Звезда Олега Великого

on .

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Олег ВеликийОн удивил игрой на первом в жизни турнире. Никто не поверил, что парень занимается ручным мячом считанные дни. Его ждала ослепительно яркая и непоправимо трагичная карьера…

В этом году незаметной для большинства украинских любителей гандбола прошла знаковая дата: 20-летие дебюта мужской сборной на топ-турнире. Это был чемпионат Европы в Хорватии. И на него украинцы вряд ли попали бы без Олега Великого — уникальнейшего из талантов в суверенной истории их ручного мяча.

С именем знаменитого броварчанина связана и еще одна годовщина, но уже трагичная — в январе исполнилось десять лет, как его звезда навсегда ушла за горизонт…

Держите рыжего!

В спорт судьба привела Олега совершенно случайно. В советские времена было стандартной практикой, когда тренеры набирали детские группы в общеобразовательных школах. В том числе и на Украине, в Броварах.

Гандбольная наставница Людмила Шкотарева проводила тесты по своей методике среди учеников начальных классов. И учительница физкультуры сразу посоветовала ей обратить внимание на рыжеволосого бойкого мальчишку с говорящей фамилией Великий.

Среди сверстников тот выделялся не только цветом шевелюры, но еще и азартом, физической силой, скоростью и смекалкой. На первой тренировке было более полусотни ребят, но многие быстро отсеялись. А Олег остался, хотя и воспринимал спорт как развлечение.

Вскоре будущего бомбардира повезли на первые соревнования, где все специалисты поражались таланту новичка и никак не верили, что тот занимается ручным мячом считанные дни. Коллеги забрасывали Шкотареву вопросами: "Где же такого хлопца нашла?". Ту новую группу стоило тренировать хотя бы ради одного этого хлопца!

С каждым годом Неудержимому Рыжему (прозвище приклеилось к Олегу еще в детстве) жилось все интереснее. Участие в турнирах затянуло в гандбол с головой, хотя все одноклассники тренировки бросили, а в спортивный интернат к знаменитому наставнику Владимиру Косику попали лишь четверо из той ватаги мальчишек, что пришли записываться в секцию из школы, где учился Олег.

В 1989 году судьба свела его в финале чемпионата Украины среди кадетов с Вячеславом Лочманом. Позже связку игроков задней линии Великий — Лочман будут считать одной из самых перспективных в мировом гандболе! А в том финале они соперничали: Олег играл за свой спортинтернат, а Слава — за киевскую ДЮСШ-3.

Нестандартное видение игры, умение принять верное решение за долю секунды и готовность брать ответственность на себя, когда у других ребят не получается… Уже тогда Великий убеждал в своем умении в одиночку решить судьбу матча.

Правда, не всегда это качество удавалось реализовать. Ту встречу броварская команда проиграла киевлянам с разницей в мяч. И таких огорчений, увы, будет немало по ходу всей карьеры Олега.

Идеальный вундеркинд

Абсолютно все тренеры, работавшие с Великим, отмечали его важную черту — исполнительность. Он никогда не пререкался, делал то, что ему говорили.

Трудолюбие было у него в крови. Поэтому некоторые технические элементы Олег осваивал с первого-второго раза, в то время как некоторые партнеры отрабатывали одно и то же бесконечно. Пресловутый переход из юношеского спорта во взрослый дался парню абсолютно безболезненно. Он был лидером любой команды, в которой играл. Но никогда не требовал для себя особого статуса. Ни на площадке, ни за ее пределами.

Владимир Косик, растивший таланты разных поколений, давно снискал репутацию прекрасного мотиватора. И одного из любимых своих учеников ему пришлось как-то тоже хорошенько встряхнуть. Тогда Олег провел матч явно ниже своего обычного уровня и получил от наставника нагоняй. Косик пригрозил игроку, что тот потеряет место в сборной, если будет забрасывать меньше восьми мячей. Только так, мол, можно было пресечь пересуды, будто тренер по блату тянет в команду своих подопечных. После того разговора Великий стал стремительно подниматься по карьерной лестнице.

Многообещающий левый полусредний, способный закрыть и позицию разыгрывающего, дебютировал сначала в молодежной, а вскоре и в национальной сборной Украины в 17 лет. Тренерский тандем Леонида Захарова и Бориса Чижова, отвечавший за обе команды, поначалу острегался включать Олега в состав, чтобы тот не сломался — как физически, так и морально. Ведь партнеры и соперники были намного старше.

В 1996 году Великому представился шанс проявить себя в двух последних играх квалификации молодежного чемпионата Европы. В том же году он не стушевался и в более серьезной компании — в отборе к взрослому чемпионату континента серьезно пощипал в проигранных матчах югославов и португальцев и подсобил "жовто-блакитной" дружине в победных встречах с латвийцами.

Запорожский ренессанс

Отбор к молодежному чемпионату мира-1997, на котором украинцы в итоге произвели "серебряный" фурор, Олег провел уже не только в роли настоящего лидера команды.

Захаров вспоминал, что путевку на финал в Турцию удалось завоевать ценой травмы Великого. Он получил ее перед последним матчем квалификации против чехов, а для выхода из группы нужна была победа с разницей в 4 мяча. За 10 минут до сирены программа-минимум была далека от реализации. И тогда Олег, тихо сидевший до этого на скамейке, попросил выпустить его на площадку.

Тренер рискнул и скомандовал замену. Великий за оставшееся время смог так завести партнеров, что в итоге были достигнуты победные "плюс 5". Правда, после этого заводила оказался в гипсе, и в финальной стадии турнира украинская "молодежка" даже без Олега завоевала историческое серебро. Многие специалисты были уверены, что участие Великого непременно обернулось бы золотом.

В конце 90-х, успев поиграть за киевский СКИФ и "Светотехник" из родных Броваров, Великий пополнил ряды ЗТР. Тогдашний наставник запорожцев Вячеслав Дидушенко новость о переходе феноменального игрока сопроводил коротким комментарием: "Теперь забрать у нас чемпионство не сможет никто".

Олег изумил штаб запорожцев на первом же сборе, когда продемонстрировал удивительные показатели при сдаче контрольных нормативов. К примеру, в тройном прыжке из приседа улетал на метр- полтора дальше партнеров.

Ударная связка Великий — Лочман наводила ужас на соперников не только в украинском чемпионате, но и на европейской арене, где ЗТР дважды добирался до четвертьфиналов Лиги чемпионов.

Олегу в Запорожье нравилось. Условия были лучшими в стране, да и публика совершенно особая: болельщики бурно реагировали на каждое его появление на площадке, не давали прохода на улице. Город в ту пору жил гандболом.

Западня для белорусов

В сборной же клеилось не все. Провал в отборе на ЧМ-1997 привел к тому, что украинская федерация решилась на беспрецедентный шаг: проигнорировала квалификацию следующего топ турнира — чемпионата Европы!

В итоге на чемпионат мира 1999 года украинцам пришлось пробиваться из болота предквалификации. После нее успех в группе, где играли также сборные Франции, Румынии и Словакии, был едва ли возможен. Но Великий и там ухитрился обратить на себя внимание — с 52 голами стал лучшим бомбардиром отборочного цикла.

Поход на ЧЕ-2000 начинался для украинской сборной в новой реальности. Финансирование национальной команды полностью взял на себя ЗТР (читай: завод "Запорожтрансформатор"). Федерация же обеспечивала команду только экипировкой. Это важно для понимания дальнейших решений и поступков Великого.

Не мудрено, что именно запорожский клуб стал во всех смыслах базовым для сборной, делегировав туда сразу 11 игроков. Помимо полусредних Лочмана и Великого, в ней блистали левый крайний Виталий Нат, разыгрывающий Юрий Петренко, вратарь Евгений Будко.

Доморощенная молодежь лихо прошла групповой этап, опередив турок, болгар и голландцев, и по жребию попала на "стыки" против белорусов.

Те уже видели себя в решающей стадии чемпионата Европы. В их составе тон задавали легионеры: Константин Шароваров из шведского "Андерстопса", Андрей Синяк из немецкого "Лемго", Виталий Фещенко из французской "Тулузы", Михаил Якимович из испанского "Сан-Антонио" и лучший на то время снайпер испанской лиги ASOBAL Андрей Паращенко из "Гальдара".

Но эти звездные белорусы угодили под холодный душ в Запорожье — хозяева выиграли 29:21. Великий и Лочман забросили по десять мячей.

Ответная встреча в Минске принесла украинцам победную ничью 23:23, а вместе с ней — и билет на первый крупный топ-турнир. Туда, в Хорватию, команду повез Владислав Цыганок, сменивший у руля Захарова, который уехал работать в Тунис.

Презентация для Бранда

Символично, что первый матч на Евро украинцы провели против сборной Германией — страны, которая в скором времени будет многое значить в судьбе Олега.

Немцы повторили ошибку белорусов и не ждали серьезного сопротивления. Но за 4 секунды до сирены их перевес был минимальным — 24:23. Руслан Прудиус подарил команде шанс на спасение, заработав семиметровый.

Пенальти не решись исполнить ни Лочман, ни Нат. Взгляды устремились на Великого, который к той минуте набросал уже 11 мячей. Олег преодолел колебания, отправился к "точке" и принес Украине желанную ничью.

Наверняка наставник "бундестим" Хайнер Бранд именно в тот вечер подумал, что было бы здорово иметь в своем распоряжении такого хладнокровного и мудрого исполнителя. Через несколько лет усатый коуч его заполучил…

Хотя украинцы потерпели затем пять поражений и завершили дебютный континентальный турнир на последнем 12-м месте, Великий с 46 голами стал лучшим бомбардиром чемпионата.

Кстати, поездка Олега в Хорватию была под большим вопросом: перед контрольным спаррингом со сборной России лидер украинцев на разминке повредил мениск. Ему уже готовили замену. Но в последний момент врачи все-таки разрешили играть, правда, в защитном наколеннике. По сути, все шесть матчей Олег провел на одной ноге.

Свой среди чужих

Набравшись международного опыта, ЗТРовские парни хорошенько пошумели и на чемпионате мира-2001 во Франции, где вывели сборную Украины на самую высокую позицию в ее биографии — седьмую.

В предварительном раунде были обыграны команды Туниса, Саудовской Аравия и Норвегии (при проигрышах словенцам и россиянам), а в 1/8 финала удалось снять скальп с хорватов. Та игра запомнилась сразу двумя овертаймами!

В четвертьфинале украинцы с перевесом всего в мяч уступили испанцам. Великий на том турнире был фигурой уже заметной: против него зачастую применяли персональную защиту, и потому Олег взял на себя функции распасовщика. В многом благодаря ему Юрий Костецкий и Вячеслав Лочман забросили на двоих на том турнире более сотни мячей.

После чемпионата мира на Великого началась настоящая охота: одного из лучших игроков задней линии и генератора прогрессивных игровых идей хотели заполучить едва ли не все ведущие клубы Европы.

Летом 2001 года Олег принял приглашение немецкого ТУСЕМа. Инициатором трансфера был рулевой команды из Эссена олимпийский чемпион Юрий Шевцов. Белорусский тренер вскоре стал для украинского новобранца не просто наставником, но и большим другом.

В Германии Великий освоился быстро, заработал реноме любимца публики. Болельщики искренне удивлялись, что Олег был звездой на площадке, но как только покидал ее, в его поведении не было и намека на звездность.

В первом же сезоне новичок помог ТУСЕМу стать самой результативной командой бундеслиги. Во втором он дошел с ней до финала Кубка Германии и принял участие в "Матче всех звезд".

Параллельно был запущен процесс оформления Великим немецкого гражданства. За это на родине Олега многие упрекали, называли предателем. Резко сменила тон в отношении его пресса.

Гандболист вспоминал ту пору без энтузиазма: "На этот шаг я отважился, руководствуясь исключительно спортивными причинами. На моем месте так поступил бы любой украинский игрок. Остаюсь украинцем, просто не вижу в нашей стране перспектив для занятий любимым делом. В украинской сборной пика я достиг в 2001 году. Учитывая отношение к спорту в стране, мы сотворили тогда подвиг. Но чиновникам наплевать на все, начиная от детско-юношеских школ и заканчивая национальной командой. А ведь каждый спортсмен мечтает выиграть медали чемпионата мира или Европы, не говоря уже об олимпийских наградах".

При каждом удобном случае Великий наведывался домой к родителям, в Бровары.

Гром среди ясного неба

А вскоре пришла беда. В сентябре 2003 года у Олега обнаружили злокачественную опухоль. Хирурги удалили меланому, после чего началась 18-месячная химиотерапия.

Даже в этой ситуации Великий продемонстрировал удивительное мужество: он не хотел, чтобы за спиной шептались о его проблемах, и созвал пресс-конференцию, открыто поведав о болезни, которую, по заверениям врачей, удалось победить.

Цель была очевидна и понятна: на своем примере убедить всех, кто столкнулся со схожим недугом, в необходимости полноценно жить, добиваясь успехов в любой сфере деятельности. Включая спорт.

Судьба поделила его жизнь на "до" и "после". Да, Олегу было худо. Не от боли, а от обреченности: опустевшее и чужое сегодня с одной стороны и неведомое завтра — с другой. В борьбе с ненавистной хворью тело становилось другим, отказывалось слушаться, как прежде. Словно невидимый хобот высасывал жизненные соки изнутри.

Но и здесь Великий стопроцентно соответствовал фамилии. Сдаться — это не про него. Тем более рядом была красавица-жена, вскоре родился сын.

Но возвращение в гандбол проходило непросто: тренировки приходилось совмещать с медицинскими процедурами. Клуб взял на себя финансовые обязательства по оплате лечения, и Олег эту поддержку сполна оправдал.

Весной 2005-го он помог ТУСЕМу взять пока последний в клубной истории трофей — Кубок ЕГФ. Причем, как обычно, был максимально верен себе, не замечая никаких болячек. В первом финальном матче против "Магдебурга", проигранном 22:30, Великий получил серьезный ушиб головы и восстановиться к ответному матчу не успел.

Шевцову он признался в проблемах со зрением, но сказал, что в случае необходимости готов выйти на площадку. Помощь Олега потребовалась на последних минутах, когда ТУСЕМ был близок к нужной разнице мячей. Олег сначала реализовал два пенальти, а затем сделал пару голевых передач, обеспечив команде необходимую победу — 31:22!

Беда не приходит одна

За четыре месяца до этого события состоялся долгожданный дебют Великого в сборной Германии, серьезно обновившей ряды после Олимпиады в Афинах. Натурализованный украинец имел для Бранда ценность особую.

После провального девятого места на ЧМ-2005 в Тунисе немецкие гандболисты получили жестокий разнос в прессе. Все, кроме одного. "Единственным бойцом в нашей команде был Великий", — коротко резюмировал выступление Олега Бранд.

Летом 2005 года Олегу пришлось сменить клуб. ТУСЕМ не прошел процедуру лицензирования, и из-за финансовых неурядиц был разжалован в "минор". Охотившимся за Великим грандам бундеслиги, в числе которых были "Киль" и "Лемго", Олег предпочел новичка — "Кронау" (будущий "Райн Левен"), в который направился вслед за Шевцовым.

Там тогда подобралась отличная русскоговорящая "банда": Андрей Синяк, Дмитрий Торгованов, Андрей Климовец, Сергей Шельменко… Ребята наслаждались гандболом! И казалось, что усмиренный недуг никак не сказывался на игре Великого. Он продолжал штамповать голы и полезно играл на команду, став ее идеальным мозговым центром.

Однако на фоне постоянной борьбы за жизнь организм стал все чаще давать сбои. Злой рок следовал за Олегом по пятам. В 2006 году Великий не смог сыграть на чемпионате Европы, серьезно повредив связку (простой растянулся на полгода).

Перед чемпионатом мира-2007 в Германии Великий снова травмировал колено, но Бранд включил его в заявку. На протяжении всего турнира он был рядом с партнерами и вместе с ними получил тогда золото.

Большие надежды возлагались на чемпионат Европы, проходивший в Норвегии через год. Однако там Великий сыграл всего четыре минуты, порвав злополучный "крест" в стартовом матче против белорусов. Как следствие, Олимпиада в Пекине тоже прошла без него…

Любовь по гамбургскому счету

Осенью 2008-го Великий перешел в "Гамбург". Но его здоровье к тому времени заметно ухудшилось. Олег перенес повторную операцию и новый курс химиотерапии.

Тем не менее, он сохранял оптимизм и обещал непременно вернуться на площадку. "Гандбол и семья — это то, что не позволяет мне отчаиваться. Моя карьера в стадии развития, а что будет дальше — покажет жизнь", — говорил он в те дни.

Хотелось поверить, что ему снова удалось невозможное! К этому побуждали располагающая улыбка Олега, его острые шутки и проявления безмерной любви к супруге и сыну.

Увы, за "Гамбург" ему довелось сыграть всего четырежды. В последний раз — 15 марта 2009-го в домашнем матче против ведущего клуба страны "Киля". Его появление на площадке сразу окрестили "возвращением года". 13 тысяч болельщиков устроили Великому овацию. Они подняли в знак поддержки и восхищения таблички с надписью "Oleg" и без устали скандировали его имя и фамилию.

Это было не прощанием. Это была дань уважения человеку, вернувшемуся в гандбол спустя 422 дня невероятно тяжелого пути! Тот матч значил для него намного больше, чем все титулы и звания.

После игры Олег светился от счастья: "Вот ради таких эмоций и стоило бороться. Наверное, сегодня лучший день в моей карьере. Никто не знает, что будет дальше, но когда я вижу своих самых близких людей, Катю и Никиту, то понимаю: жизнь сильнее смерти! Мне стало еще понятнее, какое место занимает в моем сердце гандбол. Почувствовал напряжение арены, спортивный азарт и мяч в руке. Если я лишусь этого, то потеряю все. Болезнь съест меня изнутри. А этого я сделать не позволю".

…Гандбол потерял великого игрока и жизнелюба в январе 2010-го.

Но ведь недаром говорят, что человек жив до тех пор, пока о нем помнят. Расхожая фраза о том, что время лечит, теряет смысл, когда разговариваешь с болельщиками, заставшими Великого на площадке, с его партнерами. И уж тем более — когда беседуешь с его близкими.

"Пятидесяти процентов хватало с лихвой"

Мы позвонили вдове Олега — Екатерине. И благодарны ей за этот разговор — на эмоциях и с комом в горле.

— Где вы живете сейчас?

— После того как Олега не стало, мы около двух лет прожили на Украине, а затем вернулись в Германию. Я понимала, что здесь будет лучше сыну. Сначала обосновались в Гамбурге, потом переехали в Нюрнберг.

— Никита не увлекся гандболом?

— Нет, спорт его так и не зацепил. Когда сын был еще совсем маленьким, он играл с Олегом в мяч, ему нравилось. Но профессионально заниматься гандболом не хотел никогда. До двенадцати лет играл в теннис, причем на неплохом уровне. Но потом пришла пора больших финансовых вложений, и ракетку пришлось отложить.

— Кем Никита видит себя в будущем?

— Сейчас ему 16 лет, и он пока не знает, чего хочет. Переходный возраст, юношеский максимализм… Хотя спортсменом точно не будет. По складу ума сын математик, а не гуманитарий. Наверное, постарается реализовать себя в какой-то области, связанной с цифрами.

— Какая черта характера выдает в нем сына Олега Великого?

— Педантичность. В хорошем смысле. Любит, чтобы все было на своих местах.

— Он часто вспоминает папу?

— Никита не признается. Но иногда говорит о каких-то историях и эпизодах, про которые я даже не знала или забыла. О том, как они что-то делали вместе, или куда-то ходили, о рассказах Олега. Никита был тогда совсем маленьким, но помнит все до мельчайших деталей.

Замечала, что у него наворачивались слезы, но он держался. Скорее всего, не хотел показывать чувства, чтобы не заплакала я. Если честно, даже не знаю, как он переживает внутреннюю боль. Сын никогда не делится ею. По всей видимости, чтобы не ранить меня.

— Ходите ли на гандбол? Смотрите игру по телевизору?

— На трибуны не ходим. Поначалу при любой ассоциации с гандболом становилось тяжело. Сразу накрывали воспоминания, эмоции. Потом потихоньку стали смотреть матчи по телевизору.

Никита даже узнавал некоторых игроков. Например, Паскаля Хенса, который выделялся на площадке благодаря яркой внешности. Допускаю, сын пересматривает какие-то матчи в интернете, в том числе и с участием отца. Но мне об этом не говорит.

— С кем из гандбольных людей поддерживаете связь?

— Наиболее тесно общаемся с семьями Сергея Горбока, Вячеслава Лочмана и Юрия Шевцова. Недавно гостили у Юрия в Эссене.

— Изменилось ли с тех пор ваше отношение к людям?

— Да. Многие, кого раньше считала друзьями, в трудный момент оказались дальше всех. Рядом со мной сейчас только проверенные люди. Их, увы, единицы. Но такова жизнь. Ни на кого не держу обиды и зла.

— Ежегодный турнир памяти Олега Великого затевался на Украине как большое событие. Но сейчас о нем почти ничего не слышно…

— К сожалению, это мало кому интересно. Когда все только начиналось, все были увлечены… Даже не знаю, состоится ли турнир в нынешнем году. Обычно его проводили в мае в Броварах. Но, наверное, ситуация с коронавирусом изменила планы.

— Олег всегда признавался, что на 50 процентов посвящает себя гандболу и на 50 процентов — семье. Вы не пытались повлиять на этот расклад? Не просили "завязать" с игрой в самые тяжелые времена?

— Такого не было никогда. Я видела, как он горел гандболом до последних дней. Зачем лишать человека половины жизни? Нам и тех пятидесяти процентов хватало с лихвой. Все свободное время Олег посвящал мне и Никите. Наверное, чувствовал, что скоро его не станет.

— Помните последний разговор с Олегом? Возможно, он о чем-то просил?

— К сожалению, не просил ни о чем. Хотя мне крайне не хватало его напутствий, как жить дальше. Бог нам в итоге, наверное, помог. Вера поддерживала еще при жизни Олега: мы вместе ходили в храм, молились о его выздоровлении. Сейчас посещаем церковь с Никитой.

— У вас в семье был любимый праздник?

— У нас все праздники были любимыми. Олег был настолько открытым и общительным человеком, что никогда не отказывал себе в удовольствии собрать семью и друзей. Быть может, особенно выделялись Новый год и Пасха, когда съезжались все родные.

— Наверняка не все ваши совместные мечты сбылись…

— Главная точно не сбылась. О том, чтобы Олег выздоровел. Очень хотели второго ребенка, дочку. Вот этого, к большому огорчению, не случилось…

— Ваше самое яркое воспоминание, связанное с Олегом?

— Ничего и в голову не приходит. У нас были идеальные отношения: каждый день был в радость. Я долго не могла смириться с его уходом и "отпустить". На протяжении двух лет вспоминала мужа вообще ежедневно.

Боль никуда не уходит, лишь притупляется. Когда не думаешь о трагическом, то кажется, все прошло. Стоит задеть какие-то струны души, эта боль вырывается наружу.

handballfast.com