлений за дубль к игре на уровне Суперлиги, а насколько сложен был переход в дубль из спортивной школы?

- Тут нужно еще отметить, что в то время не было турнира отдельно для дублирующих составов. Мы играли вместе с командами Высшей лиги с мужиками в составе, которые могли тебя легко на пятую точку посадить во время броска или того хуже. Поэтому переход был довольно тяжелым, приходилось получать, если можно так сказать, легкие увечья. Так что было даже тяжелее, чем последующий подъем из дубля в Суперлигу.

- Перед попаданием в дубль у скольких тренеров занимались, какие их профессиональные черты вспоминаются до сих пор?

- Мой первый тренер - Сергей Федорович Григорук, под руководством которого я и тренировался вплоть до попадания в дублирующий состав «Степан Разин - Невы». А черты? Выделю, наверное, даже не черту, а то, что в свое время он как-то увидел меня в роли полусреднего. Я ведь где-то до седьмого класса с моим сравнительно небольшим ростом играл на левом краю, а он каким-то образом разглядел, что меня нужно поставить разыгрывающим, чему я очень противился, наша с ним борьба происходила не месяц и не два, но он настаивал и победил, чему я в итоге оказался несказанно рад, потому что это стало своеобразной отправной точкой роста моего спортивного мастерства.

- Попадание в дубль произошло в 2002 году. Что из себя представляла та команда?

- Для всех это была работа с листа. В предыдущие сезоны дубля у «Степан Разина - Невы» не было. В итоге взяли перспективных игроков из городских спортшкол, кого-то из выпускных классов, другие уже учились в институтах. Основная часть состава была 1985-1986 годов рождения. Плюс иногда нам помогали три-четыре гандболиста из Суперлиги. Получился своеобразный сплав опыта и молодости под руководством Сергея Борисовича Лозяна. Результат первого сезона для нас сейчас уже и не вспомню, но для дебюта выступили достойно, а вскоре уже добились и победы в Высшей лиге.

- Всего пара сезонов в составе дубля и уже попадание в заявку основной команды на игры против швейцарского «Санкт-Галлена» в Кубке Вызова. Сильный эмоциональный всплеск?

- А я, по правде сказать, вообще не помню тех матчей. Может быть, я и попал в заявку на сезон, но участия в играх не принимал точно. Гораздо свежее в памяти уже последующий сезон - 2005-2006 годов, когда из-за финансовых проблем основу покинул ряд гандболистов, и она дополнялась игроками из дубля. Именно тогда и был полноценный дебют в еврокубках, когда мы дошли до четвертьфинала Кубка Вызова.

- Еще играя за дубль, выделяли для себя кого-то из игроков основной команды в качестве ориентира, у кого можно было что-то подсмотреть в профессиональном плане?

- Кумиров не было, и в первую очередь потому, что мы не так уж часто пересекались. Соревнования проходили турами, часто мы были на выезде, когда основа играла дома, и наоборот. Просто старался работать. Выражаясь словами Олега Михайловича Кулешова, гнуть свою линию.

- Дебют за дублирующий состав, вскоре начало выступлений за основную команду, и тут «Степан Разин - Нева» покидает сильнейший дивизион, причем не по спортивным причинам, а из-за потери финансирования. Что дальше? Хотя бы какие-то мысли были по этому поводу?

- В принципе один вариант у меня был. Ко мне очень хорошо относился главный тренер «РГУФК-Чеховские медведи» Николай Чигарев, звал к ним. Но ехать в Москву, жить в училище, как-то я на это не решился, хотя это и было бы шагом вперед. Выбрал продолжение учебы в Лесгафта, а в итоге гандбольный простой длился не так долго - три месяца. Уже в августе начали потихоньку собирать людей, тренироваться, готовиться к выступлениям в Высшей лиге.

- Было ощущение, что во второй по силе лиге команда ненадолго, потенциал у того состава хороший, и, может быть, для молодежи такой вариант развития событий где-то имел и свои плюсы, позволив развиваться более планомерно?

- Думаю, приток молодых игроков в основной состав был бы хорошим и останься мы в Суперлиге. В первый сезон «вышки», даже несмотря на минимальное время для подготовки, мы сразу начали выигрывать, дойдя до переходного турнира. Все-таки у нас был костяк, который за год до этого уже успел поиграть в сильнейшем дивизионе, так что определенный опыт был. Но действительно, не исключаю, что шаг назад помог нам окрепнуть. Это как в электронных устройствах откат до работающей версии драйверов, который позволяет убрать ошибки в программного обеспечении и дальше функционировать без сбоев.

- В Суперлигу «Нева» под руководством Владимира Ованесова вернулась спустя два сезона и сразу добралась до пятого места. Следующий же чемпионат петербургская команда начала уже с Дмитрием Торговановым в роли главного тренера. Для игроков это был сюрприз, или слухи ходили?

- Слухов в принципе не было, о том, что у нас будет новый тренер, нам сказали еще перед отпуском. В принципе мы угадали, кто им станет. Точно же я узнал в тот момент, когда Дмитрий Николаевич сам позвонил мне по телефону из Германии. У меня еще год действовал контракт, он же хотел, чтобы я остался в клубе дольше. Но вообще, были бы поумнее, догадались бы раньше, когда еще зимой Торгованов появлялся на наших тренировках, наверное, не просто так.

- С тех пор Дмитрий Николаевич сильно изменился как тренер, причем не в плане тактики, а с педагогической точки зрения?

- Мне кажется он стал более требовательным. В первый год, как мне кажется, он еще больше чувствовал себя игроком, но постепенно двигался от площадки к тренерской скамейке, становясь, как я уже сказал, более требовательным, и при этом более рассудительным.

- С тех пор минуло уже огромное количество матчей. Есть те, которые сейчас всплывают в памяти так, словно были вчера?

- Наверное, если говорить об эмоциях, то вне конкуренции третья полуфинальная игра против «Каустика» в первый сезон под руководством Дмитрия Николаевича, когда мы, выиграв дома, впервые для себя вышли в финал чемпионата России. Даже спустя десять лет вспоминаются даже некоторые детали встречи, ну и эмоциональный окрас, разумеется, остается очень ярким в воспоминаниях.

- Логичным следующим шагом для «Университета Лесгафта - Невы» выглядело чемпионство. Но до сих пор вернуть «золото» в Петербург после 1993 года не удается. Есть ли какой-то сезон, финальная неудача в котором гложет и сейчас?

- Без вопросов это тот год, когда «Чеховские медведи» оказались примерно в той ситуации, с которой в свое время сталкивался «Степан Разин - Нева». Из-за финансовых проблем многие игроки покинули подмосковный клуб, в состав добавилась молодежь, и мы в первом финальном матче дома выиграли в серии семиметровых. Для победы в чемпионате нам нужно было победить в одной из двух встреч в Чехове, но сделать это не смогли. И это был самый очевидный для нас шанс, упустив который, испытываю очень неприятные эмоции до сих пор.

- Несмотря на отсутствие золотых наград в нулевые, четырежды «Нева» получала возможность сыграть в Лиге чемпионов. С какими чувствами команда ждала дебюта?

- Смесь спортивного любопытства и в то же время мандража. В чемпионате России мы могли выходить на некоторые матчи и спокойно выигрывать по десять мячей, а тут уже сами оказались в такой ситуации. Конечно, было сложно, но и интересно. Помню, начали мы с домашней победы над «Босной». Очень яркие впечатления, тем более играли в «Юбилейном», который максимально контрастировал с нашими играми в спортивной школе. Но и от неудачных в спортивном отношении встреч осталось много воспоминаний, ведь играть выпало против «Сьюдад Реала», «Загреба», «Фленсбурга». Матч в Германии вовсе в памяти до сих пор, с полными трибунами, сумасшедшим отношением болельщиков к гандболу, ощущением праздника. Словом, на своем примере убедились, что такой международный опыт выходит далеко за рамки чисто спортивного.

- Нередко для спортсменов оказывается непросто сохранить оптимальную форму в тот момент, когда знаменательные события происходят в личной жизни, скажем, свадьба или рождение ребенка. Приходилось ли замечать это за собой, и помогало ли, что супруга сама играла в гандбол, причем в том числе на уровне Суперлиги?

- То, что жена играла в гандбол, расхлебываю до сих пор (смеется - прим.). Мало того, что мне в команде тренерский штаб постоянно говорит, что я на площадке делаю неправильно, так это продолжается и тогда, когда я прихожу домой. Но если серьезно, знаменательные события в игре мне только помогали. Оба ребенка, например, родились в феврале - в середине сезона, и это давало огромный дополнительный эмоциональный всплеск. При этом благодаря жене удавалось делать так, чтобы на игре домашние заботы не сказывались. На момент рождения первого ребенка у нас была однокомнатная квартира, и я мог спать на кухне, чтобы утром на тренировке быть свежим.

- Первый уход из «Невы» оказался очень непродолжительным. Из-за смены тренера пришлось покинуть минское «Динамо» спустя всего пару месяцев. Не осталось ощущения, что зря потратил время на такую «командировку»?

- Сложно сказать, как бы все сложилось, не будь этой поездки. Всегда рассуждаю таким образом, что, если что-то должно произойти, оно произойдет. Но в любом случае потерянным то время не считаю. Например, возглавивший тогда минчан Борис Денич постоянно убеждал меня, что не нужно гнаться за большим количеством бросков, а лучше создать идеальный момент для атаки партнерам. Ему было нужно от меня не восемь голов, а восемь голевых передач. Об этом мне говорил и Дмитрий Николаевич, но после поездки в «Динамо» я окончательно укрепился в этом.

- Два сезона за пределами Петербурга впоследствии все же были проведены. Турция была единственным или лучшим вариантом?

- Одним из единственных и лучшим по деньгам. Тянуть было уже нельзя, решение принимал в августе. И считаю, что не прогадал, мне понравилось.

- Собственный уклад жизни в новую страну удалось перенести полностью, или по определенным собственным привычкам скучать все-таки приходилось?

- На первых порах, как это всегда бывает, мешает языковой барьер. Даже несмотря на то, что я с детства знал некоторые слова из тюркской группы, в то же кино или иной ресторан не сходишь, тяжеловато было в плане перемещений. Но все равно в плане проживания первый сезон прошел для меня успешно. И вся моя семья была со мной, плюс общались с семьями трех русскоговорящих игроков в составе нашей команды из Анкары, включая того же Пашу Максимова, который сейчас выступает в чемпионате России. Первый сезон пролетел очень быстро, никакого негатива не было. А дальше начал привыкать к языку, общался не то чтобы свободно, но объяснить и понять мог многое, стало еще легче.

- И какой же фактор стал в итоге решающим сигналом, что пора домой?

- Звонок Дмитрия Николаевича после того, как я вернулся с просмотра в украинском «Моторе», с укором, почему я сам не сообщил ему, что ищу новый клуб. И в общем первая же тренировка после возвращения в Петербург дала понять, к чему все идет. И хотя распри с главным тренером «Невы» по каким-то гандбольным вопросом у нас и сейчас не утихают, убеждаюсь, что дома лучше.

- Кроме названных эпизодов, когда вероятность покинуть Петербург была наиболее высока?

- А по сути это и были единственные варианты. Мы хотя и принимали участие в еврокубках, особо нами никто не интересовался. Может быть, если бы я был двухметровым левшой, в этом плане было бы проще. Да и тот же отъезд в Турцию был в первую очередь вызван тем, что в «Неве» немного сокращали бюджет, Дмитрий Николаевич сам предложил подыскать себе какой-то вариант, так как на тот момент сохранить мою зарплату в петербургском клубе не могли.

- Был в карьере и этап связанный со сборной России, включая поездку и на чемпионат мира. А в какой мере стало сюрпризом, что в команде под началом Олега Кулешова досталась роль левого крайнего?

- Само собой, удивился прилично. Изначально-то брали меня как полусреднего. Но рокировку провели, как я понял, из-за защитной тактики. В сборной тогда пропагандировалась защита «5-1», и нужен был подвижный передний игрок и при этом среднего роста, чтобы создать проблемы разыгрывающим соперника. Конечно, сравниться с Тимуром Дибировым в подвижности было малореально, но с другой стороны, чем плохо, когда у тебя есть в распоряжении игрок, который в любой момент в нападении может сместиться с края на позицию полусреднего и атаковать оттуда.

- Самый запомнившийся матч в составе сборной на ум приходит?

- Наверное, когда забил первый официальный мяч за национальную команду. Это было в Испании на чемпионате мира, насколько помню, против чилийцев. Мне тогда отвели даже целый тайм на площадке.

- Сделать сейв полевому игроку в составе сборной и раньше было случаем уникальным, а сейчас с уходом в прошлое манишек для замены вовсе нереально. Тот эпизод стал потом поводом для шуток и подколов со стороны партнеров по российской команде?

- Играли против сербов в рамках товарищеского турнира, даже помню, что с правого края атаковал Джукич. Шуток со стороны партнеров вроде бы не было, зато Андрей Иванович Лавров, который ездил тогда с нами, говорил, что отбивать бросок с края в шпагате даже он себе не позволял. Это запомнилось хорошо, ситуация явно не рядовая (смеется - прим.).

- Сменить амплуа после этого не предлагали, как в свое время произошло с играющим уже долгое время в Финляндии экс-вратарем «Невы» Виталием Шицко?

- На эту тему не шутили, да я бы и сам не пошел. Неблагодарное это дело - быть голкипером, я лучше дальше в поле побегаю.

- А сожалеть в гандбольном плане о чем-то приходится?

- Конечно, главное, что до сих пор так и не стали чемпионами с «Невой». И еще два момента, которые можно объединить в один, связаны со сборной. Дважды - при Кулешове на чемпионате Европы в Дании и при Торгованове на аналогичном турнире в Польше - я уверен, мог бы сыграть, считаясь номинально вторым игроком на своей позиции, левого полусреднего и разыгрывающего соответственно, но оба раза в самый последний момент вмешивались травмы. Сперва надрыв икроножной мышцы, затем задней поверхности бедра. И мне кажется, причиной тому стало мое чрезмерное рвение, слишком хотел выступить за сборную и, видимо, несколько не рассчитывал свои силы. Кто знает, как бы сложилась карьера, сыграй я на тех турнирах и получи такой опыт. Не скажу, что было лучше или хуже, но почти наверняка, как-то на карьеру это бы повлияло.

- За десять с лишним лет в составе «Невы» играть Вам приходилось с очень большим количеством партнеров, часть из которых уже завершило гандбольную карьеру. Есть те, с кем общение продолжается, а их опыт после спорта может быть полезен в будущем и самому?

- Многие ребята, будучи иногородними, все-таки покинули Петербург, поэтому о полноценном общении речи идти не может. Из тех же, с кем дружим давно - с 2003 года - и продолжаем это делать, назову Александра Санашкина. С содроганием думаю о том, что мне нужно будет повторять его путь поиске дальнейшего занятия. Сейчас уже он закрепился на текущей работе, имеет все возможности для развития, но до этого пришлось сменить несколько мест, и я видел, что было очень непросто. Зато сейчас зовет к себе, говорит, что место уже подготовил. Пока размышляю (смеется - прим.).

- И все же выше прозвучала фраза о том, что, возможно, и дальше жизнь будет связана с гандболом. О какой роли шла речь - тренерской, административной?

- Не скрою, любопытство применительно в тренерской деятельности у меня есть. Не скажу, что готов работать тренером, понимаю, насколько это тяжелый труд, но попробовать интересно. В любом случае хотелось бы не уходить от родного вида спорта, необязательно быть «рулевым», но в каком-то качестве быть поближе к гандболу или, по крайней мере, к спорту в целом. Не знаю, как это - рвать все связи с делом, которому посвятил всю жизнь. По-моему, это психологически слишком тяжело.

spbhandball.ru