Майя Петрова: "Олимпиаду перенесли, а я откладывать финиш не стану"

on .

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

гандболистка Майя Петрова, линейный игрок ГК Ростов-ДонОлимпийская чемпионка Рио недавно объявила об окончании игровой карьеры и теперь не прочь вспомнить этапы и впечатления этого двадцатилетнего пути.

— Решение о завершении карьеры принято и озвучено. Допускаешь, что планы изменятся, что передумаешь?

— Нет. Это взвешенное решение. Сначала надо было принять ситуацию, как она есть, осознать, что большую игру пора завершать. И двигаться дальше, смотреть вперед.

Недавно со старинной волгоградской подругой Мариной Наукович вспоминали встречу с друзьями после олимпийского Рио-2016. Помимо Марины, в том кругу не было людей из мира спорта. И все интересовались, планирую ли я замахнуться на следующую Олимпиаду.

Марина рассказала, как тоже мучилась с выбором — заканчивать или нет — в конце карьеры, когда поступило предложение от словенского "Крима". Она советовалась с мудрой Людой Бодниевой. И та сказала, что каждый человек непременно чувствует время, когда пора расшнуровывать кроссовки. Наукович на ту пору еще не наигралась и поэтому отправилась в Словению.

Для меня же фактором, определившим решение, стала травма "крестов", полученная чуть больше года назад. После нее необходимо было проделать огромный объем восстановительной работы, которую никто не видит. Тяжелый, нудный труд с одними и теми же упражнениями изо дня в день.

Примерно на пятый месяц реабилитации все шло настолько отлично, что я стала даже подумывать о попадании в состав сборной на чемпионат мира в Кумамото.

Так часто бывает в подобных случаях — перегрузила ногу. Образовался отек, который никак не могли снять две недели. Тот воспалительный процесс отбросил меня назад по срокам восстановления минимум на пару месяцев.

Возвращение все откладывалось, а вернуться в игру очень хотелось. Начала строить планы, что хорошей точкой стало бы лето нынешнего года — сыграть на Олимпиаде и на этом закончить.

Причем до травмы о Токио даже и не мечтала, не представляла, как выдержу нагрузки вроде тех, что мы прошли перед Рио. Но все красивые мечты о завершении карьеры после Игр-2020 разбились о реальность. Олимпиаду перенесли на год, а я откладывать финиш не стану.

— Ровно год назад "Ростов-Дон" и его болельщики трогательно прощались с Еленой Сливинской. Примеривала тогда на себя ощущения подруги?

— О, это было так трогательно! Многие, и я в том числе, плакали горючими слезами. Я вообще человек сентиментальный, так что тогда сдержать эмоции никак не могла. Финал чемпионата России, полный зал, огромная символическая майка с номером 4 — и Лена, большущая молодчина, держала себя в руках. Я точно так не смогла бы…

На мой взгляд, смазало торжество одно обстоятельство: Лена вышла на площадку только на последней минуте. Возможно, игра захватила Амброса, и тренер забыл о важности момента для Сливинской. Поиграть бы ей тогда минут десять…

Потом была уже традиционная послесезонная встреча с болельщиками. Ребята из пресс-службы сделали большой видео-ролик специально для Лены. Помню, меня тоже снимали, так я и под запись не сдержала слез. И они это показали!

— Может быть, и хорошо, что у тебя, столь трепетной и впечатлительной, не будет такого прощания, как у Сливинской?

— Честно говоря, ощущения на карантине — так себе. Когда тебя объявляют чемпионом, а ты сидишь дома и ничего спортивного не делаешь, а впереди завершение карьеры, чего-то явно недостает.

Так что надеюсь на полноценное прощание с командой и болельщиками. Вижу это как скромную церемонию перед началом следующего сезона. У меня маленькая, слегка эгоистичная радость, что завершаю карьеру не в одиночку. Как известно, уходит и Регина Калиниченко. На пару с эмоциями будет справиться проще.

— Гендиректор Антон Ревенко не предлагал остаться в клубе в каком-либо новом качестве?

— Разговор с Антоном Николаевичем на эту тему был. Но пока не стану раскрывать подробности. Есть стойкое желание оставаться в гандболе — это вся моя жизнь.

Готова получать тренерские знания, учиться ремеслу, хотя не уверена, что на этом поприще что-то получится. Сдала анкету для поступления в Международный олимпийский университет в Сочи на специальность "менеджер спортивного управления". Пока жду ответа. Надеюсь, олимпийскую чемпионку в олимпийский университет зачислят.

— Планы серьезные. А как поживает сеть кафе — ваш семейный бизнес?

— Кафе "7 Cups" мы открывали с сестрой Ариной, но сейчас она сосредоточилась на своем деле. Так что теперь ведем дела втроем — с мужем Александром и свекровью.

У нас два бренда: помимо "7 cups", еще и "61 Coffeebar". Стараемся свести в одну концепцию кофейню и фреш-бар. По окончании карантина рассчитываем открыть "7 Cups" в пусть маленьком, но отдельном помещении. А раньше располагались в торговом центре.

— Олимпийским мечтам о Токио сбыться не суждено. Но мысленно возвращаться в олимпийский Рио наверняка приятно. Что вспоминаешь чаще всего?

— Сильно врезалась в память наша сочинская подготовка. Многие девочки из того состава уже не раз говорили, что все мы чувствовали невероятный настрой, концентрацию на высшей цели. Не было такой обыденной для любого летнего сбора ситуации, когда кто-то давал себе слабину. Самопожертвование было невероятным.

У меня на таком фоне стали болеть… кости. Ксюша Макеева на это тоже жаловалась. Врачи объясняли это тем, что под нагрузками на жаре из организма излишне вымывались минеральные вещества. Ощущения очень странные, напоминали ломку всего организма.

От тех нагрузок мы, конечно, по-своему сходили с ума. Кроссы не любят все гандболистки. Знаю только одну, которой всех эти забеги приносят удовольствие. Это Юля Манагарова.

Так вот, мы дурачились до такого, что искали в интернете способы вызвать дождь — и все для того, чтобы сорвался кросс.

Вообще-то от того подготовительного периода остались только положительные эмоции. Беспрекословно выполняли все требования тренеров и при этом имели прекрасные условия для восстановления: купание в море, баня, душ Шарко, жемчужные ванны, кислородные коктейли — блеск!

— И был неизбежен момент расставания с теми, кто не попадал в олимпийский состав.

— До сих пор помню слезы Макеши и Оли Черноиваненко. Сердце щемило по-настоящему, девчонок было очень жаль.

Сразу вспомнила себя перед Лондоном-2012, когда так же не попала в состав. Тогда на последнем предолимпийском сборе работали четыре линейные, и в итоге лишней оказалась я.

Катя Веткова поехала в Лондон запасной, а основными — Людмила Бодниева и Наталья Шипилова. Я, наверное, проще перенесла ту ситуацию, потому что понимала превосходство Бодниевой и Шипиловой в опыте.

Готовясь к Рио, мы жили в одном номере с Мариной Судаковой. Евгений Васильевич во все времена темнил с составом до последнего. И только за день до отъезда с товарищеского турнира в Нидерландах в прессе появился список игроков, отправлявшихся на Игры. И в нем не было Маришки.

Она всю ночь не спала, страшно переживала. А наутро посмотрели состав уже перед посадкой в самолет — и там Марина вместо Оли Черноиваненко. Тренеры сделали окончательный выбор уже в автобусе, по дороге из гостиницы в аэропорт.

— С какими чувствами вспоминаешь сейчас терзания группового раунда олимпийского турнира, когда вы приучили нас к своим камбэкам?

— Сегодня над этим можно легко посмеяться. Но тогда было точно не до смеха. Вспоминаю первую игру, против кореянок. Проигрывали по ходу второго тайма до семи мячей, но в итоге выиграли пять.

Евгений Васильич в раздевалке сразу после матча мог изъясняться только междометиями. Ира Близнова на правах капитана: "Ну ведь выиграли же, Евгений Васильич!" А он только и смог выдавить: "Да пошли вы!" А Левон Оганесович Акопян выступил в роли резонатора: "Вы понимаете, что это Сочи сегодня выиграл?!" Он имел в виду, конечно, ту нашу пахоту.

Все запомнили знаменитый олимпийский выходной. Мы заехали в "Русский дом", побывали на пляже, а потом Сергей Николаевич Шишкарев устроил нам обед в ресторане с видом на океан. Отдохнули шикарно. Но вот назавтра играли с главным аутсайдером — сборной Аргентины. Я тогда ушла отдыхать с красной карточкой еще в первом тайме, а команда промучилась до последних минут и кое-как выиграла.

— Столько сил и эмоций потратили в группе. Потом в полуфинале прошли норвежек в матче с двумя овертаймами. Откуда взялись силы на финальный поединок всего через день?

— В финале мы уже будто на крыльях летали. Мне кажется, у нас было явное психологическое преимущество перед француженками. В сборной были несколько игроков, которые участвовали в чемпионате мира 2009 года. Тогда в решающих матчах для нас сложилась та же картина: полуфинал против Норвегии, финал против Франции.

В 2009-м в Китае норвежек просто вынесли, и в финале француженкам нас было не остановить. Примерно так было и в Рио. Тогда француженки перед нами спасовали. Но сейчас расклад сил заметно изменился — ведь после Олимпиады они выиграли и чемпионат Европы, и чемпионат мира.

— Ты упомянула победу сборной на чемпионате мира-2009. Там ты считалась чуть ли не новичком. Но ведь до этого уже удалось познать большие победы в пляжном гандболе. Как тебя занесло на песок?

— Все получилось стремительно. Летом 2003-го я переехала в Ростов. Вечером меня заселили в квартиру, а уже утром команда уезжала в Анапу на тур чемпионата России по "пляжке". Честное слово, я даже правил той игры не знала!

У Сергея Анатольевича Белицкого в Ростове так было заведено: летом вся команда переходила на песок. Это было своего рода предсезонной подготовкой к "классике". Такие порядки были еще до моего прихода. Например, в 2002 году Лена Сливинская и Оля Санько стали чемпионками Европы в испанском Кадисе.

Песок очень быстро стал для меня родным. Очевидно, сказались навыки Волгограда. Там мы с раннего возраста проходили на нем физподготовку.

2004 год получился насыщенным пляжными событиями. Сначала сборная выиграла чемпионат Европы в турецкой Алании. Запомнилось, как Белицкий хвалил за действия в защите.

Особенно памятным получился финальный матч против команды Турции. В нашем понимании, гандбол в этой стране слаб, но в "пляжке" турчанки тогда были хороши. Особенно их звезда — Йелиз Озел. Удалось нейтрализовать ее в финале, и я была очень довольна собой.

Совсем недавно Сергей Анатольич прислал фото с того турнира. Благодаря им обнаружила, что там за сборную Норвегии играла Хейди Леке.

"Пляжка" — это отличная спортивная тусовка. Музыка, общение¸ прекрасное настроение у всех. Самые зрелищные элементы "классики" переходят на песок. Естественно, "пляжка" ассоциируется и с хорошей погодой.

Правда, так бывало не всегда. Запомнилась египетская Эль-Гуна, куда мы заехали в ноябре примерно за десять дней до чемпионата мира. Там было отвратительно: холод, ветер и дожди. Помню, на наших глазах организаторы с нуля возвели трибуны и раздевалки.

В Эль-Гуне за Бразилию выступала Майcса Пессоа, и Сергей Анатольич мечтал, как бы такого яркого вратаря заманить в Ростов. Через много лет это сбылось.

Тот турнир в Египте мы тоже выиграли. И получилось, в течение одного года россиянки стала победительницами и чемпионата мира, и чемпионата Европы.

До 2008 года, когда родился старший сын Артем, каждый отпуск посвящала пляжному гандболу. Недельку отдыхала после классического сезона, и начинались активности на песке. И никогда о том не жалела. Да и титулы громкие удалось взять.

— Насколько понимаю, инициатором твоего переезда из Волгограда в Ростов был Сергей Белицкий.

— Не знаю почему, но бывать в Ростове мне всегда особенно нравилось. Мой самый первый выезд в Суперлиге с волгоградской "Аквой" в 17 лет был как раз на донские берега.

Помню, там тайком от Левона Оганесовича ходили с Надей Муравьевой в ближайший от гостиницы магазин за мороженым. Зимой мороженое для нас было под запретом. Но его так хотелось! Сложно представить что-то вкуснее того потаенного ростовского лакомства.

Тур чемпионата России играли в ростовском "Олимпе". Кстати, в юные годы в Волгограде меня часто ставили крайней. Я с детства неплохо оборонялась, меня использовали как вторую защитницу и, чтобы не делать лишнюю замену, в атаке задвигали на левый фланг. При Люде Бодниевой получить игровое время на родной позиции линейной было, прямо скажем, почти нереально.

Перед одной из игр случилась забавная история. Времени размяться на площадке "Олимпа" командам не давали, и мы разогревались в коридоре. Вдруг ко мне подбежала Ольга Евчеренко с просьбой сгонять в гостиницу — оказалось, она забыла там форму. И я как самая молодая помчала туда на клубном автобусе.

Взяла форму — и обратно. И прямо в дверях "Олимпа" с этой формой в руках наткнулась на Акопяна. Левон Оганесович опешил: "Ты что, форму в автобусе забыла?" А я врать хронически не умею и потому выпалила, что забыла не в автобусе, а в отеле. Ольгу я, конечно же, не выдала. А от Акопяна получила наказание: две оставшиеся игры тура просидела на скамейке.

Из Волгограда в Ростов я переходила в 21 год. Шла прежде всего за игровой практикой — в "Акве" ее явно не хватало. К тому же меня обошли стороной девичья и молодежная сборные. Сильнейшей линейной в моем возрасте считалась волгоградка Люда Мочалина.

В команде Белицкого вскоре почувствовала себя своей и уже через полгода готова была сказать, что из Ростова никуда не уеду. Так 17 лет там и провела.

— Оглядываясь, веришь в реальность ростовских метаморфоз?

— Да, проделана фантастическая работа. Клуб изменился до неузнаваемости. И я, конечно, очень рада, что стала участницей этих перемен.

Главный двигатель этой истории — наш директор Антон Ревенко. На то время, когда я переходила в команду, у "Ростсельмаша" была только богатая история. А сейчас это клуб, который уважают в Европе.

Изменения происходили каждый год, и поэтому наши многочисленные успехи на разных уровнях не приедались.

И при этом, конечно, особенно горько наблюдать за положением дел в Волгограде. Там на фундаменте многочисленных побед выстроить грамотно функционирующий клуб так и не удалось.

Зато безмерно благодарна моему первому тренеру Василию Васильевичу Бушневу, Вячеславу Владимировичу Кириленко и Левону Оганесовичу Акопяну — за волгоградские гандбольные университеты.

Но сейчас живу в Ростове и даже не представляю, как могла бы помочь воспитавшей меня команде. Пусть Волгоград не обижается, но мой город сегодня — это Ростов.

— Можешь представить, что сыновья Артем и Дима когда-то окажутся гандболистами?

— Скорее, скажутся папины гены. Саша — бывший футболист, и мальчишки смотрят только в сторону его вида, по-хорошему больны футболом. У Артема неплохие вратарские успехи в школе "Ростова". Старший — пример для младшего. Так что Дима тоже пошел во вратари и пока занимается под началом отца в частной школе "Метеор".

— Мальчишки часто вспоминают, что мама – олимпийская чемпионка?

— Не знаю, осознает ли значение этого достижения Димка, а старший Тема точно гордится. Перед сверстниками, конечно, не хвастается, у нас это не принято. Но всегда с удовольствием расскажет, если его спросят.

— Статус олимпийской чемпионки выручает в повседневной жизни?

— Недавно была история в паспортном столе. Она связана с татуировками, которые мы с ростовскими девчонками из сборной договорились сделать в случае победы в Рио.

Так вот женщина-паспортистка увидела тату олимпийских колец у меня на запястье при подписании каких-то бумаг. Заинтересовалась, стала расспрашивать. А потом помогла мне быстро сделать новую ростовскую регистрацию для себя и детей.

handballfast.com