Павел Сукосян: «У меня всегда была мечта попасть в сборную»

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

вратарь Павел СукосянПредыдущий разговор «тет-а-тет» начали тогда еще 44-летним Павлом Сукосяном, уже в ту пору великим вратарем, состоялся в 2006 году. Озаглавили его так: «Павел Сукосян - последний из могикан». Могли ли мы тогда предположить, что и спустя 11 лет Павел Алексеевич встанет в ворота молодой команды суперлиги в трудный для нее момент и поможет ей сохранить место в высшем эшелоне? А ведь он к этому моменту уже 4 года тренировал вратарей сборной и клуба.

Новый разговор с полным кавалером гандбольной славы получился обстоятельным и тоже очень интересным.

Школьные годы, чудесные…

- Павел Алексеевич, как ваши предки армяне оказались в нашем многонациональном крае?
- Мой отец, Алексей Иванович, родился в Ленинакане. Потом армию отслужил, маму мою, Лидию Ивановну, встретил здесь - в Краснодарском крае. Дед мой, по отцу - Иван Григорьевич - тоже в свое время нашел на Кубани свою жену - мою бабушку. Дед пропал без вести в Великую Отечественную, светлая ему память! А дом бабушкин был в поселке Пашковском. В нем я и родился в 1962-м. Нас несколько семей родственников в том доме жило. Потом постепенно стали получать квартиры в Краснодаре, разъезжаться. Первыми мы переехали - в 1968-м. В квартиру на Селезнева, которую мама от ХБК (хлопчато-бумажный комбинат) получила. В 1969-м я пошел в первый класс 44-й школы, ее и закончил через 10 лет.

- У вас есть родные братья-сестры?
- Есть младший брат, нас двое ребят в семье.

- Как в ваше детство пришел спорт?
- Тренеры ходили по школам, присматривались к нам. И выделявшихся ростом, спортивным характером, приглашали к себе в секции, спортивные школы. Я поначалу борьбой занимался, потом легкой атлетикой. Как-то в нашу 44-ю школу приехал Шиян Валентин Михайлович, организовал в ней секцию гандбола и пригласил меня. Я выделялся, заметил меня там Виталий Павлович Барсуков, и я стал заниматься в детской спортивной школе, что на улице Шевченко. Там моим первым тренером был Юрий Григорьевич Зайцев. У него были ребята постарше меня, 1959-60 годов рождения. С ними я и тренировался, полусредним играл. Мои первые соревнования были с 60-м годом в Волгограде.

- Как же стали вратарем?
- Дело случая. Мы как-то играли против девочек, вратаря у нас не было, и я стал в ворота. Вот, как встал тогда, так и пошла моя судьба вратарская. И я начал тренироваться со своим 62-м годом, с Андреем Лавровым и другими.

- Ваш пример и брата заставил заниматься спортом?
- Брат мой немножко ходил, а потом бросил. Он не спортсмен. Работает шофером.

- В эти детские годы у вас уже была мечта попасть в краснодарский клуб высшей лиги?
- Куда?! В те времена мы просто тренировались, участвовали в соревнованиях школьников Союза, организуемых Министерством просвещения. Популярным турниром для гандбольной смены тогда был «Стремительный мяч».

- Получается, вы скромно оценивали свои перспективы попасть в «Университет»?
- Конечно. В те времена в Краснодаре была группа очень сильных вратарей: Скрипник, Семак, на подходе были Шпонько, Лавров, Чумак, тот же Фролов, который сейчас тренирует дубль СКИФа. Думаю, если бы я остался в Краснодаре, то мог бы и не добиться всего того, что мне удалось в гандболе.

Как долг Родине отдавал

- И как же после школы развивались события?
- Я закончил школу, и не поступил в институт. И 5 мая 1980-го меня забрали в армию. Мне пытались тренеры сделать отсрочку, помочь поступить в институт, но я сказал: нет. Давайте я пойду, отслужу, долг Родине отдам, а потом приду, и будет видно.

- И где же служили?
- Попал в бориспольскую учебку, под Киевом. Там отучился полгода на телеграфиста-засовца (оператора засекречивающей аппаратуры связи, - прим.В.М.) и меня направили под Мелитополь в боевую часть, обслуживающую полеты.

- В то время уже год шла война в Афганистане. Не опасались туда попасть?
- Были такие мысли. Могли после учебки направить в Афган. Но при всех моих успехах, а я был отличником боевой и политической подготовки, Бог миловал, туда я не попал.

- Гандбол остался в стороне?
- Я уже настроился отслужить, как надо, и о гандболе стал забывать. И вдруг после Нового года меня вызвал командир части и вручил предписание отбыть в Одессу для продолжения службы в спортроте. Так, наверное, благодаря всё-таки хлопотам моих краснодарских тренеров, я оказался в гандбольном клубе «СКА-Тирасполь». Этот молдавский клуб базировался в Одессе и выступал в первой лиге - втором эшелоне чемпионата СССР. Мой первый выезд с командой был в Баку. Летели через Краснодар, в аэропорт приехали мои родители, повидаться и передать мне «гражданку».

- Из 32-х лет своей карьеры игрока вы 13 выступали под красно-синим флагом ЦСКА. Расскажите, как попали в прославленный клуб?
- «СКА-Тирасполь» в следующем сезоне добился права выступать в высшей лиге. А там было правило: по 15 минут в матче должны проводить 2 молодых игрока с ростом от 190 сантиметров. Полевой и вратарь. Это помогло мне проявить себя так, что пошли предложения о переходе в МАИ, Каунас, ведь срок службы у меня уже заканчивался. Донесли об этом начальнику отдела спортивных игр ЦСКА Юрию Ивановичу Предехе. Вызвал он меня: «Ты куда собрался после армии?» - «Домой, наверное, поеду». - «Я тебе поеду! А не хочешь дослужить на Кушке? Пиши заявление на сверхсрочную службу. Будешь играть в ЦСКА». Ну, я и подписался на прапорщика.

В ЦСКА на сверхсрочной

- И до какого же звания дослужились в ЦСКА?
- Так прапорщиком и закончил (улыбается).

- В чем же заключалась служба прапорщика?
- Сначала участвовал в чемпионате Вооруженных сил. Там был очень сильный уровень армейских команд со всех округов, а это те же СКА, команд из Групп войск, которые базировались в Европе. Проводился и международный турнир дружественных армий, в них я уже участвовал в составе сборной Советской Армии.

- А когда пришла пора защищать ворота ЦСКА?
- Сначала я стал в ворота дублеров ЦСКА и стал чемпионом СССР. Первый свой официальный матч за главный ЦСКА провел в 83-м в Кубке европейских чемпионов против команды с Фарерских островов. Играл рядом с великими игроками: Чернышовым, Томиным. После выиграл с ЦСКА Кубок Кубков, а потом попал в другую армейскую команду первой лиги - одинцовскую «Искру».

- Тем самым вас за что-то наказали?
- Нет-нет, просто в ЦСКА были очень хорошие вратари - Томин и Жуков. А «Искре» поставили задачу выйти в высшую лигу. Ее и усилили. Тренером поставили Чернышова, а еще там были такие знаменитости, как Талант Дуйшебаев, Дмитрий Филиппов из Краснодара. В воротах стоял я и молодые ребята. Я отыграл в «Искре» 2 сезона.

- И снова оказались в ЦСКА?
- Да. В то время в ЦСКА был конфликт между игроками и тренером. Убрали Валерия Мельника, поставили тренером Анатолия Федюкина, и он в 1990-м вернул меня в главный армейский клуб. Сначала первым вратарем был Миша Левин. Потом я хорошо вышел на замену в матче со столичным «Кунцево», а на туре в Минске играл против Краснодара, и там решалось, кто будет первым номером. Я отстоял хорошо и с того момента стал ведущим кипером ЦСКА.

- Помните все свои достижения в ЦСКА?
- Конечно. В чемпионатах страны 3 золота, 2 серебра и 3 бронзы. В Кубке европейских чемпионов - серебро 83-го. В Кубке Кубков - по одному золоту и серебру.

- А с другими российскими клубами?
- Две бронзы чемпионата России: в 2007-м с волгоградским «Каустиком» и в 2012 с клубом «Сунгуль» из Снежинска.

- Вам все-таки удалось получить высшее образование?
- Да, в 90-х я поступил в институт физкультуры в подмосковной Малаховке и закончил его заочно. Как раз «госы» сдавал перед каким-то чемпионатом. Отпрашивался из сборной в Краснодаре у Максимова на экзамены.

Жизнь гандболиста в 30 только начинается!..

- Павел Алексеевич, расскажите о сложном не только для спорта периоде распада СССР?
- Ох… Помню, как заканчивался последний чемпионат Союза. ЦСКА в нем занял 4-е место, и все расходились по «своим республикам». Тяжело было тогда. Все думали, что Россия одна не справится, но мы впервые поехали, как отдельная страна, на чемпионат мира-1993. И выиграли тот чемпионат! И пошло у нас с тех пор по нарастающей до 2000-го. А для меня то был вообще отменный период - 10 лет в воротах сборной России.

- Вас впервые в сборную пригласил Максимов?
- Да, Владимир Салманович. В 92-м многие опытные игроки уехали заграницу. Я из оставшихся был наиболее сильным и опытным вратарем, и Максимов пригласил меня в сборную. Когда приезжал Лавров, он был первым номером в воротах, а я за ним. Была возможность, сборную собирали только из игроков, оставшихся в России для участия во второстепенных турнирах. У сборной в то время был спонсор - немецкий бизнесмен Вольфганг Гючев. Он для нас организовывал турниры в Германии, а мы рекламировали его фирму. Этого спонсора нашел в Германии Андрей Лавров. На ответственные турниры вызывались и наши легионеры.

- Вы попали в национальную команду страны в 30-летнем возрасте. Расскажите, насколько это было неожиданным для вас?
- У меня всегда была мечта попасть в сборную. Я себе слово давал: хочу играть в сборной! И моя жена первая, царствие ей небесное, тоже мне говорила: ты должен быть игроком сборной. А в 30 лет, на самом деле, только начинается жизнь гандболиста. Тот же знаменитый Чернышов своих первых больших успехов добился только в 26 лет и до 39-ти добивался.

- Помните свой первый турнир, где с гербом России на форме стояли в воротах?
- Да, это был чемпионат мира-1993. В воротах стояли Лавров и я. Молодые привлекались, но мы с Андреем не уступали им в конкуренции. Мы, как уже говорил, стали чемпионами.

- А перед этим, на Олимпиаде-1992 в Барселоне, вы были 3-м вратарем?
- Да, я был в заявке, оставался в России, но олимпийская медаль мне была вручена.

- Получается, впервые на Олимпиаде-1996 выходили на площадку?
- Да, в американской Атланте. Там из 2-х игр нам надо было выиграть или у хорватов, или у шведов. Мы не выиграли и заняли 5-е место, а хорваты, которым мы проиграли в группе 1 мяч, выиграли у шведов финал Олимпиады. Мы в 96-м выиграли Европу, и в этом же году - Олимпиада. Два раза выйти на пик формы не получилось.

- Второе свое золото мира вы добыли в 1997-м, верно?
- Верно. В 93-м я играл не очень много, а вот в 97-м пришлось потрудиться (улыбается). В полуфинале с французами не заладилось у Андрея Лаврова. Максимов выпустил меня, и я не подвел. Вышли в финал. А в финале уже Андрей не оставил шансов шведам.

- А что помогло выиграть Олимпиаду-2000 в Сиднее?
- В 2000-м мы были 2-ми на Европе. А в команде были великие игроки: Андрей и Игорь Лавровы, Вася Кудинов, Дима Торгованов, Эдик Кокшаров, Лев Воронин, Саша Тучкин… И великий тренер - Максимов. Перед Олимпиадой сказали друг другу: «Мы выиграем Олимпиаду!» Мы были единой командой: один за всех и все за одного. У нас был строгий режим. Жили в олимпийской деревне, нам сказали: хотите смотреть Олимпиаду - смотрите здесь, по телевизору. Никуда не выходите. Если разрешали погулять, то на час-два, не больше. Мы очень хотели выиграть и старались всё для этого сделать: тренировки, просмотры игр соперников не прекращались.

За рубежом не дают - там надо зарабатывать

- Перейдем, Павел Алексеевич, к другой теме. Расскажите о своем периоде выступлений в немецком гандболе?
- Я уехал в Германию в 1996-м и пробыл там 6 лет. Играл в командах оберлиги, потом региональной лиги, и 2-й бундеслиги.

- Как так, чемпион мира-1993, а начали свою зарубежную карьеру в команде 4-го эшелона?
- Ну, я был все-таки вторым номером в сборной. Это уже в последний мой сезон меня купила команда бундеслиги «Айзенах», но она купила, а когда я узнал, что там будет 6 вратарей, и меня собираются отдать в аренду, сказал: мне это не подходит, уеду в Россию. Так и сделал. Потом мы поехали со сборной опять в Германию на турнир и меня немецкий «Лотерхаузен» пригласил на полсезона заменить выбывшего у них голкипера. Отыграл за них, летом уехал и тут же мне нашли контракт с командой региональной лиги в Кронау. Мы в Кронау стояли с Валерием Гопиным и в переигровке вышли во 2-ю бундеслигу. Там нормально сыграли, 4-ми были. Потом Гопин уехал в Италию, а я остался. Отыграл, мне больше не продлевали контракт. В клубе началась реорганизация, и я вернулся в Россию. Начал играть за питерский «Степан Разин»…

- Любопытно, что вам дал период выступлений в Германии как человеку и спортсмену?
- Менталитет там другой, там - не дают. Там надо зарабатывать, добиваться своего. Если ты не отдаешься игре и не становишься лучшим, то на следующий день газеты напишут, что русский проиграл матч. Для них на первом месте свои ребята, которые 10 раз бросят, а 3-5 забьют. Они герои матча. Легионеры же чаще были виноваты. А, в общем, отношение нормальное было…

- Была ли разница в заработке у игроков по позициям?
- Я, честно, не знаю. Я заключил контракт на определенную сумму, мне эту сумму выплатили. Всё. У меня был свой агент, русскоговорящий немец. Он заключал контракт. Я приехал в Германию, не зная языка. Мне не советовали заключать контракт самому. В одном слове ошибешься, неправильно подпишешь бумажку, и потом будешь на кого пенять? Нужен агент, с которым я могу посоветоваться, пожаловаться на клуб, если он в чем-то неправ. Если я не устраиваю клуб, они звонят агенту и ему высказывают свои претензии. Так бывало всегда.

- Вы обзавелись семьей до поездки за рубеж?
- Да, я женился в 20 лет. В Москве. В 84-м у меня родился сын. Первое время я был в Германии один, потом жена приехала ко мне. В «Лотерхаузе» супруги не было, в Кронау - была. В 2000-м, перед Олимпиадой, моя первая жена умерла, царствие ей небесное…

- Вы, наверняка, сразу же заметили, что гандбол в Германии очень популярен. Как считаете, почему?
- Он там по популярности на 2-м месте. У них дети с 3-4-х лет в секциях начинают просто мячиками играться, просто развиваться. И постепенно становятся игроками.

Там в каждой деревне есть гандбольный зал и команда, которая выступает в какой-нибудь лиге. У них 7-8 лиг разного уровня. Я жил в Кронау, там был зал на 1000 зрителей. И он всегда был заполнен. А на особо важные игры, на дерби, мы ехали в соседнюю деревню, где был зал на 2500, и его забивали до отказа наши болельщики и соперника.

- А ваш сын спортом увлекался?
- Он занимался баскетболом. Профессиональным баскетболистом не стал, но и сейчас ездит, играет для себя в свободное время. Начал заниматься в России, потом «по детям» бегал, в той же Германии, когда был со мной, ездил на тренировки, на соревнования различного уровня. То я его возил, если был свободен, то сын сам добирался на электричке. Его тренер был югослав, хвалил сына. Он у меня там в старших классах учился и аттестат зрелости в Германии получил. Если бы не уехал, может быть, и заиграл бы сын на профессиональном уровне. Но у нас мама попала в больницу, он уехал в Россию и уже не возвращался в Германию. Жил в Москве у моей тещи.

Вратарь - последняя надежда команды

- Насколько помогали, а может быть, иногда и мешали вам в игре внушительные габариты?
- Знаете, я думаю, мои габариты больше помогали. Большую площадь в воротах занимаешь, понимаете. И большие руки, как рас-ста-вишь!.. (Смеется).

- А какие качества самые главные для вратаря?
- Реакция чтобы хорошая была, выбор позиции, думать он должен, играть в воротах, понимаете? Вратарь не должен стоять, как прибитый, и думать, что в него попадут. Так не бывает. Он должен играть: где-то думать, где-то на интуиции, где-то обманывать, понимаете? Тогда что-то будет. Ну а если человек в воротах стоит и боится мяча, то из него не получится ничего.

- Бесстрашие тоже одно из главных качеств вратаря?
- Ну, конечно! Ну не надо уворачиваться от мяча, понимаете? Ну да, иногда бывает, что на тех же тренировках, мяч летит тебе в голову. Там можно убрать. А в играх этого не должно быть. Вратарь должен команду где-то заводить. И подсказывать. И быть лидером, я думаю. Правильно говорится, вратарь - полкоманды. И еще вратарь всегда должен помнить, что он - последняя надежда команды! Так в любом игровом виде спорта с голкиперами. Для меня очень важно было первые 2-3 мяча отбить, и потом уже шла игра. Если иногда не зацеплялся, то садился сам, отсиживался и опять шел в ворота.

- А на чем в этих паузах вы сосредотачивались? Копались в себе или восстанавливались психологически?
- Садился, смотрел на броски, как кто и куда бросает. Конечно, я изучал игроков и до матча, но всё равно надо немножко со стороны в игре посмотреть. Когда я был вторым вратарем, а Лавров стоял, я сидел и присматривался, как бросают и как он реагирует. Потом выходил, начинал играть, помогало увиденное.

- В футболе, например, считается, что вратари - люди особенные. Что-то в них есть не от мира сего. Относится ли это и к гандбольным вратарям?
- Не знаю. Может быть. Нас всегда подкалывали, что вокруг вратарей всегда 6-метровая зона, и в эту зону заходить опасно для жизни! (Улыбается). Не знаю… Может быть, свои стереотипы у вратарей. Может, так и считается…

- Расскажите о своем российском рекорде спортивного долголетия для спортсменов-игровиков.
- Было дело. В 2017-м, в 55 лет и 35 дней от роду я продолжил свою карьеру игрока в матче «УОР-2» - «СГАУ-Саратов». Чигарев - директор «УОР-2», клуба, который из «Кунцево» вырос, меня туда позвал. В 2016-м они вышли в суперлигу, сколько-то очков набрали, а потом - никак. А я тогда уже работал тренером в московском «Луче». В своем первом матче помог ребятам обыграть Саратов, а потом, мы в переигровочном турнире даже 9-е или 10-е место, не помню точно, заняли. А Челябинск - последнее. И «УОР-2» остался еще на один год. Но я потом уже не играл. Всё…

- Было ли для вас проблемой играть в последние годы в одной команде с ребятами на четверть века младшими? Ведь так было не только в «УОР-2», но и в Снежинске…
- У меня всегда были нормальные отношения с ребятами. Я наставником был, я давал пилюлей. (Смеется). На тренировках орал, когда мне не нравилось, как тренируются. А особенно после игры раздавал пилюлей. Пусть даже выиграли. Всё было...

- Все ребята нормально это воспринимали?
- Я 4 года был в снежинском «Сунгуле». Когда пришел, мы заняли какое-то место внизу. Потом 4-ми стали. Потом говорю: «Хотите иметь медали - «бляхи»? - «Да!!!» И мы в 2012-м 3-ми стали. А в последний мой сезон в Снежинске - 2013-й год - мы стали 7-ми или 8-ми.

- А вообще, часто вратари бывают заводящими в команде?
- Бывают. Я такой был. Когда уже набрался опыта, добился определенных достижений. Но в сборной я так не заводился. Так, кричал немножко ребятам. Где-то что-то не забивали, не закрывали, мог сказать, но как в клубе я кричал, таким в сборной я не был. Сейчас на тренировках иногда кричу на девочек. Когда мне обидно… Я не люблю проигрывать, понимаете? Когда был игроком, то после поражения у меня не было настроения до следующего матча, пока не выиграю.

Игра на интерес

- Расскажите подробнее о конкуренции с Андреем Лавровым.
- У нас была с Андреем конкуренция в таком смысле. Вот на товарищеских матчах и турнирах мы стояли по тайму, и нас игроки даже немножко подначивали: «А вот ты, Андрюша, сегодня пропустил больше, чем Сукосян». Или наоборот: «Ты, Паша, пропустил больше, чем Андрей». Мы заводились еще больше, чтобы нас не подкалывали. Или другой момент. Когда играли с такими командами - слабыми, мы, бывало, боялись, чтобы в голову мячом не попали. Андрей отыграл, а я выхожу, и - р-раз! Мне в голову попали! А он с меня смеется: «А ты не ушел, а тебе попали в голову!»

- Веселее раньше было на тренировках?
- Да всякое бывало. Сейчас смотрю на девочек, которых тренирую, - не такая атмосфера, как была раньше. Не знаю, может, они молодые, другой менталитет у них, не знаю… Я, помню, оставался после тренировки, меня просили: ты постой, мы побросаем. Ну, я просто так не стоял. На интерес играли. Они бросали, а я столько-то должен был отбить. А сейчас такого нет. Просто не понимаю, почему так.

- А на какой интерес? На пиво?
- На пиво мы не играли. Я играл на шоколадки (улыбается).

- Помню, Александр Иванович Тарасиков рассказывал, как на интерес, на сушеную таранку - любимое лакомство Дианы Голуб, поставил ей 7-метровый бросок…
- Хорошо тогда поставил, жаль, в этом сезоне она его потеряла.

- Да, в этом сезоне у нее пропала стабильность в «семериках». Может быть, вратари изучили ее манеру броска?
- Изучили - раз, но там и другая причина была…

- В конкуренции с Андреем Лавровым он чаще был первым вратарем, вы - вторым. Но, с учетом вашего игроцкого долголетия, можете ли вы и себя считать, в какой-то мере, победителем в сопоставлении 2-х великих вратарей?
- Не знаю, не мне это считать. Пусть народ считает, если что. Да, конкуренция была. Но Лавров - первый номер, и он на всю жизнь останется для меня первым номером. Мы с ним ничего не делили. Мы одногодки. Я в январе родился, он - в марте. Мы со школьной скамьи рядом и дальше прошли. И остаемся друзьями. Спасибо ему за всё. Он подсказывал мне, я учился у него. Такие дела, понимаете…

Тренер вратарей республики

- Почему вы стали тренером вратарей женской команды, а не какой-либо мужской?
- Ну а куда? Я закончил играть, приехал домой в Москву. Я знал Алексеева, знал начальника команды «Луч» Ларису Ивановну Зубарь. Когда еще игроком был, то в всё время приезжал в выходные в Волгоград (моя вторая жена из Волгограда). У мужчин, как вы знаете, в январе всегда чемпионаты Европы, мира, а в чемпионате страны - большая пауза. И я приезжал в Волгоград перед Новым годом, а возвращался в «Сунгуль» к середине января. А у женщин те же чемпионаты Европы или мира - в декабре. Для них чемпионат страны начинался сразу после Нового года. Я пошел на игру «Луч» - «Динамо» (Волгоград). И уже там меня Алексеев и Лариса Ивановна поздравили с юбилеем, как раз 50 лет мне исполнилось, и сказали: «Мы бы хотели видеть тебя в нашей команде тренером вратарей». Там мы и договорились.

- Работа в столичном «Луче» стала для вас первым тренерским опытом?
- Нет, не первым. Еще, будучи игроком, я стал тренировать вратарей мужской молодежной сборной России. Половина игроков в ней была из Краснодара. С Сергеем Тяктевым вместе мы тренировали 1994 год рождения. Тяхтев был главным тренером, он меня вызывает и говорит: «Я хочу, чтобы ты со мной работал тренером вратарей».

- А готовить вратарей женской олимпийской сборной России-2016 вас пригласил Евгений Трефилов?
- Ну, его же сначала не было там. Были другие. А потом, когда его назначили, там начальником команды стал Бражкин Владимир Александрович. Они с Трефиловым покумекали, и в 2013-м, я тогда работал в «Луче», мне предложили работать и в сборной.

- Уже с того момента началась подготовка к Олимпиаде?
- Первая наша подготовка оказалась неудачной. Мы поехали на Евро-2014 и даже из группы не вышли. Первую игру с Венгрией сыграли вничью, потом проиграли Испании, и надо было выигрывать у Польши. А мы не выиграли и заняли последнее место. Мы думали, что нас снимут. Но не сняли. Оставили. И в 2015-м мы одну игру проиграли, и стали 5-ми на чемпионате мира. Той же Польше проиграли. А в 2016-м мы выиграли отбор на Олимпиаду в Астрахани. И поехали они на Олимпиаду. Я числился тренером вратарей сборной, а поехал с «Лучом» на сборы в Кисловодск. Туда и звонили мне из Бразилии, советовались по вратарям.

- А почему так получилось?..
- На Олимпиадах всегда заявки усеченные, в сравнении с теми же чемпионатами Европы и мира. 15 игроков и еще 5 человек: руководитель, 2 тренера, врач и массажист. Мне предлагали ехать, но оплачивали только билеты на самолет. А всё остальное - за свой счет. Но, знаете, я не такой уж богатый. Сказал: нет, не поеду. А потом команда стала олимпийским чемпионом. Я думал, еще буду работать, но сказали: «Нет, Павел Алексеевич, спасибо. Мы в вашей помощи больше не нуждаемся»… Ну, нет, так нет…

- Выставочную игру сборной СССР против олимпийских чемпионок - сборной России - в 2016-м запомнили?
- Конечно, запомнил! Хороший праздник устроили, народу был полный зал, сделали две команды: СССР и России. У меня тренером был Трефилов. Хорошее шоу было сделано для популяризации гандбола. И возможность еще раз чествовать девочек, выигравших Олимпиаду. Их разделили по двум командам. И отдали должное мужчинам - чемпионам прошлых Олимпиад. И с нами президент федерации гандбола страны Сергей Николаевич Шишкарев играл, и член правительства Дмитрий Рогозин играл, много сделавший для гандбола.

- На ЧМ 2019-го в заявке женской сборной я не увидел тренера вратарей. Это было решение нового главного тренера - испанца Амброса Мартина?
- Был там тренер вратарей - Коротнева. Она на скамейке не сидела и в заявку на игру не входила. В списке команды была, но на скамейке не имела права сидеть. В заявке на игру были Мартин, Алексеев, Киселев и врач. А на самом деле должны сидеть 4 человека: Мартин, его ассистент, врач и массажист. Вместо массажиста сидел на скамейке второй ассистент Мартина.

Вернулся я на родину…

- Когда в «Кубань» вас Евгений Трефилов позвал, с радостью откликнулись?
- Да, спасибо огромное ему! Я тренировал вратарей в тольяттинской «Ладе» почти 2 сезона, а потом Евгений Васильевич предложил поработать с вратарями «Кубани». Конечно, я обрадовался. Все-таки мы с ним 3 с половиной года душа в душу в сборной работали. Да и на родину приятно было вернуться.

- На какой результат способна «Кубань» в ее нынешнем составе?
- Не знаю, поживем, увидим. Конечно, переходы Фроловой в «Ростов-Дон» и Скоробогатченко в московский ЦСКА в разгар сезона ослабили нас. С этими девочками можно было бы что-то сказать. Но мы будем сражаться. Сражаться, сражаться и сражаться!

- Клуб многое перепробовал, чтобы привлечь болельщика. Но активности болельщицкой явно не хватает. Что, на ваш взгляд, нужно еще сделать для заполнения трибун?
- Результат должна показывать команда. Будут играть на Кубки, будут знаменитости приезжать, будут и ходить. А так…

- Но для того чтобы играть хорошо, надо набрать хороших игроков, а для этого у клуба должно быть достаточное финансирование. Как с этим?
- Без финансовой поддержки - никак. Сейчас же как сделали: ищите деньги сами. Спонсоров ищите. А бюджет администрации нам ведь не помогает. Я думаю, должны ж помогать. Будут немножко помогать - и будет дело.

- В чем главная проблема «Кубани»?
- Лидеров нет в команде. В тяжелый момент должен быть лидер на площадке, который забьет гол, поведет за собой.

- Или не пропустит и, тем самым, заведет команду на перелом в игре?
- Правильно. Не случайно Трефилов девочкам меня в пример ставит. Говорит: «Я перед этим человеком шляпу сниму! Как он игре отдавался, как тренировался! А таких у вас - нету!» Так всё и было. Знаете, я там и орал, пилюлей давал. Ну, я орал, я был лидером. Я работал, отбивал мячи, и я имел право орать. А здесь таких нету в «Кубани». Одну игру могут выдать. А чтоб они на протяжении сезона… За сезон, я согласен, может быть 2-3 игры провальных. Но не больше.

- Бывая на играх «Кубани», часто вижу: игру ведет Денис Сайфуллин у скамейки запасных, в тайм-аутах, а накачку игрокам дает Евгений Трефилов с трибуны. Мешает или помогает команде такая ситуация?
- Я думаю, что она помогает. Евгений Васильевич немножко встряхивает их.

- А игроки воспринимают Евгения Васильевича точно так же, как и в бытность его главным тренером?
- Конечно, воспринимают! Всё воспринимают. Вы ж не забывайте, что жизнь, она идет. Сейчас Евгения Васильевича по здоровью не допускают к руководству командой, а через какое-то время он опять будет ею руководить. Я думаю, что так будет, что он будет руководить и национальной сборной России.

Своих опускаем, чужих - привечаем…

- Павел Алексеевич, я помню, вы как-то высказались, что сейчас игроки не стремятся попасть в сборную, как ваше поколение. Но ведь та же Диана Голуб как-то заявила: «Да я пешком в Москву пойду, если меня пригласят в сборную!»
- Диане не просто. Она - правая рука, на правом краю играет. Там левши есть. Да, часто она завершает хорошо, я согласен. Но в этом сезоне - уже не то.

- Как думаете, почему?
- Первые туры она хорошо играла, а как поняла, что ее на последний сбор перед чемпионатом мира не вызывают - сломалась. И плюс еще, вы понимаете, раньше был тренер - Трефилов. А сейчас он пока вице-президент федерации гандбола. Раньше у него был немножко приоритет в сборной для своих игроков. А сейчас там другой тренер.

- На ЧМ-2019 Россия проиграла в полуфинале Нидерландам. Почему так случилось?
- (После паузы со вздохом). Не знаю почему, но вы извините… Там тренер есть… (И далее - возбужденно). Ну, эта девочка, Аббинг, которая играет в Ростове. Что Мартин не знает, как она играет? А она с задней линии расстреляла нас. Там надо было защиту перестроить... Он получил готовую команду! Уже - сде-лан-ну-ю! КОМАНДУ ОЛИМПИЙСКИХ ЧЕМПИОНОК! Бери, и играй. И после говорить, что виноват Трефилов, который лезет в команду? Да он сидел на трибуне и никуда не лез! Вы поймите: на чемпионате мира никогда не было такой легкой группы. И дойти до полуфинала - полдела, надо было выиграть турнир! Ну и что после этого говорить. Ладно, сборная, но этот же тренер с «Ростовом» в Лиге чемпионов два раза проигрывает французскому «Мецу»! Он из 6-ти игр 5 проиграл «Мецу»! Это о чем-то говорит? А он обвиняет всех… Да таких условий, как для него созданы в сборной России, никогда ни для кого не было!

- Поговорим о мужской национальной команде. В чем вы видите причины многолетнего спада достижений сборной России в мужском гандболе?
- (Возбужденно). Там кадровые просчеты! Вот вы мне скажите, для чего Кокшаров взял некоторых игроков? Горбок что, выходил на игру? У нас пишут: в сборной нет левшей. Сломался Киселев, и всё, у нас нет больше левшей. Но у нас есть Дашко, который в Испании играет. Ладно, вы не хотите Дашко. У нас Александр Котов, который играет в «Чеховских медведях». Вы хоть на одну игру его поставили? Он - правша, но лучше любого левши у нас в России играет. Вы его туда поставили? Вы не пробовали ни разу! Только говорили: мы, мы! Мы соберемся, мы соберемся…

- Сейчас главным тренером назначен немецкий специалист Велимир Петкович - иностранец, как и в женской сборной. Чего вы ждете от него?
- Ну, не знаю… Я ничего не хочу говорить. Взяли они Петковича, Мартина они взяли… У нас что, в России нет нормальных тренеров? Просто обидно, российских тренеров мы опускаем, а иностранцев привечаем. Ну, посмотрим, что теперь будет. Мы сейчас из низшего дивизиона начинаем.

- Последнего своего наивысшего успеха мужская сборная добилась под руководством Владимира Максимова. Не преждевременно ли ему было отказано в руководстве сборной?
- Я про Владимира Салмановича не могу ничего плохого сказать. Ну, я думаю, что то, что он выиграл, пускай другие выиграют! Мы, когда играли, для нас на пьедестале было одно место: первое! Всё остальные - неудовлетворительно! Мы были приучены к этому. А сейчас?.. Я думаю, что Владимир Салманович сейчас бы уже не пошел никуда. Сейчас, я думаю, он уже не хочет, потому что понимает, что ничего уже не сделает…

О крике боли, зовущем к победе

- Вы сказали: проиграв, я терял настроение до следующей победы. Не правильнее ли, как в зарубежных командах, да в той же Германии: проиграл - забудь и не угнетай себя, думай, как выиграть следующую игру?
- В Германии… Они выходят и начинают смеяться. Проиграли не проиграли, им всё до фени! А я в Германии ходил грустный, если проиграли, а всё руководство: «Что ты, Павел? Давай пивка с нами». - «Да идите вы отсюда!» Вот и всё…

- Может, это изъян нашего менталитета: мы должны быть суровыми, чтобы что-то выиграть?
- Ну, причем тут менталитет… Такой же и Трефилов, как я. Он проигрывает - в душе всё рвется и болит! Но не всё зависит только от тебя! Может, другие выходят и им до фени всё?

- А можно ли с российской женской командой в игровых видах спорта добиться наивысшего результата без жестких тренерских накачек?
- Не знаю. Я знаю двух тренеров жестких накачек, это Трефилов и Карполь. Все тренеры иногда накачивают. Даже сборную мужскую по волейболу в финале Олимпиады-2012 вспомните, когда они проигрывали финал Бразилии. На 0:3 горели. Тоже ведь Алекно в 3-й партии такую накачку дал игрокам, что они, проигрывая 0:2, выиграли 3:2! Накачка ведь помогла! Также Карполь накачку давал и дает до сих пор. И Трефилов накачивает. Но они же, понимаете, делают так для девочек! Которые с ними становятся знаменитостями. Ну а без этого нельзя, без накачки. Я не знаю у нас таких тренеров, которые без накачки, без криков где-то, что-то выигрывали.

- Разве не так давно ушедший из жизни Левон Оганезович Акопян, очень многого добившийся как тренер, не был - само благодушие?
- Да, Левон Оганезович очень многого добился и в золото Олимпиады-2016 много души и здоровья вложил. Он с виду спокойный, но, знаете, и он кричал. Если его разозлить, он так кричал! Я свидетель этому, когда в «Ладе» работал.

- Это было во время тренировок или в игре?
- И во время тренировок, и в игре он мог крикнуть так, что - ты что! Разозлить его можно было. Он не часто кричал, но так, что запомнишь!

Возвращение ЦСКА

- Вам, как бывшему армейцу, наверное, приятно появление в прошлом году в женском гандболе ЦСКА, а с нового сезона переименование мужской команды «Спартак» в ЦСКА?
- Ребята, мне было бы приятно, если бы это было не так сделано. Женская команда - я еще понимаю, в гандболе никогда не было женской команды ЦСКА. Ну, появилась, ладно. Но мужская? Вы понимаете, ведь они купили только бренд «ЦСКА». Но на самом деле там уже не осталось тех людей, которые добились для ЦСКА прошлых побед. И потом: сделали из «Спартака» - ЦСКА. Вот сейчас задают вопрос Евгению Васильевичу Чернышову, который всю жизнь играл и работал в ЦСКА: «Ну, как ты смотришь на это?» Он матерится только, и всё! И говорит: «Не задавайте мне этот вопрос!» Так же и я вам могу сказать. Как там сделали? Что, кто-то из знаменитостей стал у руля команды? Хорошо, что делают мужскую команду. Хорошо! Но надо славу возвращать теперь. Ну, посмотрим, что для этого будут делать? Дай, Бог!..

- Раньше ведь у ЦСКА был не только бренд, но и специфические трансферные возможности, воинские звания у игроков? Но сейчас-то в ЦСКА не призовешь, кого захочешь.
- Да, тогда призывали, и этим пользовались. Но иногда клубы успевали оформить «служить» игрока в другое ведомство. Потом, 2 года проходило, кто хотел, возвращался домой или шел в другие клубы. А сейчас что? Игроков, которые в армию идут, они будут призывать в ЦСКА? Мы в ЦСКА играли, нас призывали, мы приезжали из других городов, заселялись в специальный пансионат на улице Песчаной и там жили. И общаги были. Всё было. Да, там есть спортрота. Может, и будут призывать гандболистов, не знаю… Девочки, когда их звали в ЦСКА, тоже задали вопрос: «А у нас офицерские звания будут?» - им сказали: «Нет!» Вот и всё…

- В переименовании «Спартака» в ЦСКА заложена ведь еще одна бомба длительного действия: жуткий антагонизм болельщиков «Спартака» и ЦСКА. Можно ли было игнорировать его реформаторам?
- Болельщики - они разные. Одни ходят, потому что любят гандбол. Другие… Ну болей ты, как человек. Я болею за одну команду, ты - за другую. Но потом они сходятся и начинают выяснять отношения. Там драться-махаться. Я считаю, неправильно это. Если болельщики «Спартака» любили гандбол, они будут ходить и на ЦСКА. Правильно Трефилов сказал: «Если любите гандбол, то будете ходить, как бы команда ни называлась…» Понимаете… Ну, вот если болельщики СКИФа любят гандбол, то почему на «Кубань» они не ходят?

- Но я заметил во Дворце спорта «Олимп» и таких, кто ходит и на СКИФ, и на «Кубань». К примеру, болельщик в кубанке во 2-м секторе всегда на играх, и очень активно поддерживает как СКИФ, так и «Кубань»?
- Я знаю его. Он и на выездах часто поддерживает нас. Он полюбил гандбол, и всё.

Размышления «за жизнь»

- Павел Алексеевич, какие качества самые главные для тренера?
- (Улыбается). Для тренера? Тренер должен быть умным мужиком. Он должен научить игрока всему, и чтоб его слушались. Тренер должен грамотно вести игру, чтоб в трудную минуту не упасть, а, как говорится, быстро правильные мысли донести до команды, чтобы она правильно заиграла. Где-то быть дерзким, где-то веселым… Нормальным человеком должен тренер быть. Он должен быть таким, чтобы игроки его любили и уважение имели к нему.

- Есть ли у вас желание стать когда-нибудь главным тренером команды?
- Есть. Не знаю, поставят не поставят, а сам я лезть никуда не буду. Меня устраивает моя работа. Пока что. Да, я работаю тренером по вратарям, но что-то и другим подсказываю, хочется мне поруководить девочками. Но в команде есть другие тренеры, и каждый занимается своей работой.

- Вопрос, без которого сейчас не обойтись. Ваше отношение к ситуации вокруг коронавируса, парализовавшей весь мир. Что это - объективная необходимость изоляции стран и людей? Пик информационной войны, развязанной «тайными силами»? Чему учит нас эта ситуация?
- Эта ситуация учит нас быть сплоченными. Коронавирус? Ну, у нас и раньше ходил и сейчас ходит грипп всякий. И прививки мы делали. Теперь этот коронавирус, который охватил всю Европу, понимаете. И вакцины нет, и это не было прежде так глобально. И в связи с этим, я думаю, что потому всё и приостановили мы.

- Может быть, в этих «приостановках» всего перебор какой-то?
- Что? Какой перебор? Москва, вы сами понимаете, это мегаполис, и там очень много приезжих со всего мира. Да и нашего сколько народу по всему миру. Они же тоже прилетают из-за границы. И во все города и даже села разъезжаются. Цифры больных всё время растут. И может, болеет еще больше народу, чем называют? И в той же загранице, я имею в виду. А может, специально заносит кто-нибудь?

- Некоторые специалисты выстраивают такую логическую цепочку: у США с Китаем был разгар экономической войны к осени прошлого года. Возможно, США и завезли коронавирус в Китай?
- Да, может, Америка и завезла этот коронавирус, думала, только для китайцев…

- В наше время, может быть страшнее инфекции информационный взрыв вокруг события, который парализует весь мир, порождая панику?
- Может быть. Пошел ажиотаж с продуктами, масками, лекарствами. Нас еще раз испытывают: выдержим мы или нет? Не первый раз, кстати, испытывают. Америка санкции против нас устроила. Мы ж выдержали? Выдержали. Теперь это решили?

- «Кубань» продолжает тренировки?
- Продолжает. И по 2 тренировки в день бывает. У Трефилова тренировки могут закончиться только когда совсем «кранты» наступят (улыбается).

- Кого вы считаете своим другом в гандболе? Остались ли друзья детства?
- Я всех знаю в гандболе, и меня все знают. Но так, чтобы сильно дружить… Раньше с Андреем Лавровым дружили. Да я со всеми дружил! Меня по всей России знают - тренеры, игроки. А вот друга детства нет у меня. Я в 80-м уехал из Краснодара и вот только сейчас вернулся.

- Вас интересуют другие виды спорта?
- Интересуют, смотрю всякие. Футбол, правда, я не люблю, честно вам скажу. Потому что футболисты - высокомерные люди. Потому что они просят слишком много денег. Если бы я был футболистом, то с моими званиями, которые имею, был бы, наверное, миллиардером. А они: «Чтобы я приехал в сборную - заплати мне деньги». Еще в те времена(!): «Заплатите мне столько-то тысяч евро, и я буду играть за сборную России». Ну, это же неправильно! Ты же человек страны, ты же спортсмен страны, и за страну должен играть в любом случае. Помню, Максимова спрашивали: «Что ты с ними делаешь, что они приезжают играть за сборную?», а он отвечал: «Они сами приезжают, они хотят играть за страну». В те времена, когда мы были. Вот и всё…

- Вы побывали в разных странах и разных городах. Где вам комфортнее всего было, и с каким городом хотели бы связать свое будущее?
- В каком смысле, где мы побывали? Мы были на соревнованиях, у нас гостиница, кушать - и поехали играть. Гостиница, кушать - и поехали играть. Мало ходили по городам там…

- Но ведь было и исключение. 6 лет в Германии, например?
- В Германии да, выезжал, по магазинам там, туда-сюда… Видел, как живут. Но, знаете, никогда не появлялась мысль: «Тут лучше, останусь в Германии». Меня всё время тянуло в Россию. Тут я дома.

- А в каком из российских городов вам комфортнее всего?
- Я от мамки ушел в 80-м, и с тех пор всё. Приезжаю к маме на 5-6 дней, от силы неделю, и уже тянет домой. Это сейчас я работаю в Краснодар и живу у нее. А так, я уже привык к Москве.

- Внуки у вас уже есть?
- Есть. Род Сукосяна продолжается!

- О чем, если не секрет, мечтает полный кавалер гандбольной славы Павел Сукосян?
- О чем мечтаю?.. (С улыбкой). О здоровье мечтаю, чтобы было оно у меня, у всех моих родных. Здоровья не будет - ничего не будет, понимаете… А еще я хочу, чтобы наш гандбол процветал, чтобы он был популярен в стране. Чтоб моя команда, в которой я сейчас работаю - «Кубань», была всегда и радовала жителей Краснодарского края и всю страну. Вот об этом я мечтаю…

Владимир Мороз / aksport.ru