Эдуард Максутов: "в "Пермских Медведях" я мог оказаться по ходу карьеры уже дважды"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

гандболист,  вратарь Эдуард МаксутовВ строй "Пермских Медведей" стал вратарь, пропавший на время в турецких дебрях. До этого он мог оказаться в "Спартаке", недолго играл в Ставрополе. И вот твердо вернулся в Россию.

— По меркам межсезонья твой трансфер можно назвать поздним: о нем объявили в середине июля. Почему так вышло?

— На самом деле с главным тренером "Пермских Медведей" Валентином Бузмаковым мы повстречались еще в начале июня в Астрахани, во время отпуска. Оба мы астраханские, общий язык нашли довольно легко.

Обсудили важный для Перми вратарский вопрос. Валентин напрямую дал понять, что хочет видеть меня в команде. Оставалось утрясти детали. Например, оплату лицензии — ведь несколько предыдущих сезонов я провел в чемпионате Турции.

Уже после нашего разговора Валентин пообщался с руководителями пермского клуба, и они официально предложили мне контракт. Второй раз общались снова в Астрахани и тогда ударили по рукам. Соглашение действует с 1 июля.

— Помимо того, что вы с Бузмаковым земляки, у вас и разница в возрасте всего три года. Это помогло найти общий язык?

— Вместе мы с Валентином никогда не играли — всегда только друг против друга. Я выступал за родное астраханское "Динамо", он же — сначала за снежинский "Сунгуль", а потом за пермяков.

При этом мы, конечно, отлично знали один другого и точки соприкосновения нашли легко. Более того, скажу, что в "Пермских Медведях" я мог оказаться по ходу карьеры уже дважды. И вот с третьего раза удалось.

— Расскажи подробнее о тех не состоявшихся приходах в Пермь.

— Первый раз пермский клуб выходил на меня еще в сезоне-2012/13, когда главным тренером был Лев Воронин — тоже, кстати, астраханец. Контактировал с "медведями" и спустя еще пару лет. Предложения поступали вполне конкретные, но в обоих случаях Астрахань удерживала своего игрока "домашними" условиями. В детали тех событий углубляться не хочется. То, чему суждено было свершиться, все-таки произошло — и вот я в Пермском крае.

— Чем привлекательна для тебя нынешняя пермская команда?

— Не скажу, что пристально следил за пермяками в прошлом сезоне. Но игры по возможности смотрел, с интересом наблюдал за "финалом четырех" Кубка России, который проводился в Перми.

Картина командной игры "медведей" мне понятна, гандбольные принципы Бузмакова близки. Ребята здесь амбициозные. Возможно, не хватало доведения очевидных голевых ситуаций до взятия ворот, хромала реализация.

Но в чем "Пермским Медведям" не откажешь, так это командный дух. На первом сборе сразу его почувствовал: все в порядке с поддержкой и взаимопониманием, атмосфера очень позитивная. К тому же, рядом ребята, знакомые мне по прежним клубам. Например, с Димой Богдановым в свое время много сезонов отыграли в Астрахани. А с линейным Эдиком Захаровым выступали за один из турецких клубов.

— На какой стадии подготовки сейчас "медведи"?

— Командой работаем с 1 июля. Втягивающий сбор проводим в Перми. Сейчас, как принято говорить, команда на пике нагрузок. Помимо основного штаба, с нами работает специалист по физподготовке, который параллельно ведет в Перми группы легкоатлетов. У него очень интересная методика, грамотный подход, при котором задействованы все группы мышц.

Остаются еще два мини-цикла, а на 1 августа запланирован выезд на сбор в Сочи. Если, конечно, в наши планы не вмешается Роспотребнадзор…

— В родное астраханское "Динамо" не звали вернуться? Там по нынешним временам большие перемены.

— С руководством астраханского клуба разговаривал давно, еще до Нового года. Но до конкретных предложений дело не дошло. Возможно, все банально, и "Динамо" просто не нуждается в укреплении вратарской позиции. В Перми ситуация совсем другая: мы работаем сейчас в связке с Дмитрием Холмовым. Возможно, потихоньку будут подтягивать из дубля 19-летнего Сашу Попова.

— Почему в 2016 году из Астрахани ты подался в Турцию? Прямо скажем, не самое наезженное гандбольное направление.

— В свой последний астраханский сезон почти не получал игрового времени. К отъезду готовился, искал варианты. В Суперлиге вратарские позиции были забиты, явно в голкиперах никто не нуждался. Сначала замаячила возможность договориться с одним венгерским клубом, но Астрахань отказалась отпускать меня посреди сезона. Хотя играли в основном Виталий Шиманский и Александр Криошин, а я просиживал.

Летом срок контракта с "Динамо" закончился. От друзей узнал о варианте в одной турецкой команде, где подбиралась неплохая легионерская бригада из России и Украины. Предварительно созвонился с известным тренером Виктором Шпонько, у которого был опыт игры в Турции.

У него сохранились хорошие контакты с клубом из Анкары, и он меня туда порекомендовал. Связался с руководителями, мне оплатили билеты, я прилетел — и здесь меня перехватила другая команда, из Эрзурума. Та самая, где подобрался легионерский десант из наших и украинских ребят.

Оттуда очень настойчиво зазывали на просмотр. Уверяли, что с командой Анкары все вопросы решат. Так и получилось. Смотрины прошел успешно и оказался в "Азизие" одним из восьми легионеров. Партнерами были разыгрывающий Дима Макаров, который сейчас в "Акбузате", и полусредний Стас Пшеничников, известный по Уфе и Челябинску.

Остальные легионеры были из Украины: уже упомянутый Эдик Захаров, Николай Стецюра, игравший за "Мотор" и минское "Динамо". Но самым известным был линейный Андрей Васюк. Ему на то время было уже 38. Он еще с Георгием Заикиным успел попылить в португальском "Спортинге". В общем, компания подобралась достойная и колоритная. Как понимаете, при таком раскладе в первый турецкий сезон особого резона учить язык не было.

— За четыре года у тебя четыре турецких клуба. Какой из них сильнее других? Каким было лучшее турнирное достижение?

— Думаю, поначалу получался неплохим первый сезон в Эрзуруме. Отлично прошли половину чемпионата: только однажды проиграли дома, да и то всегдашнему турецкому лидеру "Бешикташу" — пару мячей.

Но после Нового года обстановка в команде изменилась. Турецкие игроки стали проявлять недовольство. В клубе постоянно находили поводы либо штрафовать легионеров, либо в чем-то ущемлять наши права.

Судя по всему, результат боссам особо нужен не был, и мы худо-бедно доковыляли до четвертого места. С другим клубом — стамбульским "Бейкозом" — также добирался до четвертой позиции.

— А что за история была с переходом на полгода в ставропольское "Динамо-Виктор" посреди сезона-2017/18?

— Мой тогдашний турецкий клуб "Серик" по ходу сезона сначала отказался от легионеров, а через месяц и вовсе приказал долго жить. В тех форс-мажорных обстоятельствах мне удалось договориться о контракте с "Бейкозом", но только со следующего сезона.

Был разговор с московским "Спартаком", но "Серик" в той ситуации помешал, выступил этакой собакой на сене. И сама команда вскоре умерла, и вариант "Спартака" пропал.

Тогда я вышел на связь с директором ставропольского клуба Иваном Фиевым. Мы быстро договорились, и вскоре я оказался в "Викторе". Первое, что бросилось в глаза, — это скоростной, маневренный и контактный гандбол по сравнению с тем, что был у меня в Турции. Сразу вспомнились юношеские впечатления от тренировок астраханского "Лукойла-Динамо" — на ту команду мы смотрели, раскрыв рты.

Первая игра за "Динамо-Виктор" пришлась на встречу со "Спартаком". У меня оказалось немного игрового времени, подменил уставшего Антона Заболотского. Вышел, сделал два сэйва, пару раз бросил в отрывы — короче, все сложилось удачно, и "Виктор" у "Спартака" тогда выиграл.

— После того сезона были желание и возможность остаться в Ставрополе?

— Все решил предварительно подписанный контракт с "Бейкозом". Его я нарушить не мог, хотя Фиев и предлагал остаться в "Викторе". Вернулся в Турцию.

— Кажется, внешностью там ты вполне сходил за своего.

— С первых же дней. Мой папа — татарин. Имя Эдуард турки особо не воспринимали, зато уцепились за фамилию Максутов. Сразу делали из нее имя-прозвище — Максут. Под ним и играл в Турции все четыре сезона.

— А какие были успехи в турецком языке?

— Про первый сезон я уже говорил. А на следующий уже вооружился самоучителем, аудиоуроками, онлайн-уроками в You-tube и стал язык потихоньку осваивать. До совершенства, конечно, не дошел, но сейчас спокойно объяснюсь с турками на любую тему.

— Мало кто помнит, что в твоей карьере была и национальная сборная России.

— Ха, дело было так давно, что и сам подзабыл! Привлекали меня в сборную тренеры Олег Кулешов и Александр Рыманов в 2012-13 годах. Играл в товарищеских матчах против белорусов, брали меня на турнир в Тунисе, когда повредил голеностоп Вадим Богданов.

В официальных же играх не участвовал никогда. Только однажды попал в заявку в отборе чемпионата Европы-2014 на матч против сербов. Представьте: игра проходила в моей родной Астрахани, было огромное желание выйти и показать всю тысячу процентов готовности и способностей. Кулешов даже отправил меня разминаться, но на этом все. Съездил на еще один сбор по осени, и больше в сборную меня не звали.

— На чем намерен сконцентрироваться сейчас, вернувшись в Россию?

— Прежде всего нужно привыкать к реактивным перемещениям и скорости решений. Отличия от Турции здесь очевидные. И конечно, надо сосредоточиться на достижении результата. В Перми во всеуслышание цели не озвучивали, но по настроениям понимаю, что есть намерение попасть в пятерку сильнейших чемпионата России.

— Семья была с тобой в Турции? Она уже приехала в Пермь?

— Дочь родилась за год до моего ухода из Астрахани. Пока Арина была совсем маленькой, она и мама ненадолго приезжали в Турцию погостить. Но потом переехали ко мне, и дочь ходила в замечательный турецко-английский садик. Как мы с Тамарой шутили, жила в Турции более насыщенной жизнью, чем родители.

А сейчас жена и дочка в Астрахани. Тамаре после возвращения из Турции удалось устроиться на хорошую работу в банковской сфере, и по нынешним временам не хотелось бы ее терять.

handballfast.com