Леся Смолинг: "Вдруг я — потомок викингов?"

on .

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Леся СмолингУ этой гарной украинской дивчины потрясающее обаяние и большущий спортивный талант. Мой хороший друг львовянин Андрий еще три-четыре года назад называл Лесю СМОЛИНГ исключительно восходящей “зiркой” украинского гандбола.

Сегодня 23-летняя разыгрывающая сборной Украины у себя на родине “зiрка” уже состоявшаяся. В минувшем сезоне она, капитанившая в клубе, третий раз кряду завоевала с львовской “Галычанкой” золотые медали национального первенства. А еще — была признана его лучшим и самым полезным игроком. Так что недавний переход Леси из “жовто-блакитного” флагмана в стан чемпиона Беларуси “Гомеля” — безоговорочно самый громкий трансфер нашего женского межсезонья.

Уроженка Ивано-Франковской области Леся в моем понимании — типичная “западенка”. Без всяких оценочных категорий. Она вполне грамотно и стройно изъясняется по-русски, просто время от времени делает короткие паузы и старательно подбирает слова. Я слушаю мелодику ее акцента, эти то и дело проскакивающие в речи очаровательные “гэ”, “шо”, “дэ”, “воны”, и понимаю: в отличие от белорусского украинский язык никогда не окажется под угрозой исчезновения. Как, собственно, и Украина. Об этом мы тоже осторожно говорим. Хотя позицию ее, человека, безмерно любящего родину, вы должны воспринимать как нормальную данность. Особенно здесь, в толерантной Беларуси, где никому не запрещено носить майки с флагами и портретами президентов других государств...

— Леся, за полторы тренировочные недели уже адаптировалась к новым требованиям и окружению?
— Вполне. Да что говорить — все у меня хорошо. Никаких проблем. В коллектив влилась быстро, девочки прекрасно приняли и поддержали. В этом смысле чувствую себя как дома.

— Как проходит предсезонка, и насколько она отличается от аналогичных этапов, пережитых тобой во львовском клубе?
— С “Галычанкой” мы, как правило, проводили подводящие предсезонные сборы на море. С “Гомелем” работаем над ОФП в городе. Вот, собственно, и все отличия. Серьезные физические нагрузки тренеры дают и там, и здесь. Разве что в “Гомеле”, насколько замечаю, тренировки чуть меньше по продолжительности, но зато более интенсивные. Фон усталости ощущается. Но ничего, втянулась. Организм-то молодой, слушается.

— Когда договаривались с тобой об интервью, мой звонок застал тебя на пляже. Как-то неожиданно...
— Ой, не подумайте чего — это я так свободное время коротаю. А в день вашего звонка тренировок не было. Поэтому устроила себе релакс. Если есть часок-другой — да, иду на пляж, загораю, плаваю, пью кофе. Мне больше по душе активный отдых, на свежем воздухе. Это лучше, чем лежать в квартире на диване. Знаете, единственное, чего мне не хватало во Львове, — большой красивой реки. А здесь — Сож. И совсем близко от дома: десять минут ходьбы — и я на живописном месте.

— Вот не поверю, что у лучшей гандболистки чемпионата Украины не возникало иных карьерных векторов, кроме белорусского...
— Предложения были. Однако все как-то само собой разрешилось в пользу гомельского варианта. Хотя я не сидела безучастно, думала, прикидывала.

— И все-таки: почему именно “Гомель”?
— Пожалуй, ключевой фактор — я неоднократно видела эту команду в деле, играла против нее. Мне нравится ее игровой стиль, своеобразный почерк. Ну и, конечно, значимую роль сыграли личность главного тренера Томажа Чатера, его умение управлять девчонками, поведение на скамейке. Он привел “Гомель” к чемпионству в Беларуси, возглавляет сборную вашей страны. Авторитетный специалист.

— В ходе прошлого сезона Чатер неоднократно имел возможность следить за твоей игрой: в розыгрыше Балтийской лиги, на уровне сборных — на мартовском турнире в Польше и в июньских “товарняках” белорусок и украинок. Как думаешь, где ты ему глянулась?
— Ох... Сложно предположить. Не думаю, что Томаж постоянно и целенаправленно наблюдал за мной. Хотя мы на протяжении всего сезона пересекались на турах Балтлиги. Возможно, у него откладывались какие-то позитивные впечатления обо мне. И когда “Гомелю” понадобилась гандболистка моего диапазона, возникла моя кандидатура.

— Кто конкретно вел с тобой переговоры?
— Директор клуба Александр Подосинов и сам Томаж Чатер.

— Какое-то представление о первенстве Беларуси имеешь?
— Откровенно говоря, почти нет. Во всяком случае, пока не настолько, чтобы предметно о нем рассуждать. В курсе лишь, что украинский и белорусский чемпионаты похожи. В том плане, что в обоих есть по две сильные команды, которые и сражаются за золото. У нас — “Галычанка” и ужгородские “Карпаты”, у вас — “Гомель” и БНТУ. Вот о силе гомельчанок и минчанок судить могу, потому как не раз встречалась с ними на площадке в Балтийской лиге. Ну, еще отчасти о “Городничанке”, которая заметно слабее белорусских лидеров. На этом все.

— Финансовыми и бытовыми условиями довольна?
— Да. Все устраивает. Материальной стороны игроку касаться не совсем правильно. А о жилье скажу: клуб предоставил мне квартиру. И это здорово! Во Львове я жила в общежитии. Нет, все было нормально. Жила с девочками, которых знаю, наверное, полжизни. Они мне как родные, и сейчас их очень не хватает. Но в Гомеле у меня отдельное жилье. Очень комфортно. И главное — удобное расположение. До всех важных объектов рукой подать, в том числе до зала. Максимум пятнадцать-двадцать минут — и я в нужной точке.

— Украинская легионерка “Гомеля” Анна Редька наверняка выступила для тебя в некотором смысле свахой?
— Ха-ха, можно и так сказать. Понятно, что Аня не заведует трансферной политикой. Но перебираться в “Гомель” она меня активно агитировала. Я многое у нее выспрашивала, она мне все в подробностях рассказывала. Очень хвалила и клуб, и атмосферу в нем. На такую рекламу грех было не поддаться.

— Между прочим, вы с Аней выступаете в идентичных амплуа и, по сути, являетесь непосредственными конкурентками. Не напрягает морально такая ситуация?
— Ай, бросьте! Зачем тогда ей было убеждать меня переехать? Хорошая конкурентная среда стимулирует прогресс. Не скажу, что мы с Аней близко дружили. В основном знакомы по сборной Украины — сборы, матчи. Да, там мы конкурируем. Однако никто из нас практикой не обделен. Так что по поводу соперничества за место в составе я совершенно не переживаю. И главное — мне еще очень многому надо учиться. В том числе у Ани, которая старше и опытнее.

— Знаю, что еще в июне ты была в активной игре — ездила в составе украинской команды на чемпионат Европы по пляжному гандболу. Часто такой песочный “топ” практикуете?
— Раньше сборная Украины регулярно участвовала и на “мире”, и на “Европе” по “пляжнику”, на протяжении лет пятнадцати. А теперь ездим только раз в два года на континентальное первенство. Пляжный гандбол — это в некотором роде шоу. И в нем заложен значительный элемент случайности и везения. Многое может зависеть буквально от пары-тройки ошибок. Это не “классика”, где реально отыграться даже с “минус 10”. А здесь два раза не забросил — и можешь уже не догнать соперника. При том что есть броски, после которых попадание засчитывается за два гола — вращения, трюки разные, “с пируэта”, “влет”. Если четвертым полевым выходит вратарь, который называется “бандана”, то его голы тоже идут за два. Бывает, что вратари становятся лучшими бомбардирами! В общем, зрелищный и динамичный вид, который тоже можно считать активным отдыхом. Хотя и нагрузки немалые — песок все-таки, другая специфика работы мышц и суставов. Жаль, в этом году мы выступили неважно — стали только двенадцатыми. Поехали в Хорватию сразу после отборочных матчей в классическом гандболе с испанками. Толком не потренировались...

— Так понимаю, отпуск у тебя получился совсем коротеньким. Хоть немного отдохнула?
— Разве что чуть-чуть. Куда-то к морю съездить не успела. Только домой, к родным. Побыла с семьей — и начала собирать вещи.

— Знаю, что твой молодой человек работает спортивным врачом в стане главного конкурента “Галычанки” — в “Карпатах” из Ужгорода. Забавно...
— Да, нас по этому поводу постоянно подкалывали. Дескать, понятно, кто информацию соперникам сливает... Привыкли уже к таким шуточкам.

— Он не противился твоему переезду в Беларусь?
— Ну, он же адекватный человек. Так складываются обстоятельства моей профессиональной карьеры. Теоретически и у него мог бы возникнуть аналогичный поворот в судьбе. Не хочет ли он присоединиться ко мне в Гомеле? Было бы замечательно. Однако мы пока над этим не задумывались. Сначала обустроиться и закрепиться здесь нужно мне. А там решим.

— Ты родилась и росла в райцентре Городенка на Ивано-Франковщине. Как вышло, что в небольшом городе с населением меньше десяти тысяч сформировались такие крепкие гандбольные традиции?
— А в Городенке и гимнастика, и баскетбол, и волейбол, и другие виды в почете. Но гандбольная школа действительно всегда была очень хорошая. Во многом благодаря моему первому тренеру Богдану Романовичу Алиману. Это фанатичный человек, он буквально живет в спортзале. Сколько помню, мы постоянно брали призы на различных соревнованиях, выигрывали “Стремительный мяч”.

— Направление твоему таланту в первую очередь задал папа?
— Это да. Он сам — бывший гандболист. Поэтому привел меня в секцию и всячески поощрял мои занятия и увлеченность, много и “смачно” рассказывал, как с детства ездил по соревнованиям и какой получал кайф от игры. Теперь папа — мой самый активный болельщик. Ему вечно хочется мне что-то подсказать, давать советы. Мама тоже горячо болеет и переживает за меня. Хотя с ней было сложнее — изначально она была против моих серьезных занятий гандболом. Все-таки учительница, считала, что в жизни мне нужно было избрать другую сферу. Но теперь она уже свыклась с мыслью, что ее дочь — профессиональная спортсменка.

— Свыклась, когда ты уехала из Городенки во Львов?
— Наверное. После девятого класса я и еще три девочки из городенской ДЮСШ поступили в Львовское училище физкультуры, тренировались в структуре “Галычанки”. Поначалу было страшновато покидать родительский дом. Но я ведь уезжала не одна, да и в училище съехалось немало знакомых девчонок из других городов. Плюс мы уже в том подростковом возрасте представляли, на что идем. А вскоре началась моя карьера уже во взрослой “Галычанке”.

— Однако про качественное образование ты никогда не забывала...
— Это точно. Два года назад окончила львовский “политех”, аналог минского БНТУ. Специальность — “документоведение и информационная деятельность”. В принципе это довольно престижное и перспективное направление. Работа с информационными технологиями, компьютерными программами. В наше время это круто. Но, знаете, если бы сейчас мне вдруг стукнуло в голову оставить гандбол и податься в “айтишники”, мне пришлось бы очень многое вспоминать. А может, даже кое-где и заново учиться. Мир стремительно меняется, и технологии тоже. Впрочем, база у меня все-таки есть. А пока я еще заочно и институт физкультуры во Львове оканчиваю.

— Львов для тебя — лучший город земли?
— Сто процентов! Обожаю его. Уникальная аура, потрясающая архитектура, множество достопримечательностей и знаковых мест. Если задаться целью изучить город за два дня — не обойдешь и половины. Без преувеличения. А центр — это вообще круто, что-то волшебное и непередаваемое словами. Во Львове всегда очень много туристов, их количество постоянно растет. Здесь спокойно и комфортно, люди гостеприимные и приветливые. Так было и будет всегда, несмотря ни на какие катаклизмы.

— Львовщина, Ивано-Франковщина — оплот украинского патриотизма. И тебе наверняка диковато наблюдать в Беларуси минимальное присутствие на улицах “беларускай мовы” и тотальное наличие в телеэфире русскоязычных каналов?
— Наверное, это действительно вызывает по меньшей мере недоумение. Но, я думаю, в языковом вопросе вина не только простых белорусов. Если честно, сразу мне было тяжеловато в обиходе полностью переключиться на русский язык. Это сейчас я его подтянула, постоянно общаясь в команде с девочками. Есть книги, фильмы — никто не запрещает читать и смотреть их на русском. А вообще я с детства разговариваю только на украинском. Это абсолютно нормально для человека, который любит свою страну и ощущает себя ее частью. У меня эти ощущения в крови. И, знаете, я не верю, что люди на востоке или юге Украины какие-то другие и изначально агрессивно настроены против украинского языка. Винить их не в чем, потому что они с малых лет говорили по-русски и полноценно не впитывали украинскую культуру. А “мову” и традиции нужно прививать с младенчества, с детского садика. Как можно “переформатировать”, перевернуть сознание 50-60-летнего человека? Разве что добиться уважения к собственной культуре. А когда носителем языка будет молодежь — тогда стране гарантировано хорошее будущее. Что касается телеканалов... У меня есть телевизор. Только я его практически не включаю. Не вижу особого смысла. Что я там нового и полезного увижу? И дело не в политике. Я и во Львове его почти не смотрела. Есть уйма других интересных занятий. А информацию и новости всегда можно почерпнуть из разных источников в интернете.

— У тебя необычная для славянских широт фамилия...
— Она досталась мне от деда — переселенца из Польши. Знаете про операцию “Висла” в 1947 году? Тогда с юго-востока Польши непольское население, в том числе украинцев, насильно выселяли на северные и западные территории, которые раньше входили в состав Германии. Но это так, для справки. Самое любопытное, Смолинг — фамилия не польского, не украинского, а скандинавского происхождения. Всегда хотела покопаться в своей родословной, добраться до корней. Да все руки не доходят. А очень интересно! Вдруг я — потомок викингов?

— Леся, ты уже дочитала “Триумфальную арку”, с которой приехала в Гомель?
— Ха-ха, давно! Люблю читать. И мне очень нравится творчество Ремарка. Каждая книга — отдельная человеческая история. Очень глубокая и, как правило, грустная. Произведения Ремарка хочется читать не спеша, сопереживать героям, проживать с ними их судьбы, ставить себя на их место. Сейчас вот принялась за “На Западном фронте без перемен”.

— Трагическая вещь, про войну...
— Я знаю. Как показывает история, она может прийти в твой дом в любой момент...

pressball.by

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить