Виктория Жилинскайте: "Довольно быстро поняла, что переход в ЦСКА был моей ошибкой"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

гандболистка Виктория ЖилинскайтеОлимпийская чемпионка Рио этим летом вернулась в "Кубань", откуда уходила в декретный отпуск в ноябре-2017, отыграв за клуб полтора года. После рождения дочери был опыт сезона в ЦСКА.

— Как возник вариант возвращения в Краснодар? И почему ты решила, что будет правильным вернуться туда из Москвы?

— Довольно быстро поняла, что переход в ЦСКА был моей ошибкой. Получала мало игрового времени и в целом не чувствовала нормального контакта с главным тренером Яном Лесли.

По ходу сезона, когда ЦСКА в феврале играл в гостях с "Кубанью", мы повстречались с Евгением Трефиловым после предматчевой тренировки. С присущими ему прямотой и напором он поинтересовался, не собираюсь ли я возвращаться. Возможно, ответ и не был утвердительным, но дала понять, что была бы не против. А потом уже сама позвонила Евгению Васильевичу и сообщила, что готова вернуться.

Были другие варианты — и в России, и за рубеж поехать. Но в Краснодаре наша семья, можно сказать, уже обосновалась. Поэтому самым желанным был вариант возвращения в "Кубань".

Сегодня Краснодар — это мой дом. Мама тоже уехала из нашего родного Урая и живет в деревне под Тольятти. У нее мы, конечно, бываем в гостях.

— Разобралась в причинах своих неудач в ЦСКА?

— Наверное, это самый провальный сезон в моей карьере. По большому счету, теперь жалею, что поехала играть в Москву. Это серьезный жизненный урок, который должен пойти впрок.

Конечно, здесь и моя вина — мои действия не устраивали тренера. Не вижу проблемы в языковом барьере, потому что всегда рядом был переводчик. Обращаться к Лесли по любым вопросам не стеснялась. Но, как уже говорила, контакта у нас не сложилось.

— Значительную часть карьеры ты провела рядом с сестрой-близняшкой Яной. Так было и в Уфе, и в Тольятти, и в Астрахани, и в Краснодаре. Синхронно вы перешли и в новообразованный ЦСКА. Кому тяжелее далось расставание?

— Наверное, все-таки мне. По крайней мере я так чувствую. Мы воссоединились в ЦСКА после того, как два года вместе не играли, когда Яна уезжала в Венгрию.

Самое тяжелое испытание для меня было в декрете: Яна приезжала на летние каникулы к нам в Краснодар, и в Венгрию я ее отпускала со слезами. Провожала в аэропорт, и очень-очень хотелось плакать.

Жаль, конечно, что снова расстались. Но это в любом случае не навсегда. Мы очень привязаны одна к другой.

— Не хотела попробовать себя в Европе по примеру сестры?

— Сейчас — точно нет, потому что дочка совсем маленькая: Маше в середине июля исполнится два года. А раньше сильнее всего напрягал языковой барьер.

— Яна не отговаривала от перехода в "Кубань"?

— Наоборот, поддерживала мое решение. Сестра прекрасно знает мое отношение к Краснодару. А у нее самой в ЦСКА все складывается удачно, и я за нее, конечно, рада. Будем взаимно следить за играми наших команд, подмечать какие-то заметные только нам детали.

— "Кубань" нынешняя и та, из которой ты уходила по ходу сезона-2017/18, — эти команды имеют что-то общее?

— Хотя и прошло всего два с половиной года, команда сейчас совершенно другая. Конечно, много молодых девочек. Чувствуется пока и некомплект: например, у нас одна "взрослая" вратарь — Вика Самарская.

В такой ситуации особая ответственность ляжет на игроков с опытом. Имею в виду себя, Яну Савинову, Диану Голуб, Ксюшу Трухину. Как раз с Ксюшей общаюсь сейчас плотнее, чем с остальными девочками. Мы живем совсем рядом, и нас объединяют маленькие дети — ее сыну четыре года.

— Помнится, Трефилов привычно огненно отреагировал, когда ты сообщила ему о намерении стать мамой. Сказал что-то вроде "хотелось бы, чтобы игроки объявляли о беременности не за два дня до родов". Как было на самом деле?

— Пришла к нему сама, чтобы рассказать о беременности, когда ее срок был четыре недели. Евгений Васильевич с надеждой спросил, не съезжу ли я все-таки на чемпионат мира. Ответила отрицательно. Помню, провела еще еврокубковый матч против "Астраханочки". А после него в раздевалке не успела поделиться с девочками своей новостью, потому что за меня ее поведал тренер.

— Трефилов не кажется тебе нынче другим по сравнению с прежними временами?

— Он точно изменился. Раньше Евгений Васильевич не приветствовал на тренировках улыбки и смех, а сейчас сам всячески старается поднимать нам настроение и разряжать обстановку.

На недавнем сборе в Абрау-Дюрсо он присутствовал только в один из дней и исключительно позитивно на нас влиял. Так что да — в общении с командой Трефилов стал другим.

— Что скажешь о сборе, который упомянула?

— "Кубань" уже бывала там при мне — в 2016 году. Нормальные условия, спорткомплекс с футбольными полями, но без гандбольных площадок. В эту пору они и не были нужны, занимались общефизической, атлетической подготовкой. Денис Сайфулин и Андрей Овсянников погоняли нас неплохо. И при этом могу отметить разнообразие занятий.

— Что-то известно о ближайших планах подготовки?

— Во вторник традиционная встреча команды у Евгения Васильевича дома. Как обычно, после сборов он устраивает такие посиделки с шашлыком.

Что касается рабочих моментов, то много непонятного. По-прежнему мы не можем заходить в залы, и в ближайшее время этого не предвидится. Так что остаются тренажеры и работа на свежем воздухе.

— Какими видишь перспективы "Кубани"?

— Охота бороться за медали. Но прекрасно понимаю, что сделать это будет очень непросто. По ходу прошедшего сезона и после него команду покинули многие. А что по приобретениям? Вернулись мы с Машей Гафоновой, вышла из декрета Яна Савинова. Плюс пригласили Алену Смирнову из Тольятти и Софию Синицыну из Волгограда. В моем понимании, новых игроков не так много.

Я подписала годичный контракт. И ключевое желание прямо сейчас — вернуть привычную форму, почувствовать уверенность, чего так не хватало в ЦСКА. Честно говоря, последний раз своей игрой была довольна перед самым уходом в декрет, осенью 2017-го.

handballfast.com