Павел Тураев: «Моя задача атаковать ворота»

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Павел ТураевНаш собеседник по очередному пятничному разговору - лучший бомбардир "Университета Лесгафта - Невы" в нынешнем сезоне Павел Тураев.

- Для абсолютного большинства людей нынешняя ситуация накладывает серьезные ограничения на привычный распорядок. В какой мере все-таки удается разнообразить собственные будни в режиме самоизоляции?

- Сидя в квартире, конечно, сделать это крайне сложно. В общем-то приходится заниматься одним и тем же изо дня в день. Тренируюсь, смотрю телевизор, что еще делать по большому счету? Пытаюсь соблюдать определенный режим, а самое великое развлечение сейчас - сходить в магазин.

- Наверное, сейчас никто обоснованно не скажет, сколько времени продлится пандемия и какой итоговый ущерб нанесет, и в этом смысле неопределенность никак не добавляет оптимизма. А если говорить о вашей гандбольной карьере, приходилось прежде сталкиваться с ситуацией, когда вопросов относительно игрового будущего больше, чем ответов?

- Пожалуй, такого не было никогда. Не говорю о чисто спортивных результатах. Как сложится очередной чемпионат, да и просто отдельный матч, - каждый раз большая загадка. А вот с точки зрения неопределенности в карьере, повторюсь, с подобными проблемами не сталкивался, всегда представляя, где буду, как минимум, на несколько месяцев вперед.

- Если вернуться к самому началу, как начинались занятия гандболом?

- Первым в гандбол отдали моего старшего брата, а затем за компанию и меня. Было это в первом классе, правда набор для моего 1991 года рождения на тот момент еще не проводился, и меня засунули в группу, где занимались ребята на один-два года старше. Первый для меня гандбольный период продлился чуть больше года, хотя гандбольным его в принципе было не назвать. В основном занятия состояли в основном из каких-то эстафет и развивающих упражнений. Потом брата отдали в баскетбол, и меня опять-таки отправили следом. Но через год из-за воспаления легких из секции выгнали брата, а чуть позже - в третьем классе - и меня. В моем случае виной стал бронхит, из-за которого я пропустил игру чемпионата города. Спортивная пауза длилась до пятого класса, когда мама сказала, что хватит в конце концов шляться по улице, тем более под боком была Приморская спортшкола. Уже позанимавшись гандболом и баскетболом, я хотел-было попробовать себя в волейболе, но, когда мы пришли в спортшколу, волейбольной тренировки не было, на что мама сказала: «Ну, ты знаешь, что тогда делать», и вот я вновь оказался в гандболе.

- Сколько времени на занятия уходило в неделю?

- Тренировались мы стандартно. Три раза в неделю, где-то по полтора часа. Насколько помню, тренировка начиналась в районе половины четвертого, то есть я успевал приходить из школы, пообедать и быстро бежать в зал. То, что на дорогу не требовалось тратить много времени было еще одним преимуществом гандбола перед баскетболом для меня, потому что во втором случае мне приходилось ездить в другой район города - на Крестовский остров.

- С позицией на площадке удалось определиться сразу?

- Еще когда я пришел в секцию в первом классе, меня поставили на ворота, но это, можно сказать, не считается. А уже в Приморской спортшколе стал полусредним. Периодически мог играть не только слева, но и справа, однако на задней линии закрепился окончательно.

- Амплуа определил собственный рост?

- Действительно я всегда был самым высоким - и в школьном классе, и на тренировках в спортивном зале. В шеренге, получается, стоял первым, хотя не помню, чтобы это как-то сказывалось на уроках физкультуры. Разве что с отжиманиями были сложности. На полу для рук были нарисованы круги, и все занимали для упражнения нормальное положения, а вот у меня руки оказывались под пузом. А так рост куда больше сказывается в повседневной жизни - все дверные косяки мои, одежду подходящего размера не всегда просто найти, да и в транспорте, как правило, не влезаю. В поезде только классно кататься, в плацкартном вагоне, где ноги в проход вытянуть можно (смеется - прим.), хотя и длины купе лично мне хватает.

- Продолжая тему достаточности - хватало ли в школьные годы занятий гандболом матчей? Все-таки одними тренировками интерес к игре не подогреть, а количество детских гандбольных команд в Петербурге довольно ограничено.

- В рамках чемпионата города по своему возрасту с учетом трех спортшкол мы играли шесть матчей. Плюс участвовали в кратковременных соревнованиях, таких как турнир Цветкова, а с седьмого класса начали дважды в год начали ездить на всероссийское первенство. Сейчас я понимаю, что этого было мало, а вот тогда казалось, что играем не так уже редко. Добавилось количество игр, уже когда я учился в десятом классе. Мы заявились на общий чемпионат Петербурга. Точно не знаю, как называется эта лига, но в ней играли и команды ВУЗов, и взрослые дядьки, и дети вроде нас.

- Первый по-настоящему чувствительный опыт контактности гандбола пришел именно тогда?

- Я бы не сказал, все же уровень команд был по большому счету любительским. Столкновения были, но в меру. А вот, что такое контактность в гандболе, я прочувствовал, уже когда приехал в Чехов и начал играть в Высшей лиге. Например, когда линейный мог делать вход так, словно меня там вообще не было. Мне было шестнадцать лет, и к нам на тренировку пришел Егор Евдокимов. Мы на нем повисли вдвоем, а он, не обращая внимания, дошел с девяти метров к шести и забил гол. Вот это я помню хорошо. Он уже тогда был огромный, а мы на его фоне малышами.

- Продолжая разговор о «спортшкольном» периоде, не обойти стороной вопрос, насколько принципиальными были для игроков матчи против сверстников?

- Матчи против спортивной школы Московского района таковыми были в меньшей степени, поскольку эта команда традиционно уступала двум другим, занимая третье место. А вот между Приморской и Кировской постоянно шла упорная борьба. В этих играх определялось не только имя чемпиона, но и то, какую команду возьмут за основу для составления сборной города. Так что, хотя мы с ребятами из других школ и дружили, матчи были очень принципиальными, борьба шла мяч в мяч, а победы добивались то мы, то они.

- Из знакомых той школьной поры можно назвать гандболистов, которые и сейчас на слуху?

- Периодически виделись тогда с Пашей Андреевым, который так же занимался в спортивной школе Приморского района Петербурга, однако с командой 1992 года рождения мы все-таки контактировали не слишком часто, поэтому каких-то приятельских отношений не было. Конечно, кроме партнеров по школьной команде были в приятелях с теми, с кем выезжали на Первенство России в составе сборной. А еще больше сдружились и до сих пор общаемся с партнерами по дублю «Невы», в который я приехал уже после Чехова.

- Как возник вариант с Чеховом?

- В один из сезонов мы с командой моего года рождения не отобрались в финал Первенства России из зонального раунда, и меня пригласили сыграть в составе на год старше. Поехали в Таганрог, благополучно заняли там восьмое место, но после одного из матчей я шел магазин, и меня встретил Александр Васильевич Коваленко, спросил мой возраст и хочу ли в Чехов. Учитывая, что подмосковный клуб не нуждался в рекламе, я ответил согласием, и меня забрали. На следующий год - в 2007-м я уже не пошел в школу, а поехал в Чехов тренироваться.

- В статистике сезона 2008-2009 годов в Высшей лиге среди молодежных команд значится участие Павла Тураева в трех играх в составе «МОУОРа», но без времени на площадке. Что было дальше?

- Мне даже выдали игровую форму, я посидел на скамейке, но на площадку действительно не выходил. Тем больше был удивлен тем, что меня не только отправили в состав «Чеховских медвежат», которые под руководством Юрия Кидяева выступали в «немолодежной» Высшей лиге, но и сказали там «иди играй». У нас была своеобразная сборная солянка из игроков 1988-1991 годов рождения, которые не прошли в другие составы чеховского клуба. Заняли в своем турнире шестое место, но лично для меня значение того сезона нельзя переоценить. Если в спортивной школе порой мы были предоставлены сами себе, совмещая гандбольные тренировки с игрой в футбол, а главный совет от тренера, который я тогда запомнил, был «Паша, бросай», и кроме этого в гандбольном смысле я не мог ничего, то в Чехове у нас иногда доходило до семнадцати тренировок в неделю, некоторые аспекты игры на себе почувствовал впервые, прогресс был огромным.

- Почему в таком случае гандбольная дорога привела обратно в Петербург?

- После сезона 2008-2009 нам сказали, что «Чеховских медвежат» распускают, в том виде команда прекращала свою жизнедеятельность, и меня хотели вернуть в «МОУОР» к Коваленко. Но, к сожалению, там был костяк из четырех молдаван и четырех украинцев, которые находились в некотором смысле в привилегированном положении, а российские игроки в том составе получали очень мало игрового времени. К игровому процессу меня не допускали даже на тренировках, поэтому решил для себя, что не очень хочу возвращаться к ним в состав. А параллельно узнал, что у вернувшейся в Суперлигу «Невы» как раз появился дубль. Родители через моего детского тренера навели справки, могу ли я приехать, в результате вернулся в Петербург.

- Следующая «отлучка» из Северной столицы вышла еще более продолжительная. Какие наиболее яркие воспоминания остались от четырех лет, проведенных в составе эстонской «Пылвы»?

- Могу сказать, что все четыре года там мне очень понравились и запомнились очень хорошим отношением в команде и клубе. С «Невой» мы продолжаем ездить туда на сборы каждый год и это, может быть, не вторая родина для меня, но что-то близко к тому. Учитывая, не такое большое расстояние от дома, в принципе нельзя было назвать выступления за «Пылву» какой-то дальней заграничной поездкой. Многие там говорят по-русски, проблем с общением не было. А заодно игра там помогла еще набраться опыта, после чего Дмитрий Николаевич пригласил уже в основной состав «Невы».

- Хватало ли «негандбольной» жизни в городке с населением в пять тысяч человек?

- И в то время частенько ездил в Петербург. Каждую неделю нам давали два выходных, которых вполне хватало, чтобы сесть на ночной автобус, хорошенько погулять, отдохнуть и успеть назад к тренировкам. Плюс в то же время, несмотря на размеры Пылвы, все, что нужно человеку, там есть. А если и не было - полчаса на автобусе и ты в более крупном Тарту. В Петербурге иногда тридцати минут хватает только, чтобы до метро доехать.

- В спортивном отношении чемпионат Эстонии за те четыре года менялся?

- Мне кажется, он менялся ровно настолько, насколько менялись составы команд, особенно у лидеров. Главным противостоянием для нас были матчи с «Кехрой». В целом сюрпризов турнир не преподносил, вопрос был только в результатах наших игр с конкурентами. А в них кроме спортивной мастерства и удачи ключевым оказывался составы, в которых команды подходили к играм. Так, если в первый мой сезон в «Пылве» обыграть «Кехру» нам не удалось, то через год победа уже была за нами. Кто-то еще вклиниться в борьбу за первое место тогда не мог, а вот сейчас, насколько я слышал, сильных команд стало больше - в частности гандбольный клуб «Таллинн».

- Кроме эстонского чемпионата «Пылва» по-прежнему играет в Балтийской лиге. Был, пусть и уже давно - более десяти лет назад, подобный опыт и у «Невы». А было бы интересно сугубо со спортивной точки зрения принять участие в этих соревнованиях петербургскому клубу сейчас?

- На мой взгляд, если не допускать каких-то глупых ошибок и промахов, которые мы допускать все-таки умеем, «Нева» сильнее всех команд, которые участвуют в Балтийской лиге. Скажем, тот же минский СКА, как правило, выставляет на матчи этого турнира второй состав. У «Пылвы» мы ежегодно играем на сборах и выигрываем. Вот с финским «Риихимяки Кокс» было бы интересно побороться. Возможно, с некоторыми литовскими. Хотя мне кажется, мы сильнее. Но опять-таки это только предположение. Чтобы узнать наверняка, нужно сыграть. Думаю, опыт был бы интересным.

- В нынешнем сезоне Вы лидируете в рейтинге бомбардиров «Невы». А приходится ли порой слышать критику тренеров, скажем, за спешку, даже если гол был забит?

- Бывает. Конечно, как говорится, гол не пахнет, и чаще всего забитый мяч оправдывает действия. Но есть и такие исключения, как игра с пустыми воротами. В этом случае установка тренеров однозначна - спешить нельзя, чтобы у голкипера была возможность успеть вернуться в ворота. Так что критики хватает. Для каждого.

- Среди вратарей, которые сейчас выступают в Суперлиге, можно назвать самых неудобных?

- Раз на раз не приходится. Иногда бывает, что не бросишь - залетает. А в другом матче и в этот угол выцеливаешь, и в другой, и под ногу куда-нибудь, а попадаешь стабильно во вратаря. Или бывает вместо попадания в угол, куда стараешься попасть, на деле чередуешь броски в центр или мимо. Не знаю, как это объяснить, такое просто случается. И даже не всегда зависит от вратаря. Хотя кого-то из голкиперов действительно можно назвать неудобным. Скажем, в гостевом матче против «Спартака» в нынешнем сезоне уж очень много я попал в Витю Киреева. Впрочем, пока против него играл только один раз, поэтому еще рано обобщать.

- На протяжении четырех последних сезонов ваш процент реализации бросков стабильно растет примерно на три пункта в год. Есть собственное объяснение, за счет чего?

- Не могу точно сказать. Моя задача атаковать ворота. Может быть, где сказывается опыт, начинаю лучше оценивать обстановку на площадку, лучше выбирать момент для броска. Конкретнее ответить сложно, но, если статистика улучшается - это хорошо, сам, по правде сказать, за этим не следил.

- Для вратаря часто гроссмейстерским в матче называют показатель в сорок процентов сейвов. Если такого результата удается достичь в среднем по сезону, его уже иначе как великолепным не назвать. А существует ли какая-то употребимая планка для оценки КПД бросков игрока задней линии?

- Слышал, что по негласному правилу хорошим показателем для полусредних может считаться результат выше шестидесяти процентов Если забиваешь половину - скорее, можно говорить об оценке «удовлетворительно».

- Наравне с атакующими задачами никто не снимает с вас функций центрального защитника, которому в том числе необходимо противодействовать линейным соперников, которые могут быть очень непохожими по антропометрическим данным. С кем приходится тяжелее всего?

- Сложно сказать, зависит от того, кто в какой манере играет. Например, тяжело действовать против Касаткина. Он ниже ростом, где-то бегает между ногами, толкается - непросто уследить, особенно если, как в его случае, линейный часто использует открывания. С габаритными линейными сложность в том, чтобы их обойти и занять выгодную для себя позицию. Трудности доставляют и те, и другие.

- А если говорить о неудобных бросающих? Один из лидеров сезона по числу блоков, должно быть, разбирается в этом очень неплохо.

- Очень сложно заблокировать, допустим, Сергея Марка Косоротова, когда он бросает по второму защитнику, а центральный просто не успевает сместиться и поднять руки. С теми, кто пытается «пройти по высоте» даже проще, а вот поставить блок броску от игрока менее рослого, но который может атаковать сбоку, снизу, особенно когда ждешь обыгрыша, зачастую очень сложно. Подобные атаки сложно вовремя разглядеть как защитникам, так и вратарю.

- В баскетболе порой игрока, который «подвис» на четырех фолах, соперники стараются спровоцировать на пятое нарушение, после которого тот покинет площадку. В гандболе есть специалисты по поиску третьего удаления для оппонента, или, учитывая контактность игры, это может оказаться себе дороже?

- Вполне возможно, если у какого-то игрока уже есть два удаления, и ты знаешь, что он играет грубо, пойти и «нарисовать» немного. Я, честно говоря, этого не умею, но есть люди, которые таким приемом пользуются. Например, исключительно по моему субъективному мнению в нынешнем сезоне именно так мне «нарисовали» третье удаление в Перми в матче на кубок. Так что действительно случается.

- Широко известна приверженность Дмитрия Торгованова к построению командной игры «от защиты». Значит ли это, что центр обороны имеет самый высокий риск нарваться на претензии от тренера?

- Задача вторых и третьих защитников всегда гнать соперников на центр обороны, который уже должен атаку накрыть. Если этого сделать не удается, шансы услышать критику и вправду очень велики. Но тут все логично.

- А такие игры, которые тренеры выделяли как «искомые» по действиям в обороне, в нынешнем сезоне случались?

- Чтобы все были довольны, бывает не так часто. Но в принципе из последнего положительных оценок наша защита от тренеров удостоилась после домашней игры с «Таганрог-ЮФУ». Эту встречу мы проводили после еврокубкового противостояния с норвежским «Халденом», которое мы провалили. А вот в игре чемпионата все получилось, и победили мы крупно. В результате тренеры отметили, что на этот раз защита была хорошей. Слова, конечно, были немного другие, но смысл такой.

- Качество предматчевого настроя на уровень игры команды в защите и нападении играет одинаковую роль, или в какой-то из двух этих компонентов переламывать себя сложнее, если по какой-то причине возникли проблемы с мотивацией?

- Гандбол, как и любой игровой вид спорта, состоит все же из двух частей, которые плавно перетекают друг в друга, поэтому выделить что-то одно сложно. Хотя проблемы с мотивацией действительно бывают. Не знаю, как это объяснить, ведь настраиваешься каждый раз и волнуешься каждый раз. Но иногда эта эмоциональная готовность просто в воздухе летает, а иногда люди стараются себя завести, но как-то получается не так, как в прошлый раз. Повторюсь, не могу точно сказать, от чего это зависит, но порой это ощущается.

- Один из популярных рецептов справиться с волнением, причем не только в командных видах спорта, - музыка. Нередко можно увидеть тех же пловцов или легкоатлетов, выходящих на старт в наушниках. Музыкальное сопровождение - частый атрибут и в раздевалке у гандболистов. А кто в «Неве» отвечает за составление плейлиста, и совпадает ли он с персональными предпочтениями?

- У нас включить музыку может любой, ограничений в этом смысле нет, и люди, которые ставят что-то в раздевалке меняются. Что же касается моих предпочтений, то я не очень придирчив, хотя чаще слушаю российскую поп-музыку. В любом случае то, что играет у нас, меня полностью устраивает.

- С предыдущего матча «Невы» прошло уже полтора месяца, и пока непонятно даже то, когда команды смогут вернутся к тренировкам. Порой отдельным игрокам приходится надолго выбывать из строя из-за травм, но по собственному опыту какой прежде была самая большая пауза, во время которой матчей не было в принципе?

- Наверное, два с половиной - три месяца, не больше. То есть между моментом завершения сезона и товарищескими матчами в середине августа. Сейчас все идет к тому, что перерыв окажется куда больше, хотя я очень надеюсь, что летом ситуация все-таки как-то разрешится и мы бы, например, в июле уже начали подготовку к сезону. Потому что, если сократить ее, все это может привести к куче травм, а это плохой исход.

- Снится ли гандбол по ночам, и участилось ли это сейчас с учетом дефицита в игре?

- Случается, что снятся какие-то наши поездки, выезды, а вот сама игра - крайне редко. Бывает вечером никак не можешь избавиться от мыслей о прошедшем матче, и вот тогда да - здравствуй гандбол в голове, но только пока не уснешь. Хотя не исключаю, что через какое-то время без игр матчи во сне и появятся.

vk.com/spbhandball_neva