Максим Бабичев: "Да-да-да. Буду биться за “Мотор”"

on .

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Максим БабичевСубботний матч БГК с “Мотором” необычен для белорусского легионера запорожцев Максима БАБИЧЕВА сразу по нескольким причинам.

Во-первых, огромная важность — для обеих команд СЕХА- лига видится единственным шансом исправиться и извиниться за неудачи в Лиге чемпионов. Во-вторых, почти родственная связь с БГК — в Бресте линейный успешно провел три с половиной сезона. В-третьих, знаменательность даты — в день игры Максим отметит 34-летие. Ну как не воплотить все эти поводы в интервью — о “Моторе”, о жизни в Запорожье и о сборной Беларуси?

— Каково это — готовиться сыграть в день рождения?
— А-а, у меня же еще и день рождения... Думал, будет вопрос: каково играть против Бреста? Забыл про праздник. Голова забита матчем. Видите, настраиваемся серьезно. О дне рождения буду думать потом. Хорошим подарком станет проход дальше.

— Раньше часто доводилось играть 7 марта?
— Кажется, нет. Разве что однажды назавтра возвращались с минским “Динамо” с игры. Помню, остановились в придорожном кафе на обед. И мне подарили тортик, зажгли свечи. Было приятно и прикольно.

— Символично, что матч в этот день состоится именно в Бресте?
— Приятно, что окажусь в Беларуси, поближе к родственникам. К тому же в Бресте провел много времени — в этом плане тоже приятно. Будет интересно сыграть в день рождения.

— В Лиге чемпионов “Мотор” дважды уступил БГК. Принципиально взять реванш в СЕХА-лиге?
— Да. Для меня было принципиально выиграть и два матча в Лиге чемпионов. Не получилось, обидно. Особо расстроился, что не удалось реабилитироваться в Запорожье. Отдали победу — где-то даже бесхарактерно. Если в первом матче все решалось в концовке, был накал, то во втором просто играли плохо. Что здесь скажешь... БГК забросил много легких мячей, мы не могли навязать борьбу в защите. Сейчас вот разбираем те игры тактически, постараемся этого больше не допустить. Есть возможность исправиться, пройти в “финал четырех”. Будем биться.

— В прошлом сезоне “Мотор” уверенно вышел в плей-офф Лиги чемпионов, дал там бой “Виве”. Чем объясните нынешние результаты: последнее место в группе и всего четыре очка?
— Было тяжело в том плане, что две первые встречи оказались выездными, да еще и против “Веспрема” с “Виве”. Много проиграли, по нам проехались катком. Остальные матчи до Нового года были равными, мы уступали в борьбе. Несколько поединков закончились с разницей в мяч. Там просто не было спортивного везения. Во многих матчах все определялось в концовках, решали нюансы. БГК и “Порту” на выезде, “Монпелье” и “Вардар” дома... В последние пять минут допускали больше ошибок, чем соперники. При этом бились, играли хорошо. А насчет того, что произошло после Нового года, — пока нет объяснения. Был уверен, например, что с Брестом дома сыграем по-другому. Обидно, непонятно... Будем разбираться, но пока нет времени. Как и нет сейчас ответа на ваш вопрос.

— В середине сезона четыре игрока “Мотора” перебрались в московский “Спартак”. В гандбольном мире так до конца и не поняли, что это было. Проясните.
— Да, ситуация немножко непонятная. Но, мне кажется, этот вопрос лучше задать нашему руководству. Трудно судить. Как восприняла команда? Мы не понимали, почему это происходит. Да, часть игроков клуб продал. Но у нас есть и другие люди. Не всех ведь отдали. То, что не выиграли ни одного важного матча после Нового года, — это печально. А сетовать на что-то... Нужно начинать с себя, смотреть на свои ошибки. Ответить на вопрос: почему я где-то что-то не сделал?

— Часть болельщиков увидела в этом признак финансовых проблем. Опровергнете?
— С финансами у нас порядок. Все хорошо, деньги выплачиваются. Никаких проблем. Есть уверенность в будущем. Клуб подписывает игроков. Пришел новый тренер Гинтарас Савукинас с расчетом на следующий сезон. Пытаемся что-то изменить. Начали более усердно работать над защитой, чтобы искоренить легкие мячи в наши ворота и ошибки. Хотя не думаю, что уже произошли какие-то кардинальные изменения в игре. Это трудно сделать за короткий срок.

— А вас в “Спартак” звали?
— Нет. Контракт с “Мотором” рассчитан и на следующий сезон.

— Точно остаетесь в Запорожье?
— Да-да-да. Буду биться за “Мотор”.

— Перед тем как клуб переподписал контракт в 2018-м, БГК предпринимал попытки вас вернуть?
— Ну да. Был разговор. Понимал, что есть заинтересованность. Но не предметная. Сначала решил провести переговоры с “Мотором”, узнать, что в клубе думают по поводу меня. А потом уже, исходя из этого, предпринимать действия. В Запорожье все нравится, имею игровую практику и в защите, и в нападении. Получилось так, что договорились сразу, всех все устроило.

— В Запорожье вы живете без семьи. Почему не захотели перевозить?
— Сын пошел в школу. Когда играл в Бресте, он ходил в садик, все было довольно просто и легко. А здесь понимали, что у ребенка должны быть одни и те же друзья, преподаватели, школа... Тем более жене намного проще в Минске. Круг общения, работа... В Запорожье пришлось бы все делать заново. Решили: пускай семья будет в Минске развиваться, а я пока здесь.

— Запорожская экология на это решение повлияла?
— Учитывали, но это была не первостепенная причина. Да, город заводской, много предприятий. Однако сейчас, когда на улице солнышко — вот недавно плюс девятнадцать было, вообще не чувствуешь “экологии”. Тепло, где-то уже зелень пробивается — погода шикарная.

— Это трудно — жить по отдельности?
— Да, очень тяжело. Где-то привыкаешь, но все равно... Иногда сильно “накрывает”. Последний раз виделся с женой и сыном в январе. Так что уже очень скучаю. Один плюс — можно полностью посвятить себя гандболу. Спокойно остаться доработать после тренировки, сделать процедуры, понимая, что никто дома не ждет.

— Как убиваете время?
— Есть друзья. Рядышком живет Малашинскас, с Козакевичами хорошо общаюсь... Сходить на кофе, пообедать, просто отлежаться. С некоторыми парнями играем в PUBG на планшетах. Все как у всех. Но сейчас довольно серьезный график.

— В Минск часто удается выбраться?
— Когда вызывали в сборную, бывал чаще. Хотя осенью во время международной паузы семья приезжала ко мне. У сына как раз были каникулы. А зимой мне дали почти три недели отпуска, довольно много времени провел в Минске. Посмотрим, кто к кому приедет весной. В Брест попасть — для меня уже радостно.

— Родные недовольны?
— Сыну очень тяжело. Супруга понимает, для чего это нужно. Такой период — необходимо подождать, потерпеть. Я ведь уехал не навсегда. Сыну вроде объяснили. Но все равно непросто. Договариваемся вместе играть в компьютер онлайн. Например, в “Call of Duty”. В процессе общаемся, поддерживаем контакт. Весело проводим время.

— В субботу вам исполнится 34. Нынешний контракт — последний в карьере?
— Не знаю. Больших планов не строю. В спорте все может кардинально поменять даже одна тренировка. Будет зависеть от здоровья. Конечно, иногда, когда сильно гоняют, особенно в предсезонке, охота завязать и вообще не вспоминать про этот гандбол. А когда становится легче, все нормально. Вон Ваня Бровко бегает еще — чего другим не побегать?

— О том, чем будете заниматься потом, задумываетесь?
— Конкретно не могу сказать. Понимаю, что спорт не вечен, что осталось не так много времени. Есть наработки, планы. Есть уже и какие-то проекты, которые действуют. Но этим надо заниматься, когда полностью свободен. Лучше выполнить одно дело хорошо, чем два — плохо. Пока погружен в гандбол. На еду будет хватать. А вот как себя реализовать, сделать так, чтобы заниматься любимым делом, — насчет этого пока трудно сказать.

— Какое впечатление оставило выступление сборной на чемпионате Европы?
— Двоякое. С одной стороны, команда обыграла тех соперников, которых должна была. Немного расстроился после матча с австрийцами — вполне могли победить. С другой стороны, думал, что зацепим кого-то из грандов. Понимаю, что сборная сейчас может занять место намного выше десятого. Все ребята классные, опытные. Бойцы. Сильно переживал за них. Надеюсь и даже знаю, что пацаны достигнут большего. Вообще думал, что уже на этом EURO мы выстрелим и пойдем в олимпийскую квалификацию. Мол, вот, время пришло, должно получиться. Но что-то пошло не так. Парни молодцы, просто не дожали. Думаю, сейчас мы попадем на чемпионат мира и дожмем там. Многое у нас уже есть. Просто нужно этим воспользоваться.

— Хотелось быть рядом с парнями?
— Конечно. Столько времени провел в сборной. Возможно, где-то был способен даже и помочь. Но как есть. Смотрел все игры, писал ребятам, поздравлял. Пока приходится следить за матчами сборной по телевизору.

— Что все-таки произошло после поединка с боснийцами в октябре 2018-го, что вас перестали вызывать в сборную?
— Не знаю. Вроде никакого конфликта не было. Тренер решил, что необходима пауза. Или что мне нужно отойти в сторону, дать дорогу молодым. Я не отказывался. Сборная — это цель, мечта. Пока на паузе.

— Допускаете, что еще можете сыграть? Не ставите крест?
— Не ставлю, конечно. Всегда готов приехать, жду вызова. Никаких отказов нет.

— После того с Юрием Шевцовым разговаривали?
— Да. Мы пересеклись в аэропорту. Неожиданная встреча. Кажется, это случилось как раз после игр с боснийцами и финнами. Так получилось, что у нас был вылет в одно время, вместе стояли на регистрации. Спокойно, приятно пообщались. Не думаю, что у нас есть какие-то недомолвки. А с чем это связано, считаю, вам проще спросить у Юрия Анатольевича. Могу сказать, что сборная для меня очень много значит.

— Сильно переживаете из-за этой ситуации?
— Как сказать... Переживаю, когда ребята на площадке. Понимаю, что где-то мог бы помочь. Особенно когда команда проигрывает. Легко смотреть со стороны. Когда в игре, ракурс совсем другой. Повторюсь: пока на паузе. Но, может, что-то поменяется.

pressball.by